WORLD OF WARCRAFT

Тема: Фанфик на тему рыцарей смерти "Когда Смерть не властна".  (Прочитано 2120 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

karver

  • Сообщений: 7
  • Репутация: 0


Это первая повесть из трилогии "Дорогами Азерота"

Когда Смерть не властна.

Эпиграф
Слабый одуванчик без труда пробивает асфальт, чтобы увидеть солнце.


Ночная пустыня совсем не так тиха и пустынна, как днём. Беспощадное солнце, убивающее всех, кто не добрался вовремя до воды или тени, уходит на покой. И тогда вылезают из нор большинство обитателей этих суровых земель. Одни ищут кустики чахлой пустынной растительности, другие семена, третьи падаль, четвёртые охотятся на всех вышеперечисленных. В темноте постоянно кто-то шуршит, скрипит, чавкает, а то и кричит последним в жизни криком. То и дело на тебя из темноты смотрят чьи-то глаза, кто-то настороженно рычит или же топают лапы убегающего от каравана животного. Вьючные кодо настороженно пофыркивали, но больше в силу древнего инстинкта, потому что годы жизни в неволе приучили их к безопасности. Даже не будь с ними отряда охраны, погонщики справились бы с любым хищником, вышедшим на охоту в ночном Танарисе. Десяток же латников и три десятка рог, крадущихся в «тени», гарантировали абсолютно безопасный переход из пункта А в пункт Б. Злобр именно поэтому дремал в седле изумрудного раптора, который неспешно трусил за головным кодо. Несмотря на то, что задание ещё не выполнено, его работа уже окончена. Трудно сказать, что радовало орка больше – тяжёлый кошелёк с золотом, выданный старшим группы, или же близость пиратской базы, где их ждал корабль. С первого взгляда задание было заурядным: ворваться в город, пробиться к одному домику, забрать амулет, доставить его в Огримар. Смущало несколько второстепенных деталей. Во-первых, пригласить лекаря в рейд приехал сам Тралл. Злобр тяжело вздохнул, вспомнив шок, который он испытал, когда в крохотную деревушку из нескольких палаток пожаловал один из вождей Орды. Да, конечно, старый шаман в незапамятные времена прикрывал в бою спину Траллу, тогда ещё сопливому подростку, путающемуся в трёх заклинаниях, но есть и более искусные лекари. Злобр уже несколько лет как ушёл на покой, потихоньку приторговывая собственноручно сшитой одеждой из кожи, рыбача на берегу океана и обучая азам магического мастерства молодых шаманов. Деревушка в самом сердце Дуротара казалась ему надёжной гаванью, укрывшей старика, мечтающего тихо дожить последние годы. Не вышло.
- Злобр, ну ты же понимаешь, я не пришёл бы к тебе, если бы мог поставить в рейд другого, - говорил Тралл, шевеля головешки в костре, где обугливалась наваленная для отвода глаз картошка.
- Брат, последний раз я ходил в рейд четыре года назад, - напомнил Злобр. – Старый орк уже несколько лет учит подростков грамотно лечить себя и напарников да вовремя сматываться, если топоры не помогают.
- Рейд будет малым, всего на пять штыков. Все бойцы старой школы, опытные и сильные. Твоя задача - лечить ведущего, остальные сами о себе позаботятся. А казна щедро компенсирует риски.
Последнее было немаловажным плюсом. Экспедиционные войска присылали из Нордскола ценнейшие товары, перед которыми невозможно было устоять. Сбережения таяли, и пополнить их было особо нечем. Тренер молодых талантов получает достаточно, чтобы жить безбедно, но на эпический комплект доспехов, выкованный по рецептам заморских стран, ему не накопить. Как тут отказать? Минусом же была цель – Стратхольм прошлого, пришлось нырять в Пещеры Времени, чтобы оказаться в городе до того, как принц Артас предал его огню. Охотник в группе проявил чудеса осмотрительности, проведя их по улицам города, в котором врагами были абсолютно все: здоровые горожане, заболевшие горожане, превратившиеся в нежить горожане, карательный отряд Артаса и силы Плети под командованием Малганиса. Благодаря чутью охотника, они уклонились от всех отрядов, предоставив городскому ополчению разбираться с нашествием, порубили в капусту случайных прохожих и ворвались в дом старой жрицы. По её телу уже расползались трупные пятна, она не успевала восстанавливать гнойники и была обречена, однако до последнего держалась за амулет и кричала, что Джайна за эту вещь превратит их всех в овец и нарежет отбивных. Ведущий вырубил её табуреткой и забрал медальон, в котором бурлила очень странная магия. Выбрались из города они также без приключений, за весь рейд не вступив ни в одну серьёзную схватку. Для Злобра и вовсе не нашлось работы. С одной стороны, это было хорошо. Бойцы старой школы тем и славятся, что могут выполнить задачу максимально эффективно, не устраивая побоища, не проливая рек крови и лимфы. Пришли, забрали, ушли, потерь нет, колчан полный, доспехи не поцарапаны, мечи и кинжалы не затупились. С другой стороны, медальон-то принадлежал самой Джайне Праудмур, сильнейшему магу, неофициальному лидеру людей, и она оставила его в Стратхольме. Почему? Все знают, что Артас и Джайна одно время пытались устроить личную жизнь, но юный принц был озабочен делами государства, а молодая магичка интенсивно готовилась к экзаменам. Однако женское сердце ничего не забывает, а любовь мага может творить чудеса. Подарок, сделанный любимому, впитывает в себя часть души дарителя, а если это сильный маг, то цепочка с портретиком превращается в весьма сильный артефакт узконаправленного действия. Злобр был уверен, что магия Нер’Зула и жестокая компания в Нордсколе сделали Артаса нечувствительным к свету, но тут было немного другое. Старые воспоминания, остатки чувств и любовь бывшей невесты могут на несколько секунд внести смятение в то, что когда-то было человеком. Это сработает лишь раз, потом Артас заледенеет окончательно, испугавшись слабости, навалившейся на него от обычных воспоминаний, и боли, кольнувшей душу (или что там у него осталось?), и выжжет из себя все воспоминания о радости общения с молодой девушкой. Но если подбросить ему медальон в нужный момент, можно и сломить рыцаря смерти физически, пока он ностальгирует.
Всё это очень не нравилось старому шаману. Это объясняло, почему Тралл набрал в рейд давно отошедших от дел бойцов, на которых Плеть не обращает внимания, занятая слежкой за действующими героями. И количество рог, крутившихся в «стелсе», не вызывало удивления. Мощный отряд охраны привлекает внимание, а им надо незаметно доставить амулет в столицу. Маг уже расстроил, объявив, что вещь не пройдёт через портал, придётся топать ножками, но Тралл не был бы вождём, не умея планировать сразу несколько вариантов событий. Из Танариса их должна была забрать быстрая галера, но не в нейтральном порту, а на базе пиратов. Мешок золота оказался достаточным аргументом, убедившим капитана Крегга Кильватера один раз поработать честно. Будь на месте Злобра молодой орк, он бы от таких дум потерял сон, и напряжённо вглядывался в ночь, каждую секунду ожидая нашествие Плети. Злобр же спокойно похрапывал, зная, что ни один самый искусный шаман не обнаружит опасность раньше тридцати рог. Головорезы и профессиональные убийцы, они прятались на изнанке реальности, невидимые и неслышимые до тех пор, пока не воткнут жертве нож в спину. Убийственный талант, безупречная техника боя. И старенькому шаману пытаться превзойти их? Увольте. Он проснулся только, когда зазвучала чужая речь и угрюмые верзилы прошли вдоль каравана, проверяя, нет ли опасности пиратскому лагерю. Несколько рог вышли из «стелса», чтобы успокоить хозяев, остальные проникали со всех сторон в лагерь, в свою очередь проверяя, нет ли угрозы каравану. Добродушные кодо сердито фыркали, когда пираты проходили мимо, запашок от разбойников был тот ещё. И ведь океан рядом, можно хоть весь день мыться. Одно слово – отморозки. Караван неспешно вошёл в лагерь, погонщики стали разгружать кодо, перераспределяя груз. Часть пойдёт морем, остальное вернётся в Гаджетсан. Так же будут поделены и бойцы: часть рейда и две трети охраны уйдёт с караваном, остальные погрузятся на галеру. Если не подведёт погода, если Плеть всё ещё ничего не знает, если под покровом ночи пираты смогут тихо проплыть мимо Терамора, не попав под луч маяка Альянса, то через три-четыре дня Злобр вернётся в свою деревеньку, сверкая новенькими доспехами из нордскольского титана.
- Где капитан? – спросил старший группы пирата, который проверял их караван.
Тот молча прошёл к костру в центре лагеря и сел рядом с дружками. Такое же презрительное молчание хранили все разбойники, занимаясь своими делами, как будто ордынцев не существовало. Оно и понятно, за золото можно купить услугу, но не отношение. Злобр с товарищами прошёл на пирс и поднялся по сходням на корабль. Его начинали терзать смутные подозрения. Сторожевые собаки на них не лаяли, а должны бы захлёбываться от злости. В лагере было тихо, каждый занимался своим делом, хотя под вечер пираты должны загрузиться ромом и начать буянить. Все пираты были полностью одеты, а ведь моряки бравируют тем, что никакая погода им не страшна, и гордо ходят в тонкой рубахе на голое тело. А главное, странный запах сочился из всех щелей, не гниль и не помои, что-то давно забытое, но опасное. Конечно, этому могли быть и безобидные объяснения. Пираты ждали опасных гостей и получили приказ быть трезвыми, ибо, если клиентов по пьяни порубят, это ерунда, а мешок золота придётся отдать, вот это катастрофа. На собак прикрикнули, чтобы уменьшить риск случайной ссоры, которая запросто перейдёт в поножовщину. Пираты ждали опасных гостей и могли надеть кольчуги, а чтобы не нервировать клиентов, прикрыли одеждой. Запахи же в тропическом порту, где нет уборщиц, могли быть самыми неожиданными. Может, они сняли с торговой шхуны груз экзотических сладостей, которые малыш Злобр ел сто лет назад. Упомнишь тут, как же. И всё же старый шаман подал ведущему потайной знак повышенной готовности. Воин не стал распинаться (типа, что, самый умный, да с чего ты это взял?), а принял к сведению и продублировал для группы. Вот что значит старая школа. К капитану их пропустили сразу.
- Мир тебе, Крегг, - промычал ведущий, огромный таурен в латах, из-за которого в каюте сразу стало тесно.
Капитан кивнул и пробормотал что-то в ответ.
- Галера готова? Мы можем грузиться прямо сейчас.
- Кто поплывёт?
- Я и шаман. От группы сопровождения пойдут…
В каюте Злобру тоже не понравилось. В старой люстре стояли всего две свечки, ещё одна была на столе с картами и на столе капитана стояла гномская лампа направленного света. Лицо Кильватера оставалось в тени, а Злобр терпеть не мог разговаривать, не видя эмоций собеседника. Тем более, гоблинов, у которых семь пятниц на неделе. Пока бык договаривался о деталях, шаман отошёл к стене, исписанной надписями на разных языках. Раньше это был полированный декоративный дуб с красивым барельефом, теперь расцарапанные, исписанные, стёртые дубовые панели.
- Стрелка всегда указывает на север, - прочитал он одну надпись. – Крегг, надеюсь, это не твоя шпаргалка? Ану белоре… чё? А вот это на каком? Плохо видно.
И он обоснованно достал магическую сферу, которая увеличивала силу заклинаний, а заодно, заменяла ему факел. Таурен запнулся на полуслове, и Злобр обернулся, догадываясь, что увидит. Гоблин не сидел в кресле, он был к нему прибит, потому что ниже пояса тела не было, лишь свисали обрывки плоти да белел обломанный конец позвоночника. В группе были бойцы старой школы, поэтому без команды каждый сделал то, что должен. Воин ударил бедного Крегга бронированным кулаком, разбив на куски череп и разломав кресло. Маг плюнул огнём в лицо одного из сопровождающих пиратов, рога воткнул нож в горло второму.
- Следопыт, мать твою, ты чутьё потерял?! – рявкнул Злобр.
- Но они выглядят как живые, - крикнул в ответ тролль. – Здесь задействована сильная магия.
- Значит, пришли рыцари смерти, - мирно прогудел таурен.
Со стороны лагеря пропела труба. Что-то грохнуло, поднялся шум, забили орочьи барабаны. Охотник снял ружьё с предохранителя, рога обновил яды на кинжалах, таурен бросил медальон Злобру. Всё правильно. Задание должно быть выполнено, а в их группе наибольшая выживаемость у лекаря-шамана. По палубе грохотали кованые сапоги, к ним спешили пираты, поэтому ведущий, ничтоже сумняшеся, бросился на стену и с разгона протаранил все перекрытия, так что на палубу они выскочили, затоптав нескольких бедолаг. Увиденное потрясло даже видавших виды ветеранов. Порт горел. Горело всё – постройки, пирс, лодки, корабли, пальмы, даже земля. То и дело из «стелса» выпадали обожженные роги Орды, теряя своё главное преимущество внезапного нападения, завязывали обычный рукопашный бой в толпе, где были на порядок слабее. Эх, Тралл, лучше бы ты позвал свежих бойцов, у которых мозги не только замечают странности, но и делают выводы, опираясь на опыт недавних боёв. Собаки не лаяли, потому что без прямого приказа зомби и пальцем не пошевелит и не оторвётся от бытовых дел, которые заполняют пустое сознание. Пираты может и пили, но зомби не пьянеют. Верхнюю одежду пришлось надеть, чтобы скрыть раны. А запах принадлежал нефти, которой щедро пропитали землю и подожгли в нужный момент.
- Пробиваемся по берегу к выходу, - наметил тактику ведущий. – Дракой не увлекаться, парировать и только. Тормозить врага всем, что есть. Охотник, с тебя ловушки. Маг, уходишь чуть вперёд и роняй ледяной дождик. До конца не выдерживай, снова уходи вперёд. Рог, не мне тебя учить. Весь арсенал Инженерии и классовые таланты. И да поможет нам Мать-Земля!
- Смотря, сколько рыцарей пришло, - пробормотал рога, выплёвывая чеку гранаты.
- Пять точно, остальные, если есть, пока вне досягаемости, - ровно ответил охотник.
- За Орду! – взревел таурен и прыгнул с борта на берег.
Следом за ним прыгнули остальные и побежали вдоль берега к выходу из бухты. Для своего лагеря пираты выбрали закрытый скалами пляж, куда можно было попасть только через прорубленный в незапамятные времена грот. Если защищаться, то лучше расклада не придумать. Если же из бухты надо сбежать, она превращалась в ловушку. Все пираты высыпали на пляж. Вооружённые как попало уголовники, среди которых было мало бойцов, а всё больше воры и грабители, не представляли бы большой угрозы, но сейчас это была не разношерстная банда трусоватых отбросов общества, а зомби, слаженно выполнявших приказы. И это был страшный противник. Нечувствительные к боли, не знающие страха, они враз сделали бесполезными три десятка рог, чьи хирургически точные удары потеряли своё значение. Мертвеца недостаточно поразить в сердце или отрубить руку, его нужно разрубить на части, и тут латники с тяжёлым оружием пришлись бы как нельзя кстати. Кукловоды тоже это понимали, поэтому пираты игнорировали рог и всем скопом навалились на воинов. Они несли страшные потери, зато воины один за другим валились на песок, заживо раздираемые массой нежити. Не три десятка рог в помощь десяти воинам, а десяток лекарей, вот что решило бы исход битвы. Но лекарей было только три, и они погибли в первые секунды боя. Ордынский рейд был обречён, в этот раз разведка Плети оказалась лучше. Разбрызгивая волны, пятёрка бойцов бежала мимо своих товарищей, которые держали линию ценой своих жизней, не пуская к воде пиратов. Злые слёзы закипали на глазах Злобра. Это подло! Он должен быть с ними, сражаться бок о бок и умереть, а не сматываться без оглядки. Но война это шахматы, в которых свои фигуры не только можно, но и нужно бить. Ловушка поставлена по всем правилам, рейд можно списывать со счетов. Но ведь его миссия в том и состояла, чтобы прикрывать пятёрку избранных, которые должны доставить амулет Траллу. Умерев вместе с товарищами, Злобр сделает их смерти напрасными. Спасётся и выполнит задание – герои будут прославлены. И всё же это подло! Амулет жёг шею, орк мечтал избавиться от него и вернуться на поле брани, чтобы закружились вихрем в последнем танце смерти боевые топоры. Но он не имел права.
На выходе из лагеря их ждал целый отряд. Воин, недолго думая, резко свернул в сторону и с боевым кличем врезался в забор, разнеся его в щепки. Рог кинул в нападавших гранату, охотник выпустил навскидку веер стрел, и группа вырвалась из лагеря. Палатки на побережье стояли пустые, на какой-то момент ордынцы поверили, что им удалось уйти.
- Пятеро впереди, - сухо предупредил охотник. – Люди, эльф, гном и таурен. И два вурдалака.
Пять рыцарей смерти. Шансов нет. Но теперь Злобр ощутил пусть горькое, но удовлетворение.
- В фокус малыша! – промычал на бегу ведущий. – Попробуем хоть кого-нибудь с собой захватить.
Похоже, он тоже распрощался с Азеротом. У следующей палатки вокруг костра сидели пять фигур, закутанных в длинные плащи. Вурдалаки притаились в тени, ордынцы и не разглядели их сразу. Рога ушёл в «стелс», маг и охотник остановились, готовясь к атаке, Злобр выбросил на песок четыре тотема.
- За Орду! – взревел таурен, с разбега бросаясь на врага.
С этой секунды события стали развиваться стремительно. Из-за пальм выпрыгнули два вурдалака и повисли на ведущем. Вся троица покатилась по песку. Призрачная удавка захлестнула мага и бросила его в костёр. Одновременно из песка выступила кипящая кровь, ошпарив кожу даже сквозь сапоги, и из «стелса» с матом выпал рога. Злобр поднял руку, чтобы поддержать мага силой исцеления, и тут же мороз сковал его губы. Ему осталось только бессильно смотреть, как тощее тело в расшитом балахоне переламывается тремя мечами. Стряхнув с себя вурдалаков, вскочил с песка таурен. Ударом в корпус его оттёр в сторону собрат по крови, а призрачная удавка подтянула вплотную к рыцарям охотника. Кольчугу рубить сложнее, охотник даже успел поставить ловушку, и один из рыцарей обратился в кусок льда, на десять секунд выпав из схватки. Кажется, это был гном. Ручной волк завыл, кидаясь на выручку. Один из людей схватил его за загривок и тут же сломал шею. Рог чудом прорвался к ведущему, превратившись в размытую тень, но под ногами у него взорвалась граната, один из рыцарей вырвал из ослабевших рук пояс с уже активированными бомбами и выбросил в волны. Рог умер под салют из огня и солёных брызг, неплохая смерть. А Злобр давился ледяной немотой, задыхался от спазмов в горле. Какая помощь группе, самому бы не сдохнуть! Рыцари не жалели для лекаря магии, сливая на него море энергии, лишь бы шаман молчал. Братья, простите, я подвёл вас. Ведущий взревел, обрушивая на песок чудовищный удар копытом, от которого упали все, даже пальмы. Пока шаман путался в полах юбки, матеря фасон лекарской одежды, его неожиданно подняли сильные руки, раскрутили и кинули далеко вперёд.
- Беги, Злобр! Ты наша последняя надежда! – крикнул ему вслед воин.
Он перехватил поудобнее двуручный меч и повернулся к поднявшимся рыцарям.
- За Орду! За честь!
Горючие слёзы капали на песок из глаз призрачного волка, сломя голову улепётывающего в ночь, подальше от пожара, от тех, кто только недавно был живым, а теперь стал ходячим трупом, не слышащим ничего, кроме приказов короля-лича. Это было подло, но это было необходимо. Несмотря на отчаяние, мозги старого орка работали как часы. Бой ещё не окончен. Сменить лекарский комплект на боевую кольчугу, мешок со снаряжением выкинуть. На входе в грот потерять две секунды на двойную трансформацию, зато поставить тотем Оков Земли, который замедлит преследователей. Он почти вырвался из ловушки. В ста метрах от грота начинаются владения пустыни, а в Танарисе много мелких скал, где можно спрятаться, ночь наполнена гиенами и скорпионами, песок бороздят неповоротливые бронированные кроколиски. Поди разбери, где чьи глаза светятся во тьме. Ему надо пробежать всего двести метров, и никто не найдёт призрачного волка в безлунной пустыне. И прямо на выходе из грота в него вцепились десятки рук. Волк тявкнул, кубарем прокатившись по старым надгробиям. Старый дурак! Забыть про кладбище! Ленивые пираты много лет закапывали мёртвых возле базы, лишь из приличия поставив несколько плит. А мёртвые послушны рыцарям смерти. Злобр обернулся орком, топча руки и напряжённо вслушиваясь в отдалённые звуки боя. Сколько подарил ему ведущий? Минуту, две, тридцать секунд? Руки были слабые, но их было очень много. В гроте застучали копыта, когда шаман выбрался на чистый песок и перекинулся в волка. Ещё чуть-чуть… Лапы опутали ледяные цепи. Эх, не судьба! Шаман выпрямился, поднимая топоры. Подходите, почтенные. Награду придётся заработать. Двое рыцарей далеко опередили своих, явно Нечестивые, да и миньоны-вурдалаки не позволяли усомниться в специализации. Первой спрыгнула с коня на песок тонкая эльфийка, в броне которой было много декоративных вырезов. Сладкая моя, как ты кстати. Ударом слева Злобр отшвырнул вурдалака, автоматически прикрываясь кольчужным рукавом от атаки рунного меча, мимолётно поморщился от боли, и ткнул справа в бок эльфийке. Острый шип для колющего удара скользнул по пластине и нырнул в разрез, рыцарь упала на песок грудой металла. Дурочка. Второй вурдалак не стал тянуться к горлу, он получил приказ повиснуть на топорах. Ни стряхнуть его, ни увернуться от прямого удара мечом орк уже не мог.
- Говорил я тебе, носи полный доспех, - сказал рыцарь эльфийке. – В следующий раз меня рядом может и не быть.
- Не учи меня жить, дай лучше патрон! – огрызнулась благородная синдорай. – И забери медальон.
Рыцарь подал ей ружейный патрон, но обыскивать труп не спешил. Сняв рогатый шлем, он примерил тонкие очки ночного видения. Из грота выскочили отставшие рыцари и сошли с коней.
- Ну?! Где?! Взяли?! – нервно заговорил гном, бегая от синдорай к человеку и обратно.
- Калеб брезгует мараться об орка, - сквозь зубы сказала эльфийка, засыпая рану порохом. – Опять белоручничает.
- Да ты достал, Калеб, ну сколько можно? – заорал гном, по локоть запуская руки в одежду шамана. – Это серьёзное задание, а не карательный рейд, где можно послать вместо себя вурдалака!
- Бикси, не надо изображать кипучую деятельность, мы всё равно не забудем, как ты прохлаждался весь бой в глыбе льда, - ровно ответил рыцарь.
В темноте ярко вспыхнул порох, прижигая рану, запахло горелым мясом, синдорай заскрипела зубами, маскируя смех. Рогатый шлем человека скрыл усмешку, а таурен гулко фыркнул, доведя гнома до белого каления.
- Ты мне тут будешь того, что если я как бы даже и не вообще! – вопил коротышка, не поспевая языком за ходом мысли. – Да я чтобы тебе без того как…! Тут пусто! Шаман пустой, это обман! Настоящий рейд где-то в пустыне!
- Вызывать горгулий в разведку? – спросил человек.
- Не спеши, Эндар, а то заразишься гномьим легкомыслием, - сказал Калеб, высматривая что-то в темноте. – Предупреждали же на инструктаже, что бойцы будут старые, опытные. Спасает только то, что на группу достаточно одного умного бойца.
И он поднял втоптанный в песок амулет, который шаман бросил в сторону, когда синдорай кинула в него ледяные цепи. Рыцарь снял очки и протёр натруженные глаза. Полдела сделано, теперь доставить добычу на базу.
- Возвращаемся в бухту, - скомандовал таурен. – Эндар, вызывай патруль горгулий, пусть встречают нас у взлётной площадки. Понадобится надёжный эскорт.
Топот копыт стих вдали. Разноцветными огоньками догорали тотемы, тьма накрывала тело ордынского шамана. Два светлячка поразительно синхронно подлетели поближе, послышалось нервное дыхание, нетерпеливое тявкивание, и гиена приступила к ужину, спеша сожрать побольше, пока не подтянулись товарки.

хххх

Когда-то это была богатая провинция королевства людей. Несколько посёлков приютили опытных ремесленников, которые ежемесячно свозили в областной центр свои товары. В Стратхольме собирали целые караваны и отправляли в столицу металл и древесину, кожи и камень, овощи и рыбу, ткань и редкие минералы, мясо и соль. Из столицы купцы везли инструменты, коней, украшения, оружие и доспехи. Королевские отряды привозили зерно, и под строгим контролем муниципалитет распределял хлеб по сёлам. Здесь очень долго был мир. А потом пришёл молодой принц и принёс с собой чуму. Стратхольм вырезали под корень, но было поздно, все поселения людей заполнились зомби. Нужно было вызывать всех лекарей королевства, войска для их защиты и бросать все силы на подавление эпидемии, но обуянный жаждой мести Артас кинулся в Нордскол за Повелителем Ужаса Малганисом, наславшим чуму на Лордерон, и момент был упущен. Пока до столицы дошли верные донесения, пока там оправились от шока, было поздно. Чума расползлась по всему королевству. Через ослабевшие границы тут же прорвались тролли, успели построить свои посёлки и тоже пали жертвой чумы, присоединившись к Плети. От гниющих трупов, от постоянных пожаров в воздухе теперь висел смог, вода и почва были отравлены. Некогда цветущая и солнечная провинция стала мрачным бесцветным местом, где растительность потеряла краски, вода превратилась в ядовитую жижу, а из всех щелей полезли чудища. Привидения и зомби не отходили далеко от своих бывших домов, зато леса в изобилии заполонили агрессивные слизни, сошедшие с ума волки, выросшие до гигантских размеров летучие мыши и призраки погибших в схватке с Плетью солдат. Теперь никто не говорил «восточная провинция», все говорили Восточные Плаги, Чумные Земли. А потом прилетел некрополь Плети, и стало совсем плохо. Десант нежити захватил опустевший Стратхольм, небольшой гарнизон людей после короткого сражения пополнил ряды мёртвых. На ключевых позициях в провинции выросли кошмарные зиккураты, встали на вечное дежурство отряды нежити. Со всех кладбищ сюда тащили трупы, а некроманты, не зная отдыха, поднимали мертвеца за мертвецом. Небольшие группы смельчаков Альянса и Орды не раз зачищали Стратхольм, но удержать большой город они не могли, для обороны нужны настоящие гарнизоны. Союз Серебряный Рассвет, объединивший самых разных жителей Азерота, от людей до Отрекшихся, держал оборону у часовни Последней Надежды, бывшем оплоте Альянса. Фанатики Алого Ордена контролировали последние здоровые земли на востоке, но они убивали каждого, кого только начинали подозревать в отклонении от пути Света, так что ещё неясно было, кто хуже – Плеть или люди. А некрополь Плети висел, словно в насмешку, чуть в стороне от «серебряных», демонстративно занимаясь своими делами. Про поселение мёртвых не скажешь, что там кипит жизнь, но деятельность там кипела нешуточная. Круглосуточно в воздухе дежурили горгульи, садились и взлетали костяные драконы, прибывали партии свежих трупов, убывали на место службы новорожденные солдаты. Везли ресурсы и ценных пленников, образцы оружия и магических артефактов. Посадочная площадка некрополя всегда была самым оживлённым местом крепости. Пять рыцарей смерти бросили поводья драконов привратникам и поспешили вглубь некрополя, сгибаясь под тяжестью мешков с добычей. В отличие от нежити, рыцари оставались живыми – Плети были нужны ясные мозги и высококвалифицированные специалисты. А живые имеют слабости, среди которых тяга к чужому имуществу занимала не последнее место.
Твоя воля принадлежит мне!
Сильный властный голос проник в их мысли, обращаясь к каждому и ни к кому конкретно. На осквернённой земле каждый слуга Плети был доступен зову Артаса, и они постоянно слышали его наставления.
Покоряй во имя меня!
Рыцари склонили головы, с трепетом вслушиваясь в слова короля-лича. Их повелитель не оставлял без внимания своих подопечных, поддерживая в минуты сомнения и слабости.
- Пятая группа, я жду вас, - прошелестело в воздухе.
Эх, не успели сдать добычу, придётся стоять с мешками перед комендантом. Ей было всё равно, но демонстрировать своё добро лишним глазам рыцари не любили. Лишние глаза – лишние сплетни, лишние сплетни – больше зависти, больше недоброжелателей – короче жизнь. Кабинет Аэнор находился в самом сердце зиккурата, рядом с Комнатой Медитации. Здесь было больше всего охраны, потому что в Комнате постоянно творили чары послушники Плети, поддерживая в воздухе зиккурат. Вместо обычной охраны здесь несли дежурство «мясники» - здоровущие трёх-четырёхрукие мертвецы, сшитые из нескольких трупов и воскрешённые силой Плети. Мясниками их прозвали за оружие: цепь с крюком, которой они подтаскивали к себе жертв, и большие тесаки для разделки туш. Растолкав здоровяков, рыцари вошли к начальнице. Рыцарь смерти Аэнор стояла у книжного шкафа и выписывала в книжечку руны со старого свитка. Она всегда что-то читала или писала, весь кабинет и две отдельные комнаты были заставлены шкафами, женщина собирала книги со всех концов Азерота, хорошо платила за редкие экземпляры, и рыцари в набегах всегда захватывали все найденные фолианты, надеясь на награду. Аэнор хорошо планировала сложные операции, ей пророчили блестящую карьеру.
- Успех? – спросила она, не отрываясь от своего занятия.
- Артефакт захвачен, потерь нет, лагерь пиратов уничтожен, рейд Орды уничтожен, - отчитался таурен.
- Всем спать. Через три часа выдвигаетесь в Призрачные Земли, нашей базе в Смертьхольме нужна поддержка.
- А медальон? – подал голос Калеб.
- Курьер ещё не прибыл. За сохранность отвечаешь головой. Свободны.
К-коза! Столь ценную добычу положено сдать в оружейную комнату под особую охрану, а не валить всё на бедного рыцаря. Но это и понятно, за утерю медальона на территории некрополя Аэнор будет отвечать, только если Калеб передаст его на ответственное хранение. До тех пор отвечать будет он. Все прикрываются, как могут.
Расстроенные рыцари разбрелись по комнатам. Приказ выполняется безусловно, хотя эльфийке надо к врачу, всем необходимо сдать на склад добычу, проверить доспехи, заточку мечей. Калеб лёг спать, не снимая доспехов – лишняя преграда на пути вора, если таковой проникнет в некрополь, лишний шанс разбудить спящего. У кровати замаскировал растяжку, в дверях застыл вурдалак. В собственной крепости приходится вести себя, как в чужой таверне на краю света.
Вся жизнь должна исчезнуть!
Калеб часто видел сны, его деятельный ум и ночью продолжал размышлять, обдумывать увиденное днём, решать вопросы, о которых не было времени задуматься. Сегодня ему приснился чертёж большого сейфориевого заряда, который он вытащил из мешка механика в бухте пиратов. Интересная штука. Предполагается, что взрыв будет узконаправленным, поэтому можно обойтись меньшим количеством взрывчатки, чтобы достичь нужного эффекта. Поскольку взрыв направленный, использование его против пехоты не имеет смысла, а в строительстве самое оно… За дверью кто-то хихикнул. Калеб не обратил особого внимания, мало ли кто из девушек-рыцарей услышал пошлый анекдот. Таким зарядом можно работать в шахтах, когда попадается пласт плотной породы... За дверью зашептались и завозились. Кому там по шлему настучать? До своей комнаты дотерпеть не могут? Материалы использовались самые простые, взрывчатка да кожа, изюминка была в схеме конструкции. Интересно, если загрузить более мощную взрывчатку, принцип действия сохранится? Или надо усиливать конструкцию…? Снова раздался смех и поцелуи. Ну, всё, они напросились. Калеб встал из-за стола, отозвал вурдалака и распахнул дверь.
В глаза ему ударило восходящее солнце, лицо омыло солёными брызгами, под ногами разверзлось море. В прохладную сыроватую келью ворвалось тепло.
Дикий сталецвет цветок невзрачный – прямоугольные листочки, жёлтый цвет измены, жёсткий стебель. Но в низинном Ветландсе он растёт только высоко в горах, куда трудно добраться. Важен не только подарок, но и то, что он достался нелёгким путём. И хотя эта жёлтая пакость интересна только алхимикам да медикам, она сказала:
- Спасибо, Артас, мне очень приятно.
Молодой принц гордо расправил плечи. Какой же он ещё мальчик. Хороший воин, но ещё такой наивный в делах житейских. Они стояли на смотровой площадке маяка и любовались на море. Менетил Харбор очень красив в это время года. Родовое поместье королевской семьи, наследство принца, а возможно, и её будущий дом. Джайна пока не строила далеко идущих планов, их отношения как-то дальше поцелуев не шли, несмотря на упорные слухи о самой скорой свадьбе. Она улыбнулась Артасу, и юноша расплылся в смущённой глуповатой улыбке, которая так характерна для свирепых вояк, совершенно не представляющих, как ухаживать за девушкой. Её сердце затопило тёплое чувство к юноше, который встал до рассвета и несколько часов карабкался по скалам, чтобы найти для неё цветок…
Калеб вскочил с кровати, обливаясь потом. Кровь шумела в ушах так сильно, что их хотелось вырвать с корнем, сердце стучало в каждой жилке, в виски словно кузнечный молот бил. Дрожащими руками он вытащил медальон из-под доспехов и бросил его на стол. Остаток времени рыцарь просидел на кровати, не спуская глаз с побрякушки, из-за которой они загубили две сотни душ. Чёртова штучка! От соприкосновения с мыслями живой девушки Калеб словно окунулся в чан с расплавленным свинцом, который прилип к доспехам, и теперь его жёг огонь, только не горячего металла, а чужих эмоций. Все эти давно забытые сострадание и жалость, любовь и душевное тепло накатывали волнами на ледяное сердце рыцаря смерти и ложились тяжким камнем на душу.
- Всё, что составляет твою сущность, мой повелитель: злость, безжалостность, отмщение - ты вложил в меня, достойнейший рыцарь, - шептал Калеб наставления короля-лича, которые впитал его иссушённый мозг в Акерусе, когда некроманты откачали полумёртвого солдата Альянса и поставили перед лицом Артаса.
- Ты даровал мне бессмертие, ибо мне суждено стать вестником новой, тёмной эры Плети. Узрю я земли, лежащие передо мной, увижу орды врагов, бросающих вызов войскам Плети. Я стану твоим возмездием, и страшен будет удел тех, кто встанет у меня на пути. Я взгляну в лицо своей судьбе, и содрогнётся она от ужаса.
Вся жизнь должна исчезнуть!
Шок постепенно уходил, сердце стучало ровнее. Поскорей бы отдать амулет, а то так и спятить недолго. Никогда ещё Калеб не встречал сигнал побудки с такой радостью. Он первым прибежал на инструктаж и застыл навытяжку перед леди Аэнор. Гном опять опоздал, Эндар совершил ошибку, шепнув синдорай:
- Джиланна, от тебя пахнет.
Болван! Конечно, пахнет, она же не смогла помыться. Не надо тыкать женщин в такие мелочи, они этого не прощают.
- Бикси, очень глупо дожидаться тебя только для того, чтобы объявить отбой, - сухо сказала комендант. - Смертьхольм поддержали тролли из Зеб'Вата. Всем отдыхать. Калеб?
Рыцари разошлись по своим делам, а Калеб с огромным облегчением отдал медальон.
- Ты выглядишь недовольным, - заметила леди Аэнор. – Не понравилось бесплатно поработать охранником?
- Тебе показалось, госпожа, - холодно ответил рыцарь. – Мы все служим королю мёртвых и без ропота сносим тяготы.
- Хорошо, - кивнула она. – И хорошо, что ты так стойко относишься к тяготам. Отправишься в Красногорье. Один. Под видом простого инженера проживёшь там месяц.
Калеб не стал скрывать изумление. Ещё никто не отправлял на разведывательные задания рыцарей смерти, у них не было ни одной подходящей способности для столь тонких операций. Налететь, сокрушить, исчезнуть – это про них, а разведка…
- Что я буду там делать?!
- Чинить ружья охотникам, заевшие замки домохозяйкам, усиливать луки, делать подзорные трубы, изготавливать динамит для горняков. Инженеру всегда работа найдётся.
- Да я смогу только на выстрел баллисты подъехать…
- А ты не вызывай коня смерти, пешочком дойди до конезавода и купи лошадку.
- А светящиеся глаза закрыть инженерскими очками? – едко спросил Калеб, но Аэнор только кивнула.
- Говори всем, что сжёг глаза кислотой, и никогда не снимай их. И не спрашивай, почему не отправляем рог. Эта задача не для них. Не нужно красть, убивать или разрушить. Напротив, необходимо привести в порядок Лейкшир. Готовится атака на Стормвинд, нам нужна перевалочная база. Лейкшир слаб, его можно захватить за пять минут, но затем нужно разместить бойцов, обеспечить запасы ресурсов для починки сломанного снаряжения и изготовления нового. Рудные шахты на севере захвачены гноллами и орками, избавься от них. Люди должны свободно добывать металл и камень, это всё достанется нам. Лесопилка на востоке разрушена в ходе схваток с орками. Почини её и договорись с орками. Или убей. Поселения мурлоков подошли вплотную к посёлку, эту проблему тоже надо решить. Из Пылающих Степей пробрались детёныши драконов. Не стоит дожидаться, когда они вырастут. На восточной окраине какой-то сумасшедший маг захватил сторожевую башню, собрал вокруг себя гноллов. Выясни, что ему надо и нельзя ли привлечь на сторону Плети.
Калеб с тоской слушал список дел, выполнение которых могло затянуться на многие недели. Судя по всему, план уже готов и утверждён на высшем уровне. Возражать и подбирать аргументы бесполезно, всё решено без него.
- Дело серьёзное, ни один рога не продержится так долго - обязательно проворуется, и вынужден будет спасаться бегством. Веди себя естественно. Не чурайся вечеринок, ешь и пей со всеми в таверне, работай открыто, а не как ты любишь – за семью замками. Почаще ходи по домам, помогай домохозяйкам. Самые суровые и подозрительные стражи прислушиваются к своим жёнам. Полезно флиртовать с местными красотками.
- Что делать? – не понял рыцарь смерти.
Леди Аэнор с интересом заглянула в его глаза.
- Может, тебе ещё рассказать, как трахаться?
- Нет, ну это-то я умею, - смешался Калеб.
- Значит, в этом пункте план можно считать хорошо проработанным, - съязвила комендант, но потом смягчилась. – Выбери какую-нибудь селянку, своди её на танцы, подари цветы, на ярмарку можно съездить, сделай несколько мелких подарков. Что-нибудь типа вазочки или подставку под горячее… белку механическую смастери.
- А тебе дарили цветы? – ни с того ни с сего брякнул Калеб. - В прошлой жизни.
- Не знаю…, наверное, - задумалась Аэнор. – Должны были, я же женщина, а женщины любят симпатичные бесполезные подарки.
Да. Невзрачный глупый цветок, который пленил сердце девушки лишь тем, что парень руки-ноги ободрал, чтобы его достать. Тщеславие живых, которому так легко подольстись, потому что это слабость, а слабость губительна. У живых очень много слабостей, на которых легко сыграть и победить.
- Ты хорошо себя чувствуешь? – внимательно посмотрела на него Аэнор. – Вид у тебя какой-то не такой. Медальон Джайны нацелен на короля-лича, но энергии в нём достаточно, чтобы и мимоходом зацепить кого попало. Может, тебе отказаться от задания? Отправлю тебя в Нордскол, наберёшься сил…
- Тебе показалось, госпожа, - холодно ответил рыцарь.
В Нордскол! Ищи дураков в другом месте! Орда и Альянс бросили туда все боеспособные войска, бойцы Плети воюют без передышки каждый день. И это при условии, что некроманты после беседы с ним не сочтут, что рыцарь ослаб в вере. В противном случае его ждут казематы в дальних крепостях, душеспасительные беседы, обработка зельями и тяжёлым трудом на рудниках. Калеб видел рыцарей, которые прошли через ритуалы очищения, - страшное зрелище даже для Плети. Что рыцарь, что его вурдалак, одинаковые выражение лица и уровень интеллекта. Нет уж, лучше чинить ружья охотникам и замки этим… домохозяйкам.
- Будь готов к вечеру. Разведка готовит для тебя план действий по внедрению.
Калеб поклонился и вышел из кабинета. В дверях он чуть не столкнулся с Аэльдоном. Эльф крови презрительно глянул на него свысока и что-то процедил в качестве приветствия. Как ни странно, это считалось знаком внимания и уважения. Разумеется, не у людей, а у (прости, господи) высокорожденных. Калеб когда-то вытащил Аэльдона на своих плечах из горящего здания, когда две группы рыцарей попали в засаду. Хорошие инженеры заминировали таверну, жахнуло тогда так, что восемь латников поджарились сразу, один только Калеб вовремя разглядел ловушку и дёрнул эльфа крови за пояс. Они свалились с лестницы, Аэльдон сыграл роль щита, страшно обгорел, зато они спаслись. Правда, синдорай зауважал человека не за спасение жизни, а за то, что Калеб из своего кармана приплатил лекарю за полный курс лечения. Обожженное личико Аэльдона было восстановлено без шрамов и изменения цвета, что было бы невозможно, если бы лекарь потерял время, дожидаясь, пока рыцарь очнётся и даст ему денег. Куда это он? Читать нотации леди Аэнор не любит, это работа некромантов Плети. Значит, на задание. Интересно, а на Сильвермун нападение не готовится?
Все горести были забыты, когда Калеб вошёл с мешком за плечами в кладовую некрополя. Самое приятное в его работе – подсчёт барышей и разбор трофеев. Воины Плети (те, которые ещё сохранили ясность мысли), были обязаны сдавать половину добычи в казну, причём стоимость высчитывалась по закупочным ценам - в три-четыре раза ниже рыночных. Бойцы злились, но ничего не могли поделать. Большинство рыцарей не умели грамотно оценить наворованное, чтобы понять, кому и за сколько это можно толкнуть, они были обречены сбывать добро по минимальной цене. Калеб же был хорошим инженером, он умел определять изюминку в вещи, а это автоматически давало ответ – кому и за сколько. Все старались спихнуть шмотки в казну, чтобы остаться с наличкой, и на складах Калеб мог возиться часами, выискивая интересные вещи, выкупая их по минимальной цене и продавая за полную. Он отдал на оценку свой мешок полуразложившемуся мертвецу, который, однако, весьма шустро считал и помнил все цены Азерота. Пока тот щупал вещи, рыцарь купил у полуразложившегося гуля хлеб, похлёбку и пошёл бродить по складу. Добычу сваливали с минимальной сортировкой: одежду налево, доспехи направо, оружие прямо, непонятный хлам в центр. Льняная юбочка деревенской пастушки лежала рядом с эпическим платьем великого мага, кухонный нож соседствовал с титановым крисом, а указка учителя была в одной связке с магическим жезлом. Сегодня не получится набрать редкостей на продажу, вечером его тут уже не будет, поэтому Калеб не изучал пристально вещи. Сейчас ему нужно было любое барахло из хороших материалов и вложенной магией. Он складывал в мешок шапочки и шлемы, жезлы и кинжалы, кольца и браслеты, ожерелья и серьги – всё мелкое, чтобы побольше влезло. Подведя сальдо у завскладом, он спустился на этаж магов. В дальней келье трудился не покладая рук Гралкин Темнопряд, бывший тёмный колдун Альянса, а сейчас главный мастер наложения чар в некрополе. Самый богатый человек в некрополе. А как не стать богатым, когда каждый боец прибегает за чарами. Кому разума прибавить, кому увёртливости, а кому и стойкости духовной. Любой каприз за ваши деньги. А ещё он был самым осведомлённым человеком в некрополе. Каждый клиент что-то да рассказывал, а если попадался молчаливый, то старый колдун умел полунамёками вытягивать информацию даже из молчания собеседника. Калеб не поддавался на его уловки, он сразу вываливал все новости. В разведке рыцарь не служил, скрывать ему было нечего, а Гралкин сразу приходил в благодушное состояние, в котором его тянуло поболтать. Так и Калеб узнавал полезные новости. Вот и сегодня, выложив на стол горку вещей, рыцарь уселся на стул и стал подробно рассказывать о прошедшей операции. Старик слушал, кивал, хмыкал, язвил, а сам осматривал вещи, находил в них потоки магической энергии, вкладывал чуть-чуть своей, и предмет распадался на кристаллы, с помощью которых тёмный колдун и накладывал чары на оружие и доспехи. Кристаллы они делили поровну, за что Темнопряд не брал денег с Калеба за свою работу. Выгода тут была невелика, зато рыцарь приобретал благосклонность самого осведомлённого бойца Плети в Азероте.
- Слышал, что Орда и Альянс в Нордсколе несут большие потери? – как бы между прочим спросил тёмный колдун.
- А то! – ухмыльнулся рыцарь. – Говорят, создан отдельный отряд рог Плети, которые охотятся за конкретными особо опасными бойцами. Наших, конечно, тоже выносят, но размен приемлемый, где-то один к семи.
- Вот из-за этого размена Тралл и Вариан забили тревогу. Нашли недорогое решение. Уже полгода многих новобранцев учат по специальной методике. Во-первых, в ней оставлено только воинское искусство, во-вторых, увеличено количество часов. Также в академии призвали больше инструкторов. Фактически новобранцы дни напролёт учатся сражаться, достигая высших уровней навыков за пару месяцев.
Пока барахло превращалось в кристаллы, Калеб размышлял. Сила это хорошо. Но чтобы быть сильным, этого мало.
- Не очень-то удачное решение, - сказал он. – Положим, бойцы из них получатся хорошие. Выйдет друид на поле боя с группой, выдаст гигантский урон. А потом надо будет отраву вывести с полей, растения оживить, животных исцелить, схему колодцев продумать, чтобы земля без воды не осталась… Да много чего надо будет. Такого нельзя двигать по служебной лестнице.
- А они и не двигают, - хмыкнул колдун. – Максимум сержант и всё. Иди умирай за честь или за свет.
- Да и хорошие ли бойцы получаются это тоже ещё большой вопрос. При равных силах, как правило, исход схватки решает опыт, а его-то как раз не хватает.
- Наши уже сталкивались с этими дарованиями. Раз на раз не приходится.
- А почему нам на инструктажах не доводят?
- Чтобы не расслаблялись, надеясь на лёгкую победу.
- А по-моему, наоборот, - покачал головой Калеб. – Когда не знаешь, откуда такая удача, начинаешь думать, что настоящие противники кончились. Потом попадается тебе боец старой школы, а ты весь такой расслабленный…
- Кстати, о расслаблении, - оживился колдун. – Говорят, ты на месяц в Красногорье отправляешься?
Рыцарь кивнул с самым убитым видом. Уже разболтали.
- На юго-востоке провинции расположились лагерем охотники, мастера кожевенного дела. Продают занятные выкройки. Цена им грош, да друг у меня с причудами, собирает все выкройки, какие есть. Купи у них парочку, раз уж под прикрытием идёшь.
- И сколько ты выручишь за них?
- Я же говорю – подарок другу.
- Ты всех своих друзей в кристаллы душ превратил. Сколько это стоит на чёрном рынке?
- Умный мальчик! – погрозил пальцем старик. – Я дам тебе двадцать процентов от сделки.
Калеб согласился. Они поделили кристаллы, и рыцарь поднялся обратно в кладовые, чтобы сдать добро. Потом снова спустился на нижние уровни и ещё дальше вниз, в отдел разведки. От Темнопряда было бы быстрее, но идти к рогам с ценными вещами в сумке всё равно, что эльфийке голой войти в таверну. Его ждали. Начальник отдела нежить Мордоворот лично инструктировал шпиона-новобранца. Его настоящего имени никто не знал, а над прозвищем не пошутила бы даже Аэнор. Мордоворот вышел победителем в паре сотен рукопашных схваток и выжил в стольких же. Его опыт и решимость были даже побольше, чем требовалось для слуг короля-лича, но пока на это закрывали глаза.
- Вечером горгульи доставят тебя на остров Йоджамба в Тернистой долине. Дела у троллей Зандалар в упадке, торговля захирела, все покупатели перебрались в Нордскол. Вероятность попасться кому-нибудь на глаза там минимальная, троллям ты неинтересен, они тебя и не заметят. Возьмёшь у них лодку и доплывёшь до пристани на юго-западе Западного Края. Прямиком в Красногорье даже не думай идти. Сперва зачисть пару стоянок гноллов, принеси в Сторожевой Холм их правые лапы. Что в Западном Крае, что в Красногорье от гноллов спасения нет. Начальство даст тебе пару тряпок в награду и рекомендательное письмо в Лейкшир. Вот с этим письмом и топай. Лошадь можно купить на востоке Элвиннского леса.
Ближе к вечеру Калеб тренировался со своей группой на среднем уровне некрополя. Таурен Горм потребовал, чтобы они довели до автоматизма прерывание чтения заклинания.
- А то в последний раз чуть шамана не упустили из-за того, что каждый на других понадеялся, - сердито гундел он, пока рыцари репетировали на нём прыжок назад и захват магической петлёй.
Все четверо безукоризненно выполнили срыв расового таланта на сотрясание земли.
- И что это было? – кричал таурен. – Я вас спрашиваю, чем вы занимались вчера в Танарисе?! Ведущий раскидал нас как котят, и почему? Потому что если я отпрыгну, он вам шлемы в плечи забьёт, а если вы отпрыгните, то Петлю на перезарядку поставите. Жалко, да?! Для себя приберечь охота?!
- Да трепал я тауренов, - злился Бикси, высекая сапогами искры из каменного пола. – Если бы ты мне не мешался…
- Гному маленького роста в рот…, - брякнул не подумав Эндар и прикусил язык.
- Что?! – взвился Бикси и стал выдирать меч из ножен.
- Накормить легко и просто, - выручила человека Джиланна.
- Да я вас на всех в самый что ни на есть страшный и уродский за пару медяков для нежити! – опять понесло гнома.
Меч он так и не достал, зато изо всех сил прыгал, пытаясь дотянуться кулаком до лица. Но если против человека у него ещё был шанс, то эльфийке он допрыгивал только до бюста. А уж до чего он дотягивался таурену…, кхм. Оправдал шутку. Калеб отошёл к дежурному «мяснику», чтобы купить питья. В тренажёрных залах торговля шла бойко, вымотавшиеся бойцы всегда ели после занятий. Пока он пил освежающий кислый чай, подошёл Аэльдон и заказал водки. Э-э-э…, парень, ты чего? Ой, глазки-то у нас какие растерянные! Синдорай, да что с тобой, ты словно смертный приговор свой прочитал.
- Эй, немощи! Сыграем пять на пять?
Калеб обернулся на голос и добродушно усмехнулся. Джерна Шлеморога он всегда уважал. Беспощадный, но адекватный дворф вызывал в нём симпатию. Ниже человека, но выше гнома, коренастый и широкоплечий, с густой шевелюрой и большой окладистой бородой, он был даже симпатичным по канонам хуманов. Бывший бомбардир Альянса попал в группу Отрекшихся. Как он выдерживал многодневные переходы, которые для нежити были разминкой, никто не знал. Может и правда предков дворфов боги высекли из камня?
- Мы не против, только для Бикси глоточек успокоительного надо раздобыть, да помощнее, - промычал Горм.
- Бешеный гном в руках таурена - страшное оружие, - суеверно перекрестился Джерн, чем довёл Бикси до финальной стадии истерики. Он вытащил-таки меч и принялся метаться между бойцами, выбирая, кого бы стукнуть.
- О-па-па, пошла массовка, - веселился Шлеморог, уворачиваясь от гнома.
Калеб отдал кружку «мяснику» и вступил в круг, забыв об испуганном Аэльдоне. Однако поиграть не удалось. Внезапно дворф стал серьёзным и убрал меч.
- Аэнор вызывает. Потом закончим.
Эх, вечно не везёт. Бикси, как же ты надоел со своими комплексами. А бок у Джиланны чистенький, шрамов не осталось. Видно, большие деньги отдала лекарю за срочность.

хххх

Криггон Талсон сосредоточенно смотрел на поплавок. Настоящая рыбалка требует от человека максимальной собранности, нельзя есть и пить, тем более алкоголь, как это любят дворфы, нельзя думать о посторонних вещах. Есть только ты и рыба. Только тогда, отрешившись от мирской суеты, ты достигнешь мастерства. Он видел, как с юга подошла к пристани лодка с одним пассажиром, как тот привязал швартовы, но не реагировал. Путник постоял рядом, поглазел на его улов, взял связку зубаток и оставил пару золотых. В добрый путь.
Калеб чувствовал себя очень неуютно. После латных доспехов одежда из крепкой кожи совершенно не ощущалась, рыцарь чувствовал себя голым. Короткий меч вместо тяжёлой двуручки приводил в бешенство. Пальцы уговаривали мозг разрешить им щёлкнуть волшебный пасс, чтобы вызвать вурдалака. В горле мешался гоблинский преобразователь речи, изменявший гортанный тембр рыцарей смерти на более приземлённый тон. Очки единственные ему не мешали, инженеры часто закладывают в них полезные функции и часто носят. Северная магия вложила в глаза рыцарей смерти снежную вьюгу, они светились белоснежными искрами свежевыпавшего снега. Без очков каждый встречный будет от него шарахаться и поднимать тревогу. И терпеть это целый месяц. Ну, кто додумался послать в разведку рыцаря смерти?! Он раздражённо откусил половину зубатки и принялся жевать сырую рыбу. Паразитов он не опасался, аура Нечестивости убивает всё живое мельче кролика, поэтому рыцари его специализации никогда не болели. Он уже всерьёз стал подумывать о ликвидации всех гноллов в округе, чтобы отвести душу, но тут его внимание привлёк луч маяка. Он нерешительно потоптался на склоне, стесняясь своего любопытства, но оно жгло гораздо больше раздражения. Неужели пялиться на волны может быть приятно? И ладно, баба, а Артас как дал себя уговорить? Неужели ему тоже было интересно на продуваемой всеми ветрами смотровой площадке?
- М-р-гм-р-мл!
Калеб, не глядя, пнул мурлока, который воинственно потрясал перед ним копьём, намекая, что рыцарь лишний на этом побережье. Рыбочеловек красиво взмыл над заходящим солнцем, несколько раз перекувырнулся в воздухе и упал в костёр, взметнув в темнеющее небо сноп искр. Что началось в лагере, словами не передать. Калеб и не стал вникать, бросил им всю связку рыбы и пошёл к маяку. Надо же глянуть, вдруг и правда в этом что-то есть. Перешагнув через дерущихся за жратву мурлоков, он поднял руку, чтобы бросить в воду Ледяной Путь, и спохватился. Ты простой инженер. Пришлось, скрипя зубами, переплыть десяток метров до мелководья на насыпном островке. Сюрприз – смотрителем маяка оказался призрак старого моряка. Безобидное привидение безотлучно дежурило на острове, приглядывая за башней. Пропустить на смотровую площадку оно согласилось, но потребовало пять бурдюков с маслом для поддержания огня.
- Где я ночью достану масло? Возьми золото, купишь десять бурдюков, - уговаривал Калеб, но старик настаивал на своём. Масло и точка. Можно было воспользоваться властью рыцаря смерти, чтобы подчинить своей воле нежить, но разведка категорически не рекомендовала использовать без крайней необходимости столь специфическую магию, как таланты личных слуг короля-лича. Разочарованно вздохнув, Калеб вернулся на берег. Как-нибудь в другой раз. Добродушный призрак немного развлёк его, жажда убийства поутихла. Рыцарь сменил защитные очки на очки ночного видения и до Сторожевого Холма дошёл, уклонившись от встречи с многочисленными разбойниками. Странно, Западный Край кишит отморозками, они тут захватили почти все фермы, раскинули свои палатки в каждой низине, а комендатура отправляет бойцов в Красногорье. Понятно, что через Красногорье идёт торговый путь на север, да и огры с орками, которые лезут на юг из Пылающий Степей, это более серьёзный противник, но Западный Край тоже не дальняя провинция, от него до столицы два часа пути. Ни за что не поверю, что Варин не может найти роту латников, чтобы раз и навсегда решить проблему разбойников. Что-то тут не то.
Неподалёку от Сторожевого Холма гноллы демонстративно раскинули свои палатки и жарили на костре одичавших свиней, которых тут было тьма-тьмущая. Только свиньи смогли приспособиться к дикой жизни, покинув разорённые фермы, остальная скотина быстро погибла от клыков койотов и ножей разбойников. Калеб нахально подсел к костру и огляделся. Гноллы отводили глаза, начинали чистить кинжалы и луки, грызть сухари, всячески игнорируя его. Близко с этими тварями Калеб ещё не сталкивался, поэтому с интересом рассматривал такую диковинку. Гноллы были зооморфны, волколаки, здоровенные волчеры, вставшие на задние лапы и одевшие доспехи. Истинный рост скрывался крайней сутулостью, иногда казалось, что гноллы ходят, согнувшись вдвое. Сильные, проворные бестии, умелые бойцы и кровожадные бандиты. Рыцарь отрезал от туши приличный кусок и съел его, разломал тушу, завернул большую часть и спрятал в свой мешок. Тишина. Как низкоорганизованные твари гноллы тонко чувствовали баланс сил, интуитивно понимали, на кого НЕ стоит наезжать, и сейчас готовы были на многое, лишь бы уклониться от драки. Калеба это не устраивало, но повод всегда найдётся. Отодвинув старого шамана, он воткнул отмычку в примитивный амбарный замок, висевший на побитом сундуке. На плечо ему легла тяжёлая лапища.
- А ты чего такой борзый?
- Какая у тебя лапа-то мускулистая да крепкая! – восхитился Калеб.
Гнолл отдёрнул лапу и брезгливо обтёр её о куртку. А вот этого точно делать не следовало. В башню на Сторожевом Холме рыцарь вошёл с двумя мешками и без долгих разговоров высыпал содержимое одного из них на пол. Интендант деловито посчитал окровавленные лапы, проверил, что все они правые, и отсыпал серебра.
- А ты крепкий парень! – одобрительно сказал комендант. – Не хочешь подработать ещё на этом деле? В Красногорье проблем побольше, а платят получше. Если есть желание, могу написать тебе рекомендательное письмо для мэра Лейкшира.
Хорошо продуманный план редко даёт осечки. Калеб переночевал в полуразрушенной таверне, утром отправился на север, к вечеру добрался до восточных конюшен и купил гнедого коня. Уже темнело, когда он вошёл в ратушу Лейкшира. Несмотря на поздний час, мировой судья Соломон, исполняющий обязанности мэра, был на месте.
- А, ещё один отличившийся в Западном Крае! – сердечно приветствовал он Калеба, прочитав письмо. – Помощники нам нужны, не хватает и бойцов, и мастеров. Работы много, а текучка большая, многие смотрят на Красногорье лишь как на этап карьеры. Подзаработали, поднабрались опыта и айда в более опасные места за более высокими заработками. И что же Камнегрив сбывает нам своих бойцов? У него там ситуация не лучше.
Значит, не ему одному это кажется странным. Мэр долго рассказывал о хозяйственной деятельности городка, подводя гостя к нужной работе, но у Калеба был свой список. Уже за полночь он вышел из ратуши, с облегчением вдыхая свежий воздух. Всё-таки чиновники жуткие зануды. Спать не хотелось совершенно. У конюшни деловито постукивали молотки, кузнецы доделывали дневные заказы.
- Ну, посмотри, ну что тебе стоит? – канючил молодой дворф у старого кузнеца, подсовывая дешёвый мушкетон.
Ручной волк грыз кость, не обращая внимания на сыпавшиеся на землю искры, лишь поводя ушами, когда над ним раздавались голоса.
- Ну, посмотрю, и что? Возможно, даже пойму, что у тебя заело. И чем буду чинить? Кувалдой?
- А вдруг там что-то простое? – не сдавался охотник. – Мы завтра идём на кабанов охотиться, а у меня ружьё заело. Что же, дома сидеть?
- Отстань, Тамнер. Возьмёшь лук у эльфов.
- Я дворф! – возмущённо вскинул коротенькую бородёнку охотник.
- Эй, парень, давай сюда свою мортиру, - сказал Калеб, выкладывая на стол набор инструментов.
Нашлась небольшая наковальня, как раз под цели инженера, да и стол стоял отдельно от кузнецов.
- Обычно Далия чинит нам ружья, но сейчас она на учёбе в Айронфорже, и мы тут совсем пропадаем, - болтал дворф, пока Калеб рассматривал мушкетон.
Пропадёте, если не научитесь ухаживать за оружием. Замок в грязи, детали скрипят при движении, кое-где уже корка. Охотнички! Калеб разобрал ружье и тщательно протёр все детали масляной тряпкой. Собрав замок, он пощёлкал курком, удовлетворённо хмыкнул и поставил все детали на место.
- Пять серебра.
- Далия берёт меньше, - проворчал дворф, расплачиваясь.
- Она вас жалеет. Усиленные патроны нужны?
- Разрывные? – оживился охотник. – Покажи.
Он зарядил один патрон, сбегал за поленом, поставил его на пустом причале и выстрелил с сорока шагов. Долго любовался развороченной деревяшкой, а потом купил несколько пачек.
- Зря ты вещички собираешь, - заметил кузнец, когда Калеб стал складывать инструмент. – Далия отсутствует уже четыре дня, а охотники у нас молодые и неопытные. Без инженера им сейчас никак.
Старик был прав, не успел Калеб поужинать булкой с молоком, как примчалась ватага дворфов и эльфов. У одного сбился прицел, у другого треснул приклад, у молодой дворфийки Марты Гантер ружьё заклинило намертво, эльфы просили усилить новые луки, всем дворфам нужны были разрывные патроны. Лишь поздно ночью инженер ссыпал в кошель выручку и собрал инструменты.
- Я прицел хочу поставить, - поделился планами Тамнер. – Какой порекомендуешь?
- Прицел на ЭТО?! – ужаснулся инженер. - Пуля не долетит до цели, которую ты разглядишь в оптику. Меняй ружьё.
- Далия тоже так сказала, - помрачнел дворф. – А я думал, что она подшучивает надо мной.
Хм, а эта женщина неплохой инженер. Надо будет подключить её к работе. Расположившись с удобством в гостевой комнате в таверне, Калеб поставил на дверь только осветительную бомбу. У него чесались руки защититься по всем правилам, но предполагается, что для него тут все свои. Вот только очки снимать нельзя ни на миг. Ох, намучается он за этот месяц. Следующий день он решил посвятить глубокому внедрению в ряды противника. Не без трепета рыцарь постучался в первый же жилой дом, но придуманная им фраза «Далия сейчас в Айронфорже, я вместо неё», оказалась гениальным решением. Он надолго погрузился в царство забитых труб, сломанных кранов и заевших замочков. Домохозяйки передавали его по эстафете, кормили, рассказывали все сплетни городка. Калеб не всегда улавливал суть, но слушал внимательно, преданно поддакивая. В обед ему повезло по настоящему - Дарси Паркер попросила отнести жареную поросячью ногу своего мужу, который нёс дежурство на юге на границе с Элвиннским лесом.
- Кормят их в Страже, конечно, неплохо, да ведь всё из общего котла, без изыска, без домашнего вкуса, - жаловалась она, заворачивая обед. – А так хочется побаловать, тяжело же ему там на дальнем посту. А тебе я тут пирожков завернула, поешь домашнего.
Калеб поблагодарил и отправился на юг, где на перекрёстке дорог из Стормвинда, Дасквуда и Пылающих Степей стоял на вахте одинокий страж.
- И тебя она подбила? – усмехнулся добродушно Паркер. – Женщины, что с них взять. Всё-то им кажется, что их мужья плохо кушают, словно нам до сих пор десять лет. Постоянно присылает мне с гонцами домашнюю пищу.
Они расположились на огромном пне, с аппетитом уничтожая домашние припасы. Паркер поделился с Калебом, потому что жена наложила на троих. Рыцарь съел мясо, пирожки и задумался о своём питании. Его кормили всё утро и обед, но это были порции для простых смертных, а рыцари смерти ели много, их таланты требовали гораздо больше пищи, чем полагалось солдату Альянса. Придётся уходить в горы и охотиться на кабанов, иначе он озвереет от голода или же его расшифруют. Он давно уже с интересом прислушивался к далёким выстрелам; кажется, давешние охотники промышляли на юге.
- Здесь много кабанов и пауков, - подтвердил Паркер. – Наши промышленники набивают каждый день по несколько туш на нос.
- А на головах гноллов не подрабатывают?
Паркер оглянулся на драные палатки, усеявшие дальние склоны. Кочевники подступали всё ближе, наглея с каждым днём.
- Не для наших обормотов этот противник, - посетовал страж. – А войска заняты орками, их разведчики ошиваются уже в предместьях Лейкшира. Да и на севере из заброшенных шахт полезли гноллы. У нас не хватает рук.
Ясно всё с вами. Калеб отправился на звуки выстрелов. Это и, правда, были его вчерашние клиенты. Он застал их за разделкой туш. Тамнер управлялся с ножом, вырезая из кабанов мясо по сортам, второй дворф... как же его... Чернокамень разрубал остатки на рагу, Марта возилась с солью, обрабатывая свежие шкуры, эльфы выслеживали следующие жертвы.
- Как пули?
- А, Калеб! Лучше не придумать! – приветствовали его охотники.
- А что вы на дракончиков не охотитесь? Их шкуры высоко ценятся на рынке.
Охотники смущённо переглянулись, признаваться было неловко.
- Они огнём плюются дальше, чем наши ружья и луки.
- Я могу сделать вам мифриловые мушкеты, они дальнобойные и мощные. Да и пули под них совсем другие, на порядок лучше.
- И сколько?
Калеб посчитал расходы, накинул за работу, и дворфы крякнули.
- Дорого. Копить надо.
Рыцарь с сомнением посмотрел на плотные тюки кож и мешки с мясом. Добыча одного дня охоты должна принести охотникам неплохую выручку, а ведь они ходят промышлять каждый день. У них должны быть деньги. Он углубился дальше в горы, держа курс на озеро. Выбрав сопку повыше, он залёг с подзорной трубой и долго изучал мелководье, оккупированное мурлоками. Только у Лейкшира не мелькали их ветхие постройки, всё остальное побережье было густо засеяно посёлками рыболюдей. У Калеба было достаточно сил, чтобы в одиночку вырезать их всех, но это будет долго и привлечёт слишком много внимания. Действовать приходится скрытно, а значит, надо что-то придумать. Какое-то время он размышлял, не стравить ли мурлоков с гноллами, чьи лагеря вплотную подошли к побережью, но затем отказался от этой мысли, слишком разные зоны интересов. Подкараулив на водопое кабана, он наконец-то наелся. Остаток дня рыцарь провёл в кузнице, изготавливая детали для мушкетов, а потом вернулись охотники, и снова настал бедлам. У Марты Гантер опять заклинило замок, у Чернокамня сломался курок, эльфы хотели оптику на луки, израненные питомцы скулили, хрюкали, рычали, дрались из-за костей и требовали, чтобы их погладили. Лишь за полночь Калеб подсчитал выручку и завалился спать, предварительно доев кабана. Завтра утром первым делом на охоту.
Лишь только рассвело, он уже гонялся в полях за кабанами, разогревая мышцы перед трудовым днём и от души развлекаясь, дёргая бедных животных за куцые хвостики. Кабаны в ужасе визжали, предчувствуя скорую смерть, и Калеб оставлял их в покое, переключаясь на следующего толстяка. Найдя, наконец, кабана по вкусу, он без выкрутасов сломал ему шею и сел завтракать. Этому навыку очень завидовали в отряде. Калеб с лёгкостью убивал голыми руками и животных, и гуманоидов, точно зная, у кого как ломать шею. Очень переживал по этому поводу Бикси, которому такой навык был недоступен из-за физических данных. Гном вообще воспринимал как личное оскорбление любое недоступное ему умение, подсмотренное у других. Когда-нибудь комплексы подведут его под нож. Размышляя о слабостях Бикси, Калеб вернулся в таверну, где его ждал приятный сюрприз. За столом трескали свиную рульку два дюжих молодца в медных латах, а библиотекарь из провинциального аббатства расспрашивал тавернщика, как пройти к пещерам Ретбана. Ещё один любитель первоклассных чернил пожаловал. Это была большая удача. Два неопытных воина без лекаря много не сделают, зачистят подходы к шахте, может быть, пройдут по ней сотню метров, и как только наберут достаточно ретбанской руды, вернутся обратно. Руда дешёвка, много не заработаешь, из неё только чернила хорошие выходят. Но вот заманить воинов лёгкой поживой - это другой расклад. Как бы вы отнеслись к предложению безопасно помахать мечами и собрать имущество разбойников? Воины обрадовались. Они посидели ещё часок в таверне, пока Калеб набивал динамитом ручные гранаты, а потом потащили мешки с взрывчаткой на север. Когда показались первые драные палатки, библиотекарь благоразумно спрятался за широкими спинами латников, которые заняли позицию на атаку. Калеб бросил гранату, а воины ворвались на стоянку, как только утих звук взрыва. Ползающих по земле гноллов они порубили в секунды. Так и пошло: выход на стоянку, гранатометание, добивание уцелевших. Из последних палаточных лагерей гноллы бежали от них в шахту. Сразу видно, что среди них нет инженеров. Замкнутое пространство многократно усиливает взрыв, ударные волны отражаются от стен и возвращаются в эпицентр, проходят его, отражаются от противоположных стен и так, пока не угаснет инерция. Выживших не оставалось в принципе. Воины просто забросали пещеру гранатами и спустились собрать трофеи. Потом они сидели в разорённом лагере и разбирали добычу. Библиотекарь ограничился своей доли наличных, Калеб уклонился от дележа, забрав только медную и оловянную руду. Пряча усмешку, он смотрел, с какой детской радостью воины сортировали награбленное разбойниками. Здесь тоже было всё подряд, как в кладовых некрополя, только качество доспехов и оружия на порядки ниже. Однако для новичков, экипированных в самое простое снаряжение, это была великая удача. Они примеряли доспехи и сапоги, подгоняя на ходу кольчужные швы, выбирали двуручные мечи или игрались с балансировкой «одноручек», пробовали наносить шокирующие удары щитами. Всё это были вещи из бюджетного сектора: медные и бронзовые, надёжные, хотя и недолговечные, с небольшим количеством магии – где прибавка к силе, где к выносливости, а где и дополнительный урон. Целиком они не оделись, но кирасы и мечи пришлись впору. Одна шахта освобождена, однако, к востоку в горах гноллов ещё пруд пруди, где-то там затаился и вожак стаи. Но хорошая идея начинает работать сама. Пошептавшись, воины спросили, во сколько им обойдётся пять мешков бомб. Смекнув, что они задумали, Калеб пообещал отдать за полцены. Вернувшись в Лейкшир, он засел в мастерской, а воины побежали искать напарников для опасной работы. Обедать Калеб сел, прислушиваясь к далёким взрывам: набрав полную группу искателей приключений, его давешние помощники отправились на север за недостающими элементами экипировки. Поглощая свинину с квасом, рыцарь смерти блаженствовал. Проблему гноллов можно считать наполовину решённой. Южных разобщённых кочевников можно ликвидировать точно так же. А главное, с минимальным участием главного заинтересованного лица. А вот с восточной группировкой без выяснения отношений с магом не справиться. Пора и к другим делам подключаться.
- Кто-нибудь уже занимался лесопилкой? – спросил он кузнеца.
- Это тебе Далию надо подождать, она там целую неделю копалась.
Хм, эта женщина начинает его всерьёз интересовать. Он вышел на причал, посмотреть на рыбачащих детишек.
- Дя-я-дя, ты мне не поможешь? – жалобно спросила маленькая девочка. – Я уронила ожерелье в воду. Родители не разрешают мне плавать в озере... Мама говорит, что под водой водятся чудовища, но ты ведь их не боишься, правда?
Чудовищ тут нет, а вот мурлок запросто может прокрасться по дну к посёлку. Калеб до одурения наплавался в мутной воде, пока не нашёл простенькое медное ожерелье с биркой «Хилари». Далековато от причала, однако. И как отнесло-то, подводных ключей здесь нет. А течение очень слабое.
- Спасибо! – просияла девочка.
- Миу, - пропищал кошка у неё на руках.
- Эфси сказала тебе «спасибо», - гордо сообщила Хилари.
Не очень-то и хотелось. Если бы не заботы о маскировке, он бы и внимания на тебя не обратил, малявка, хоть ты прыгай вокруг. Вернувшись в кузницу, он обнаружил, что отдельный стол занят чужими инструментами, а на стуле примостился кто-то новый.
- Эй, парень, освободи наковальню.
- Вообще-то, я привезла её из Айронфоржа, - сказал «кто-то», поднимая голову.
Калеб прикусил язык. Девушку с короткой стрижкой и в засаленной рабочей блузе кто угодно примет за юношу. Кто угодно, только не рыцарь смерти, такие ошибки часто приводят к смерти. Он моргнул, выходя на иной уровень восприятия мира. Так она рога, специализация – мастер маскировки. Это несколько извиняет его, тем более что эту местность девушка давно переросла. Что она тут делает? Ей бы бандитов в Танарисе выслеживать да на тролльи города рейдами ходить, а не мелких охотников опекать.
- Ты Далия?
- А ты Калеб. Мне про тебя уже дифирамбы напели.
Рыцарь напрягся, но девушка улыбалась так лучисто, что он расслабился помимо своей воли. Шутит.
- Твоя работа? – кивнула она на север, где грохотали взрывы.
- Моя там только взрывчатка.
- И идея, - уличила инженер.
- И идея, - согласился инженер.
- Я до такого не додумалась, - призналась девушка. - А других специалистов здесь нет.
- Да и тебя тут уже не должно быть. Зачем задержалась?
- Дела тут, - неопределённо ответила Далия.
- Говорят, ты лесопилкой занималась. Не покажешь?
Инженер тут же оживилась, стала рассказывать о том, как эту лесопилку строили, какие люди и дворфы там работали, как звали гномов, присматривавших за механизмом, какая продукция выпускалась… Калеб слушал вполуха, он уже понял, что девушка тут родилась и не может покинуть Красногорье, пока не почувствует, что сделала достаточно для своей родины. Они оседлали коней и выехали за город. Рыцарь смерти чувствовал внимательные взгляды в спину - в скалах прятались разведчики орков. Но не ордынцы, а отступники из клана Чёрной Горы. С ними тоже надо что-то делать. В отличие от гноллов, орки захватили крепость Каменной Стражи, что сделало их неуязвимыми перед атаками отдельных групп искателей приключений, а послать регулярные войска король Вариан не мог, на основных направлениях боевых действий на счету был каждый штык.
- Я заметила, ты искал ожерелье Хилари?
- Да, помог ребёнку… Что смешного?
- Она каждого новичка отправляет в озеро, - улыбнулась Далия. – Девочке нравиться быть в центре внимания.
- А, ясно, - поскучнел рыцарь.
- Не сердись, ей просто приятно, когда…
- Я не сержусь, не мне бить её, когда она подрастёт.
Девушка хотела что-то сказать, но рыцарь предупреждающе поднял руку.
- Далия, не спорь со старшими, я лучше знаю жизнь. Девочке приятно быть в центре внимания, и ради этого она придумывает разнообразные уловки. Никому не нравится, когда их используют ради развлечения, но девочку никто пальцем не тронет. Она вырастет, привыкшая к тому, что можно издеваться над окружающими, а что – разрешают же! Но с какого-то момента безнаказанность детства кончится, а она по-прежнему будет думать, что ей всё простят. Возможно, она вырастет красавицей, и тогда она будет думать, что всё можно, раз у неё есть сиськи. Но, в конце концов, она наедет не на того, и тогда её натянут.
Далия в замешательстве молчала. Калеб поправил очки, бросив косой взгляд в кусты. Приготовивший топор орк наткнулся на сияющие белым призрачным огнём глаза рыцаря смерти и решил попытать удачи на другой парочке.
- Но, как я уже сказал, это не моё дело, - заключил Калеб.
Далия так и не вступилась за женские права. Умница.
Лесопилка произвела на него удручающее впечатление. Заброшенная, полуразвалившаяся, оккупированная пауками. На ближайшей горе виднелись передовые укрепления крепости Каменной Стражи, набеги из которой делали бессмысленной любую попытку что-то здесь сделать. Однако, Калеб при помощи Далии начал осмотр, составляя список деталей, подлежащих замене. В мирное время разместить лесопилку на пересечении всех путей Красногорья было грамотным решением. Крепость защищала рабочих, контролировала дороги. Теперь район превратился в клубок проблем… Гм, перечень деталей превысил рамки разумного.
- Ясно, - скомкал листок инженер. – Лесопилка восстановлению не подлежит.
- Чушь! – рассердилась Далия. – Надо только…
Рыцарь предупреждающе поднял руку.
- При износе оборудования свыше пятидесяти процентов самым разумным решением является замена. Чинить будешь, только если невозможно привезти новое.
- У города нет денег на новую лесопилку, - угрюмо сказала девушка.
Мозги у Калеба работали, как хороший арифмометр. Денег у города нет, но их можно достать. Немаловажно то, что решая проблему города, он решит и свои задачи. Покрутив в руках ржавую шестерёнку, зубцы которой не выдержат и дня работы, он составил многоходовую комбинацию. Несмотря на большое количество действий, а в чём-то даже благодаря этому, она получалась надёжной, дублируя себя несколько раз. Ему нужно не только разобраться с орками и лесопилкой, пора уже завести девушку для маскировки. Девицы из Лейкшира, с которыми он успел пообщаться, были очень душевны, но Далия понравилась ему возможностью поболтать о железках, машинном масле, рудных месторождениях и прочих милых сердцу инженера вещах. Однако приглашать её на свидание преждевременно, с момента знакомства должно пройти определённое количество часов совместного времяпровождения, и это идеально вписывалось в его план.
- Значит, надо достать, - спокойно сказал Калеб и стал мыть руки.
- У кого?! – горько усмехнулась Далия.
- У них, - кивнул на крепость рыцарь.
- Забавно! – засмеялась девушка. – Оформим кредит под залог города?
- Вариант стандартный, но недопустимый, - не поддался на провокацию инженер. – Мечи с тобой?
- Я кинжальщица.
- Тем лучше, больше контроля над противником. Проверь заточку. Пойдём бить орков на северных копях.
- Вдвоём?!!!
- Али ты не рога? – широко улыбнулся рыцарь. – Твои таланты троих стоят.
И что ему очень понравилось, так это то, что девушка лишь скептически поджала губы, но отправилась вместе с ним. Правильно, чего ей бояться? В случае чего – шокирующая граната под ноги противнику, аварийный уход в «стелс», и ищи ветра в поле. Но Калеб знал слишком много рог, которые из принципа отказывались принимать участие в рискованных операциях – а вдруг убьют. Эта рога Альянса всё больше и больше его привлекала. Может, дело флиртом и не ограничится.

хххх

Имп деловито топал по дороге, широко расставляя кривые ножки, отчего его походка напоминала кривлянье болванчика в цирке. Однако не стоило относиться легкомысленно к тщедушному тельцу и маленькому росту. Чёртик кидался файерболами, носил магический щит огня, а главное, где-то рядом бродил вызвавший его варлок.
- Варлок, варлок, где ты был, - замурлыкал под нос старую дразнилку Калеб, распластавшись за низеньким пригорком, - в Оргриммаре водку пил. В водку Камень Душ попал – варлок войда потерял.
А вот и призыватель демонов. Из-за холмика вышел здоровенный детина (а кто видел маленьких орков?) в кокетливом платье. Вечная проблема колдующих классов – нормальная одежда с магическими эффектами возможна только женского фасона. Какие-то глубинные ограничения в самой магии. След в след за ним кралась в «стелсе» Далия. Пока что это был единственный орк в зоне видимости. Калеб приложил к глазам фокусирующую линзу и пустил в варлока лучик. Далия тут же нанесла из «стелса» оглушающий удар и замерла над застывшим орком. Ах, красиво! Грамотный боец, ни одного лишнего движения. Рыцарь поборолся с искушением проверить крепость её нервов, но для первого совместного похода это лишнее напряжение, отложим. Он приподнялся над землёй и бросил в импа меч. Потом заскользил над самой землёй, перепрыгнул через разрубленное тельце и в прыжке сломал варлоку шею. Теперь оттащить тело с дороги и обыскать. Монеты и мелкие ценности он сложил в мешок, убрал с дороги труп импа и прокрался к цепочке насыпных холмиков, отгораживающих долину от дороги. Имп был приманкой, так же как и сам варлок. Прямо за холмиками сидели в засаде три орка с топорами и в крепкой кольчуге. Успей варлок хоть пискнуть или вякни имп – расклад сил был бы совсем иной. Пока же дозорные мирно болтали о бабах и жратве, не подозревая, что роли сменились, и охотники стали жертвами. Ждём. Далия застыла за спиной самого крупного орка, живое изваяние. Хорошая рога. Калеб следил за ними через линзу, дожидаясь удобного момента. Вот один из орков опустил глаза, поправляя портупею. Рыцарь тут же подсветил двух остальных. Оглушающий удар по одному, выход из «стелса», Ослепление по второму. Подняв глаза, первый орк обнаружил прямо напротив себя застывшую в боевой стойке рогу Альянса. Не успел он схватиться за топор, как крепкие руки поймали его подбородок и провернули голову на сто восемьдесят градусов. Остальных Далия аккуратно заколола в сердце. Так и шли они по долине, вырезая орков мелкими группами, обыскивая трупы и складируя добычу в мешки. Грамотная рога это страшная сила. Далия легко контролировала трёх противников, а орки больше пяти не собирались, разницу покрывала сила и скорость рук Калеба. Вечерело, когда они подчищали последние закоулки шахты с оловом, из-за которого и начался конфликт.
- Далия, ты?! Глазам не верю!
Девушка машинально ушла в аварийный «стелс» и только оттуда осмотрела пещеру. В деревянной клетке сидел оборванный солдат Альянса, и, судя по запаху, не первый день.
- Кеешан? Как ты сюда попал? И где остальные?
- Последнее, что я помню – как орки окружили наш отряд. Меня ударили по затылку, и в глазах потемнело. А теперь я пленник в этой пещере.
- Подожди минутку, я сейчас разберусь с замком. Как раз поможешь нести сумки, а то накопилось тут…
- Я тяжело ранен. Мне понадобится помощь, чтобы добраться до города.
- Раз можешь говорить, капрал, значит, не тяжело, - проворчала девушка, ковыряя отмычками замок.
- Далия, я тут уже давно без пищи и воды, я ослаб…
Мимо него свистнул воздух, и клетка развалилась на две половины.
- Возьми у девушки мешок, неси да помалкивай, - сказал Калеб, полируя лезвие двуручного топора, который он отложил для себя из общей добычи.
Одноручный меч его уже достал, а двуручка и мощнее, и психологический эффект сильнее, вон как пялится этот капрал, да и Далия с уважением на него поглядывает. В Лейкшир они вошли, сгибаясь под тяжестью мешков с оружием, доспехами и магическими побрякушками. Кеешан сразу побежал докладываться начальству, Далия проследила за размещением добычи на складах, а Калеб отправился в таверну собирать искателей приключений и промышленников, которые отдыхали после дневных трудов.

хххх

Ночь спустилась на Красногорье. Пели лягушки в озере, шлёпали по мелководью мурлоки, охотясь на всё, что движется, шуршали листвой кабаны в лесу. Негромко чавкал ножкой молодого поросёнка человек, наблюдавший за крепостью Каменной Стражи в подзорную трубу. Он сидел на толстом суку невысоко над землёй, до ближайших домов было далеко, и разведчик орков из клана Чёрной Горы решился. Зайдя со спины на расстояние удара, он вдруг споткнулся и застыл. Тянулись секунды, где-то в ветвях запел соловей, упало на землю перезрелое яблоко. В глазах у орка прояснилось, но чуть он шевельнулся, как из пустоты по голове снова ударили рукоятью кинжала. Потом снова, и ещё раз…
- Калеб, долго мне его дубасить? – раздался под яблоней сердитый шёпот. – Сейчас остальные набегут на твоё чавканье! Сам будешь разбираться.
Рыцарь усмехнулся и спрыгнул вниз. Крепкие нервы у девушки, пять раз вырубала разведчика, пока не надоело. Оттащив тело орка в кусты, он вернулся на исходную позицию, а Далия продолжила караулить разведчиков. Они подловили ещё двоих, пока, наконец, Калеб не спрыгнул на землю с трубой в руках.
- Из крепости вышел отряд. Оставайся в тени и вылавливай разведчиков. Главное, чтобы ни один не смог доставить весть в крепость.
Неслышным шагом рога заскользила по обочине, выбирая место для засады, а рыцарь запалил дымовую шашку и побежал в таверну, где спали, не раздеваясь, предупреждённые бойцы. Стражи регулярной армии занимались своими делами, чтобы разведчики не заподозрили ловушки и не предупредили карательный отряд. Дым заволок подступы к городку, и тогда из таверны высыпала разношерстная компания, которой предстояло решить исход сегодняшней ночи. Им уже несколько раз повторили порядок действий, но всё равно Калеб тихим голосом отдавал приказы, следя, чтобы никто ничего не напутал.
- Охотники, построились в две линии. Дворфы – первая линия, приготовиться к стрельбе с колена. Эльфы – вторая линия, стреляете стоя. Воины, на левый фланг, паладины и роги – на правый. Охотники делают первый залп, после чего дворфы перезаряжаются, а эльфы стреляют по готовности. Дворфы кричат о готовности, по команде стрельба залпом, и ВСЕ охотники тут же уходят - дворфы налево, эльфы направо, после чего стрельба по готовности. Мечники смыкают ряды и встречают врага в рукопашной. Лекари, не жалейте маны, бой будет коротким, всё равно не потратите. Паладины, старайтесь выдать побольше урона, но помните и о вспомогательных заклинаниях: оглушайте противника, освящайте землю…
Если бы его видела сейчас Аэнор, выпорола бы за такую тактику. Отказаться от помощи профессиональных солдат, оставить их без дела для отвода глаз и понадеяться на необстрелянных новичков, которые только-только попробовали силы в настоящих схватках. Это было безумие. Калеб надеялся лишь на хороший план, который позволял играть и слабыми фигурами. Не получив вечером вестей из шахт, орки выслали разведчиков и обнаружили побоище. Ордынцы могли бы и повременить, чтобы собрать побольше информации и выяснить, кто именно виноват, но глотнувшие крови демонов орки не умели сдерживаться. Они собрали не информацию, а отряд головорезов, и ринулись в атаку. Не знай Калеб, кого он задел днём, городок мирно спал бы, понадеявшись на охрану. Её застали бы врасплох и неизвестно, как повернулись бы события. Сейчас же на окраине выстроились два десятка новобранцев, которым близость врага не оставила времени для переживаний и страха. Сквозь дымовую завесу уже слышался нестройный топот множества ног.
- Туман обманчив. Когда взлетит ракета, орки окажутся гораздо ближе, чем вы думали, поэтому не расслабляться, - негромко пояснял рыцарь. – Роги, ещё раз – не лезьте в драку, у вас задача особая. Охотники, приготовились.
Шумное дыхание многих глоток, бряцает металл, воображение рисует свирепых воинов, диких, могучих, в шкурах на голое мускулистое тело, мощные клыки…, обязательно слюнявые. А в руках огромные топоры. И ты тут в дешёвом медном нагруднике с плохо заточенным мечом в руке…
- Приготовиться!
В небо взлетела голубая ракета, залив всё вокруг призрачным неживым светом. Герои Альянса увидели прямо перед собой толпу бегущих орков, орки обнаружили вражеский заслон. Так и должно всё это запечатлеться, никаких томительных ожиданий, раздумий и колебаний.
- Пли!
Охотники дали залп с убийственно близкой дистанции, тут и слепой не промахнулся бы. Первые ряды нападающих снесло подчистую. Орки взревели во всю мочь и прибавили шаг. Вразнобой свистели стрелы, когда удачно, когда нет, пока дворфы перезаряжали ружья.
- Готов!
- Готов!
- Готова!
- Пли!
Второй залп был страшнее. На более близкой дистанции крупная картечь, рассчитанная на кабана, прошивала сразу двух орков. Охотники брызнули в стороны, мечники сомкнули ряды, и по всей долине прокатился грохот от столкновения щитов и топоров. Стрелы всё так же свистели в воздухе, эльфы показывали чудеса выдержки, дворфы палили бронебойными, сваливая каждым выстрелом по орку. Отставшие шаманы орды обложились тотемами и воздели руки, чтобы помочь собратьям, но за их спинами замелькали отравленные кинжалы – роги оправдывали свою репутацию. Как и рассчитывал Калеб, сеча была страшной, но короткой. Когда в тебя с одной стороны летят стрелы, с другой пули, ноги грызут волки, земля жжёт своей святостью, в глазах круги расходятся от паладинских молитв, помощи от лекарей нет, а визжащая туша сбивает с ног… Кхм, ну да, такого врага и дешёвым мечом можно прибить. И всё же половину бойцов вынесли из свалки на руках. Не беда, на это он тоже рассчитывал. Со всех сторон сбегались стражи, капитан отдавал команды, разношёрстная ватага нехотя занимала свои места в строю латников регулярной армии. Теперь марш-бросок до крепости, оставшейся без доброй половины защитников, и шансы взять её нахрапом высоки как никогда. Калеб схватил за руку Далию, которая отвязывала коня.
- Останься в городе, шарь в «стелсе», здесь должны оставаться разведчики.
Девушка сорвала с лица очки, и при свете костров рыцарь увидел вспыхнувшие от гнева глаза.
- Ты меня со стариками и детьми оставляешь?!
- А кто их защитит, если в город проберутся несколько мстителей? – крикнул он в ответ, вскакивая на коня. - Все бойцы уходят в рейд, город без защиты. Сейчас и двух орков хватит, чтобы мы вернулись на руины. Ещё неизвестно, чья работа важнее.
Она поняла и, опуская на глаза очки, ушла в «стелс». А он-то сомневался, думал, упрётся, и придётся уговаривать Марту покараулить город за новый мушкет. Хорошая рога.
Хорошая девушка.
Далия долго ждала, прислушиваясь к звукам боя вдали. Крепость Каменной Стражи была расположена над озером, а вода хорошо передаёт звуковые колебания. При желании можно было бы услышать и отдельные выкрики, но тогда пришлось бы сидеть на причале и чутко вслушиваться. Далия не могла, она бродила вокруг домов, до боли в глазах всматриваясь в тени. Когда вернулись с добычей воины, девушка только с завистью слушала их рассказы. Ей самой особо похвастать было нечем – ещё три головы положила она в общую кучу, подтвердив правоту Калеба.
- Ну, вот и средства на лесопилку появились, - хмыкнул рыцарь и с лёгкой душой отправился спать.
За добычу он не беспокоился, Далия за каждый грошик мэру плешь проест, в этом он был уверен. Город выделит деньги на лесопилку. В крепости оставлен малый отряд, гонцы уже отправились в Стормвинд за полноценным гарнизоном. Дела налаживаются.

хххх

- Заказывает она калдорайский шашлык из паука и начинает читать винную карту. Официант кладёт передо мной меню, и тут её сова гадит прямо на обложку. Только я кулак сжал, как эта рыжая стерва поверх меню зырк на меня глазами и снова одни уши торчат.
Бикси чуть ли не бегал кругами, показывая, как листали меню, как работал официант, как ходит по столу сова.
- Ясно, что если я этот пучок драных перьев хоть пальцем трону, ночка обломается. Сижу, думаю. Запах от совы такой, словно она дохлых мышей не только ест, но и спит в них. А девушка сама чистенькая, аккуратная, даже непонятно, почему сова такая задрипанная. Ну, я махнул официанту, типа, бес с тобой, на твой выбор, всё равно аппетит отбили. Стараюсь на сову не смотреть, а она крыльями машет, ищет что-то в перьях, полный облом. И что вы думаете, эта падла поставила на стол? Похлебку из пещерной крысы, хрустящий паучий десерт и светлое пиво капитана Ромси. Издевается, гад! Девчонке-то что, она на паучьем мясе выросла, а я эту мерзость только вилкой ковыряю, улыбаюсь сквозь зубы. Барышня уже таять начинает, глазками стреляет, мясо зубками терзает не спеша, косточки обсасывает. Но сова уже достала. Вы можете себе это представить? Девушка уже облизывается, посматривает кровожадно, а у меня настроение хуже некуда, потому что эта курица драная прямо под носом жрёт, сопит и чавкает. А главное, деваха ещё ей и подбрасывает кусочки, избаловала совсем. И тут меня осенило. Крошу незаметно десерт на стол и игриво постукиваю пальцами. Сова уставилась на паучатину, потопталась, а потом как кинется. Я её в обнимку и под стол, пиво на себя опрокинул, хлеб рассыпал – трагедия! Девушка вокруг меня хлопочет чуть ли не в слезах, извиняется. Сову, конечно, во двор, я пью свежее пиво, благодать.
Рыцари слушали, затаив дыхание. Рассказывал Бикси мастерски, с кучей подробностей, привлекая свидетелей. Верили все. Верили, зная, что гном часто врёт, но доказать не могли. Бикси врал вдохновенно, изобретательно, умело вплетая свою маленькую ложь в ворох достоверных фактов. В Гаджетсане бухали целых три группы рыцарей, все помнили эту пьянку, все видели эльфиек, которые были там по своим делам, многие заметили, что гном клеился к ним, но куда он девался ночью, никто не знал. Это давало широкое поле фантазии, чем Бикси умело пользовался. Вместо быстрого рассказа о сиськах он предлагал развёрнутое повествование, интересное само по себе. Его энциклопедические знания позволяли сочинять потрясающие байки. К тому же, для маскировки он рассказывал много реальных историй, из-за чего у слушателей полностью терялось всякое ощущение реальности.
- Подстава удалась на ура, девушка себя жутко виноватой считает, всячески заглаживает...
Бикси запнулся на секунду, потому что заметил Калеба, стоящего в стороне со скучающим видом. Когда он подошёл, сколько успел услышать? Его напарник всегда вычислял, когда гном врёт, и Бикси рассказывал при нём только реальные истории. Отступать было поздно.
- И тут новая беда – свечи ей подавай. Люстра слишком ярко, а в темноте неинтересно. А где я ей в Гаджетсане свечи найду? Взрывчатки и шутих сколько угодно, а свечи спросом не пользуются. Нашлись бенгальские огни, но это, я вам скажу, врагу не пожелать. Горит минуту, шесть штук вокруг кровати. Крутишься на бабе, обновляешь, так ещё и делать что-то надо...
- А что, прикольно! - заржали рыцари. - Всё интереснее, чем по сотому разу одно и тоже...
- Брехня, - зевнул Калеб, и настроение у всех испортилось.
Ему верили, серьёзный инженер шутить-то не любил, а уж врать и вовсе почитал ниже своего достоинства. Толпа слушателей быстро рассосалась, Бикси метал глазами молнии, но теперь интерес к нему потерян минимум на неделю. Как же он ненавидел этого человека!
- Как погодка в Красногорье? - спросил Облом, догоняя Калеба на лестнице.
Он тоже был гном, тоже любил почесать языком, но в отличие от Бикси врал про свои успехи в искусстве наложения чар. Вот этого Калеб понять не мог. Зачем первоклассному инженеру пытаться понять тонкости течения магии в пространстве? Ну, не даётся тебе магия, да и бес с ней. Зачем с десятого-двадцатого раза разбирать медную побрякушку на кристаллы, если можешь с первого раза собрать отличный карабин?
- Издеваешься?
- Если бы. Тебя хотя бы в тёплое место послали, а в Караносе всегда зима.
- Ты тоже?
- Угу. Налаживаю производство запчастей для катапульт, преимущественно тех, которые используются у нас в труповозках.
- И как успехи?
- Стабильно. Там отдыхает одна магичка, учит меня чары накладывать. Прикольная девчонка, хоть и высшая.
- Бикси тут уже врал.
- Кстати, на чём ты его подловил? Я не заметил ошибок.
- Наш дорогой ловелас слишком увлекается деталями. Он же ночную эльфийку кадрил, так? Паучий шашлык, сова, а волосы рыжие, как у эльфов крови.
- Цвет волос у женщины не признак.
- Только не у эльфов. Ночные никогда не простят синдорай за то, что их эксперименты с магией привели в Азерот Пылающий Легион. Поскольку они из одного племени, то ненавидят друг друга гораздо сильнее, чем орки людей или дворфы троллей. Ночная эльфийка скорее с орком переспит, чем покрасит волосы в рыжий цвет.
- А может, это была синдорай.
- Тогда в рассказе не было бы совы. Я скорее поверю, что ты гуляешь с высшим магом Кирин-Тора.
- Она из новой волны. Дерётся отлично, но опыта маловато, мою ледяную ауру в упор не чувствует.
- В упор? - переспросил Калеб. - Чувствует?
Облом поджал губы. Вот так и работают опытные дознаватели. Никаких допросов, всё мило и по душам, всё за кружечкой пива, за тарелочкой сухариков. Проговориться не проблема, проблема это услышать. Калеб потому всегда и раскалывает Бикси, что не про сиськи слушает, а вникает в каждое слово.
- Падла ты! - сквозь зубы сказал рыцарь. - Ну, сплю я с ней, и что?! У меня очки на замок заперты, их только с костями можно снять, понял?!
- Облом, ты зря дёргаешься, это не моё дело...
- А от её друзей я подальше держусь, подкупил местных мальчишек, наплёл им с три короба историй про своих строгих родителей, чтобы они меня предупреждали о визитах опытных магов. Думаешь, я голову потерял?!
- Мне плевать, я не доносчик.
- Думаешь, я не понимаю, какой будет праздник в Даларане, когда я попаду к ним в руки? После того, что наша группа сделала с их школой в Мунбруке, наши имена выжжены Живым Огнём на каждой гербовой накидке Кирин-Тора, чтобы не забыли все последующие поколения. Я что, не понимаю, насколько надо быть осторожным?!
- Тогда почему именно маг? - буркнул раздосадованный Калеб, не ожидавший такой бурной реакции.
Гном сердито сопнул и замолчал. Калеб с изумлением понял, что у рыцаря нет ответа. Он и сам не знает. Занимался мастерской недалеко от Айронфоржа, собирал и учил рабочих, готовя их к приходу Плети, вечерами колдовал на каком-нибудь пригорке с медными кольцами. Помогла какая-то девчонка, и понеслось. И дело вовсе не в сексе, а в том, что рыцарь увидел сочувствие, что не стали хихикать над его неуклюжими пассами, а взяли за руку и показали правильные движения. А теперь и сам не знает, как выпутаться. Дождаться бы конца месяца, а там хоть трава не расти.
- Красивая хоть? - не нашёл более умного вопроса Калеб, не зная, как разойтись без ссоры.
- Что значит «хоть»? - заворчал Облом. - Поговори у меня! Хоть!

хххх

- Как погода в Красногорье? - радушно встретил его Гралкин.
- Сговорились вы, все, что ли? - пробурчал инженер. - Хорошая!
Плохое настроение не раздражало Темнопряда, если это было чужое. Он жадно просмотрел выкройки и остался доволен. Видно, большие деньги посулили коллекционеры.
- Как продвигаются дела в провинции Альянса?
- Средне. Работаю, - сквозь зубы ответил рыцарь.
Колдуна ничего не могло смутить, когда цель достигнута. Рыцарю пришлось рассказать основные этапы своей работы в Лейкшире. Провокация орков на ночную атаку чрезвычайно развеселила старика.
- А ты коварный! - погрозил он пальцем Калебу. - Так развести пацанов!
- А что их разводить? - проворчал польщённый рыцарь. - Они от крови демонов ничего не соображают, действуют как собаки: увидели – сделали. Волки и те умнее орков. Кстати, что там у Облома?
- А что с ним? - заинтересовался Гралкин.
- Запчасти для труповозок делает. Мы собираемся брать штурмом Айронфорж?
- Рано или поздно, - развёл руками колдун. - Хорошо иметь в готовности действующую мастерскую. Хотя этот чудик тратит много времени на изучение чар. И что ему неймётся? Зря время теряет.
- У всех есть хобби, - осторожно сказал Калеб.
Главное понять, в курсе ли Темнопряд. Если да, тогда слухи уже просочились, если нет, то и никто не слышал.
- Я знаю одного колдуна, который вместо изучения тёмной магии барыжит на чёрном рынке да сплетни собирает. Тоже ущерб.
- Но-но! - снова погрозил пальцем старик. - Ты не путай. Облом как был лопухом в наложении чар, так и останется, а я мастер, мне грех не использовать свои таланты.
Не знает. Иначе не хвастался бы, а что-нибудь уклончивое стал плести.
- Слышал, что самые лучшие целители Альянса собрались в Дарнасе? – спросил варлок.
- Ещё бы! - ухмыльнулся рыцарь. - Наши же атаки и заставили их укрыть целителей под сенью Великого Дерева. Им там сама земля помогает.
- А слышал, что они стали пропускать без очереди за деньги?
- Да ну! - поразился Калеб. - Да это же раскол!
С тех пор, как целители научились воскрешать мёртвых, тема жизни и смерти стала одной из самых спорных в Азероте. Чтобы ритуал прошёл успешно, лекарь должен приступить не позже, чем через полчаса после смерти. Для ритуала зачастую требовались недешёвые реагенты. После долгих споров и народных волнений выработали схему, которая устроила всех. Главным условием успеха была скорейшая доставка покойника к целителю. В городах, где мага, способного открыть портал в столицу, можно было найти за пять минут, это не было проблемой, но жителям деревень пришлось туго. Власти приказным порядком выделили из гарнизонов дежурных магов в районные центры для помощи в скорейшей доставке, а чтобы не спились от скуки, их часто меняли и нагружали разной работой. Те, кто успел найти мага, сталкивались с проблемой очереди. Королевство большое, много кто успевал погибнуть за день, лекарей на всех не хватало. Порой в очереди тратились драгоценные минуты, и покойнику уже ничем нельзя было помочь. До сих пор вельможи и простолюдины стояли в одной очереди, но если богатеи стали проскакивать вперёд, жди беды.
- Тяжёлое время для Альянса, - в раздумье сказал Калеб. - Орда до такого ещё не докатилась?
- У них все целители по своим столицам сидят, очередь по жребию составляют.
- Тоже не сахар. Ты не знаешь, что за ботаник сидит в башне на востоке Красногорья?
- Да сидит там какой-то неудачник из Кирин-Тора. Завалил кандидатскую, поскандалил с начальством, обозлился на всех, теперь строит козни.
- Что ему надо?
- А что нужно неудачникам? Власть, чтобы покарать обидчиков и самоутвердиться.
- А точнее?

karver

  • Сообщений: 7
  • Репутация: 0
  • Рейтинг 0
- Артефакты он ищет, которые дадут силу великую.
- Ну да, конечно! - фыркнул рыцарь. - Все настоящие талисманы учтены, а те, что недоступны, слишком сильны, чтобы отдаться в руки слабаку.
- Не все артефакты агрессивны и не все удаётся учесть.
Калеб думал недолго, из реальных возможностей он знал только одну.
- Из какой-то столицы кто-то из магов самовольно вывез реликвию?
Темнопряд ни за что не выдаст информацию, если только собеседник сам не додумается до правильного ответа. И сейчас он торжествующе поднял палец и шёпотом сказал:
- У ночных эльфов пропала коса Элуны.
- Ох, мать! - зажмурился Калеб. - Да это почище раскола с синдорай. Как они умудрились?
- Очень мутная история, я сам многого не знаю. Но то, что Дасквуд получил своё название из-за неё, это точно. Раньше он был светлее Элвиннского леса.
- Этого я не застал. Однако. Ты меня шокировал.
- Вывести из равновесия Калеба это большое достижение. Ты мне польстил.
- Да я думаю, как быть с этим магом. Аэнор попросила прощупать его на предмет сотрудничества.
- Даже не связывайся! - покачал головой колдун. - Из неудачников всегда получаются идеальные предатели, но толковые помощники – никогда. Если бы он ещё состоял в Кирин-Торе, его разработка была бы первостепенной задачей, но как одиночка он нам помеха. Какой прок от союзника, который только и думает, как бы тебя предать и воспользоваться твоими богатствами? Маг он слабый, доверие к нему подорвано. Что он может нам предложить?
- Ну..., кхм... её самую.
- А ты коварный, Калеб. Справишься?
- Не справлюсь, голову оторву голыми руками, - мрачно ответил рыцарь, и у тёмного колдуна сразу пропало желание шутить.

хххх

После удачного налёта Лейкшир напоминал улей. У всех в карманах призывно звенела денежка, а на этот сладкий манок всегда слетались самые разные охотники от честных коробейников до отмороженных бандитов. Наевшись до отвала в своей комнате, Калеб лишь для вида сел завтракать с охотниками, которые заправлялись перед промысловым рейдом. В таверне было шумно, ночные герои отмечали победу, балагурили и кутили. Одна из охотниц, ночная эльфийка, не удержавшись, подсела к весёлой компании за соседним столом. Очки рыцаря матово сверкали в свете утреннего солнца, скрывая истинный блеск глаз, которые внимательно следили за стражниками, вольными промышленниками и каким-то хлыщом, которого он видел тут первый раз. Игра в карты шла не так чтобы бойко, игроки много отвлекались на еду и питьё, но деньги медленно и верно перекочевали в один карман. Шлёпнулась на стул рядом охотница, кусая губы. Кажется, она проиграла всё, раз хвалёная эльфийская выдержка ей отказала. Её напарник негромко сказал несколько слов на эльфийском, девушка низко опустила голову, и даже кончики ушей заалели. Дворфы неодобрительно покачивали головами, Марта даже гневно фыркнула. Лично Калебу на это было наплевать, но боевой дух бойцов входил в его планы. Он подошёл к шулеру, положил руку ему на плечо и сказал:
- Верни деньги и уезжай из города.
- Попутал, дядя? - нагло засмеялся хлыщ. - Я не сделал ничего...
Калеб взял его за горло, приподнял и бросил. Картёжник перелетел через несколько столов, как тряпичная кукла, и врезался в стену. Парень оказался крепким, сразу стал вставать. Рыцарь подскочил к нему и ударил ногой по рёбрам. Отвратительно захрустело, хлыщ второй раз полетел на стену и уже не вставал. Калеб вывернул его карманы и кошелёк, вытряхнув деньги на пол. Взяв за пояс бедолагу, рыцарь вынес его во двор, как мешок мусора, бросил к стене и поманил стража.
- Старшего смены сюда.
Калеба в городе уже знали, капитан не стал ломаться, сразу пришёл.
- Слушай, Дюк, если я этого паренька ещё раз увижу в Лейкшире, настучу по шлемам всей дежурной смене. И если в городе увижу шулеров, тоже.
- А что мы-то? - попробовал уклониться капитан. - Мы же не можем ему ничего предъявить, пацанов никто не заставлял играть.
- Дюк! - холодно процедил рыцарь, и у стража жутко зачесалось между глаз, словно ему уже врезали бронированной перчаткой. - Я тебя предупредил! Не заставляй меня делать твою работу, это очень злит, потому что у меня своей выше крыши. Ты сила и власть, вот и пользуйся ими.
Далию он нашёл в ратуше, где ей отсчитывали деньги на лесопилку.
- Не пущу без сопровождающего, - упрямо твердил мэр. - Не положено. Дороги опасны, а тут такая сумма.
- Да я рога! - возмутилась девушка. - Я всю дорогу могу в «стелсе» пройти.
- Нервы не выдержат, - возражал мэр. - Выйдешь из «стелса» где-нибудь в кустарнике, чтобы дорогу срезать, тут и случится.
- Да что, что случится?!
- Да всё, что угодно.
- Я поеду с ней, - сказал Калеб.
Далия глухо заворчала, но выбирать не приходилось. Со своей стороны, Калеб тоже был не рад, но и у него не было выбора. Соваться во вражескую столицу, где простые стражи натасканы определять на глаз чужие ауры, было опасно. Хотя как раз стражи его не беспокоили, он умел отводить им глаза. Гораздо большую угрозу представляли обычные бойцы высшей категории, которые пожаловали в столицу по своим делам или чужим поручениям. Их не обманет его несложная магия, лишь высшие иерархи Плети смогли бы отвести им глаза. Но надо было ехать, потому что, если не контролировать заказ, обязательно привезут не ту модель, не из тех материалов или не в той комплектации. И тогда всё равно ехать, выяснять отношения, но уже с потерей времени.
Ещё немного времени рыцарь потратил в кузнице, обсуждая с мастером форму двуручного топора, который должен был заменить для Калеба его меч. Кузнец только головой качал да крякал, в смущении почёсывая седую голову. Он привык делать оружие необстрелянным новичкам, которые сами не знали, что им нужно, и готовы были брать всё подряд, а тут масса условий и тонкостей. Один только шип для колющего удара вверг его в тягостное раздумье, а форма лезвия едва не довела до отчаяния. Даже то, что все материалы Калеб предусмотрительно закупил в избытке, чтобы не бояться брака, не подняло настроение старика.
Увязывая мешок на круп коня, Калеб размышлял, что лучше – взять с собой кого-нибудь из селянок или уговорить Далию надеть платье с декольте? Оба варианта имели плюсы и минусы. Если они поедут вдвоём, это увеличит шансы на успех флирта, но чумазая инженер плохая приманка, хотя грудь у неё большая. Если взять селянку, то придётся много внимания уделять Далии, чтобы не сорвался флирт, что рискованно, зато обидевшаяся селянка будет усиленно заигрывать со всеми встречными, что значительно повысит шансы на успех отвлекающей операции. Однако обидевшаяся женщина превращается в заклятого врага, неизвестно, каким боком обернётся её месть.
- Ты готов?
Рыцарь обернулся и выкинул все мысли из головы. Такая хорошенькая шатеночка с завитушками и низким декольте отведёт глаза любому. Далия сменила рабочую блузу на красивое платье, боевые кольца и серьги на золотые украшения, причесалась, накрасилась. Приманка готова. Что там нужно для изготовления механической белки?

хххх

Элвиннский лес всё ещё оставался светлым, но он уже не был безопасным. Из медных шахт лезли кобольды, разбуженные выбросами магии от экспериментов Кирин-Тора, в реках и озёрах появились мурлоки, Братство Справедливости крепло и набирало силу. Последнее было самым страшным, ибо забирало в ряды противников своих же граждан. Многие были недовольны политикой короля. Война уносила много жизней, налоги давили, не все праздники удавалось отметить. Вербовщики Братства нашёптывали сомневающимся крамольные мысли, доказывая, что король алчен и тщеславен, что война уже выиграна, раз чума покинула Элвинн. Компания в Нордсколе, поглощающая все силы королевства, нужна лишь для удовлетворения амбиций короля, для решения лично его, Вариана, проблем. К чести людей, далеко не все прислушивались к бандитам. Сельские жители, привязанные к своим наделам, слишком хорошо знали, что такое война и что произойдёт, если врага не добить. Большая часть регулярных войск были выходцами из крестьянского люда. Горожане же, свободные в своих перемещениях, напротив, относились к войне намного легкомысленнее, чем следовало бы. А что им беспокоиться, если в случае угрозы горожанин собирает свой нехитрый скарб и перебирается в другой город? А на новом месте жительства и налоги могут быть поменьше, и война дальше. И если всё же шли в армию, то старались попасть на должности, где смерть крайне нежелательна – лекари, инженерные войска, разведка, штаб. Однако, для этого нужно долго учиться, иметь соответствующие способности, а лучше дар. Если же тебе шестнадцать лет и хорошей жизни хочется прямо сейчас, что тогда делать? Идти воровать. Вербовщики Братства обещали богатую добычу, самую желанную приманку в мире. Из Стормвинда, слепо следуя звону золота, уходили многие крепкие юноши, мечтая разбогатеть и стать состоятельными рантье, а в итоге попадали в гораздо более крепкие тиски, чем королевские налоги, потому что сельский люд был небогат, добыча с них невелика, вожаки отрядов суровы, и члены Братства жили едва ли не беднее, чем раньше. Неудивительно, что они лютовали в набегах, выбивая из путников последние гроши, чтобы окунуться в кабацкий угар, хоть на вечер почувствовать себя значимыми людьми. Единственный успех, которого добилась королевская стража – они смогли обезопасить дороги Элвинна. Но за ближайшими кустами начиналось царство беззакония. Добровольческие бригады предпринимали смелые рейды, уничтожая целые банды, но всегда приходили новые, разбивали палаточные лагеря то тут, то там, играя в смертельную «прятки» с королевской стражей и охотниками за головами. Однако, пока Калеб и Далия ехали по тракту, они могли считать себя в относительной безопасности, разве что волк выйдет им навстречу, да и тот будет спешить по своим делам.
- Я ведь только родилась да подросла немного в Красногорье, - рассказывала Далия, пока кони мерно отшагивали милю за милей. - Рано ушла учиться в аббатство Нортшайр, на стажировке прочёсывала Элвинн в составе отрядов королевской стражи. Выучилась на инженера в Айронфорже. Вернулась в Лейкшир лишь два года назад, пытаюсь восстановить, что можно. Ты здорово придумал со взрывчаткой, весь север расчистили в момент. А уж про штурм крепости и говорить нечего.
- Один человек много не сделает.
- Да я понимаю, что и связи нужны, и людей уметь организовать. Сложно это всё, я только начала разбираться.
- А почему ты выбрала рогу? Думаю, из тебя получился бы хороший маг.
- Вышло так, - буркнула Далия и надолго замолчала.
Однако, когда дорога близко подошла к южной границе и на горизонте стали видны тёмные леса Дасквуда, она заговорила.
- Не так давно Даск был светлее Элвинна и назывался совсем иначе. Там жили наши родичи, мы каждые выходные ездили в гости друг к другу. Из угроз в лесах были только волки, даже с ограми договорились, отдав им далеко на западе лощину с пещерой. А потом пришли воргены, и провинцию накрыло тьмой. Мой отец был в отряде добровольцев, которые первые отправились на выручку. Кто ж знал, что силы настолько неравны. Теперь весь Дасквуд одно большое кладбище, и мёртвые бродят по своим бывшим владениям, не зная покоя. Я ушла в Нортшайр с мыслью о мести, тренировалась день и ночь, только пойти по стопам отца не получилось – маловато у меня сил, чтобы надеть латы и взять двуручный меч. Зато кинжалы роги подошли как нельзя лучше: крепкие нервы и твёрдые руки, что ещё нужно для смертельных ударов из пустоты?
Миловидное лицо селянки испортила горькая усмешка.
- А ведь когда маленькая девочка излечивала синяки и царапины, только плюнув и размазав, ей пророчили карьеру великой целительницы и место в Королевской Академии Наук. Не судьба. Кинжалы, яд и гранаты.
И смерть в бою. Калеб молчал. Что он мог сказать? Что сам является частью той тьмы, что всё плотнее затягивала мир? Что после того, как он отстроит Лейкшир, город будет отдан Плети, а все жители станут зомби? Что Далия как хороший специалист сохранит разум и будет ненавидеть живущих такой страшной ненавистью, для которой в мире живых не придумано названия? Чтобы разрядить обстановку, он кивнул на башню Азора, мимо которой они проезжали.
- Я гляжу, положение не так плохо, раз сторожевые башни отдают магам?
Далия с отвращением посмотрела на учеников магов и мастеров наложения чар, хлопотавших около столов с реактивами, и раздражённо дёрнула плечом.
- У короля не хватает ни денег, ни бойцов. Башню отдали магам, чтобы они содержали отряд дорожной стражи, которая размещена в Голдшайре.
Разговор не задался, и Калеб шаг за шагом стал отставать. Воинская наука гласит, что при неудаче в лобовом столкновении следует отступить и нанести удар иначе, там, где противник не ждёт. Он незаметно свернул с дороги и пробежался по полянкам. Главное не подарок, а усилия, этот урок великой волшебницы рыцарь запомнил накрепко. Он собрал букет обычных ромашек, сунул коню в зубы и, догнав Далию, заставил протянуть ей. Девушка невольно улыбнулась, воткнула по ромашке в уши своему коню, подумала, заложила цветы за свои ушки, подумала, распотрошила букет, украсила сбрую… Одним словом, когда показались ворота Стормвинда, возглавляла их маленький караван такая довольная и важная молодка, что суровые ветераны заулыбались, перешептываясь, и совершенно не обратили внимания на угрюмого сопровождающего. Скучно страже весь день караулить ворота, каждая симпатичная девчушка это развлечение и разговоры на час. Так и прошёл Калеб мимо охраны, которая могла бы легко распознать воина Плети, если бы вгляделись повнимательнее да подошли поближе. И никакой магии, банальное использование чужих слабостей. До квартала дворфов, где обосновались инженеры, они также добрались без приключений. К удивлению Калеба, помощь не понадобилась, Далия отлично справилась сама. Она знала все тонкости, отбила попытки всучить им некондиционный товар, заказала полный комплект сопутствующего инструмента, необходимого для ремонта и профилактики, не забыв самого мелкого ключика. Механики остались недовольны. Такой заказ, да ещё баба пришла, а отжать лишнюю денежку не удалось.
- Мне надо зайти к тренеру, обсудить экзамены, я скоро сдаю технику спецударов из «стелса», - предупредила Далия. - Это недолго.
- Я найду, чем заняться.
Калеб проводил её взглядом и повернулся к механикам.
- У вас есть малахит?
- Два золотых.
- На аукционе он стоит двадцать серебра. Если не удалось развести девушку, это не значит, что получится на мне отыграться.
- Пятьдесят.
- Двадцать, мужики, двадцать. И пиво.
В заснеженных горах Дун Морога грязи было меньше, чем малахита, местные скупщики порой даже отказывались принимать его у промышленников, а у инженеров он просто лежал в ящиках для общего пользования. Но задобрить их надо было строго обязательно, это был уже личный опыт самого Калеба. Когда посыльный принёс кувшин медовухи, инженер взял кусочки малахита и приступил к работе.
При всей его неспешности время умеет менять свой ход, когда дело касается отдельного человека. Рыцарь пилил, сверлил, резал, перепроверял размеры, состыковывал детали, и время было над ним не властно. Оно останавливается в процессе работы и снова начинает свой ход, лишь когда вещь будет готова. Услышав голос Далии, он даже не сразу понял, о чём идёт речь.
- Извини за задержку, тренер решил, что нужно дополнительно позаниматься, потому что экзамен очень сложный, а потом ещё пришлось заново краситься и завиваться.
- Какую ещё задержку? – оторвал он глаза от полированной поверхности малахитовой пластинки.
Да хватит уже наводить блеск, поверхность идеальна. Он положил её в маленькую коробочку, закрепил и плотно закрыл. Изнутри щелкнул фиксатор. Готово.
- Что это? – заинтересовалась Далия.
Инженер дал ей маленький брелок с кнопкой. Сгорая от любопытства, девушка тут же нажала её. С мелодичным звоном коробка распалась, стенки изогнулись, складывая фигуру, взметнулся хвост, выглянули глазки-бусины, выдвинулись лапки. Механическая белка с малахитовым корпусом уставилась на девушку, забавно пошмыгала носом и пробежалась вокруг, выискивая съестное. Ничего не найдя, она ткнулась мордочкой в ногу Далии.
- К-какая прелесть! – тающим голосом пролепетала рога.
Калеб не смог сдержать усмешки, глядя, как суровая воительница нянчится с игрушкой. Кажется, бесполезные, но приятные подарки и правда сводят женщин с ума. А может, мелькнуло у него в голове, девушка просто очень давно не получала подарков, отвыкла от ласки. Белка была сделана на славу, имитация поведения безупречна, игрушка вела себя, как живая. Конечно, набор движений был не бесконечен, но очень и очень велик. Далия пыталась подловить белку на незнании потребностей живых, но та исправно грызла печенье, бегала вокруг, вспрыгивала на плечо и прочее. Далия на какое-то время совсем забыла про Калеба, но он знал, что когда радостная истерика пройдёт, она будет чувствовать себя в долгу. Отвлекающий манёвр готов к исполнению. Кхм, а уже вечереет. Что она там говорила про задержку?… Мать вашу, ночь же на носу! М-да-а!
Из столицы можно было нанять быстрого грифона в любую точку материка, но Калеб категорически отказался под благовидным предлогом. Смотрителями насестов были обычные воины высшей категории, только опыт у них такой, что лучше сразу с башни на мостовую прыгнуть. Он отправил Далию домой, а сам безжалостно гнал коня через Элвинн, добравшись до Лейкшира к полуночи. В кузне его дожидались охотники.
- Далия спать отправилась, - смущённо сказал Тамнер. – А у нас тут…
Как всегда, море мелкой работы. Калеб снова чистил, чинил, заменял детали, стараясь не обращать внимание на гвалт и споры охотников, свары их питомцев, сосредоточившись на работе. У него были готовы три отличных мифриловых мушкета, но дворфы покряхтели, отвели глаза и промямлили что-то несуразное в ответ. И ведь не так много он просит, на аукционе в столице цены втрое – вчетверо выше.
- Ты прямо как батька им, - усмехнулся старый кузнец, когда ватага наконец убралась в таверну. – Папа Калеб.
Похвала оставила его равнодушным, инженер просто делал свою работу и получал за это деньги. Он вошёл в обеденный зал и взял похлёбку. Хозяйка пожелала ему спокойной ночи и ушла спать. Рыцарь сел за самый дальний стол в стороне от засидевшихся за пивом стражей, свободных от смены. Туда, где заметил на грани видимости слабую размытую тень.
- Я в долгу перед тобой, - шепнула эльфийка. – Сама не знаю, что на меня нашло. Каждый день похож на предыдущий, работа и работа, захотелось немного развеяться. Меня зовут Фиора Длинноушка. Если тебе понадобится мой лук… или ещё что… ты можешь на меня рассчитывать.
Она ускользнула в спальные комнаты, двигаясь на грани света и темноты, где таланты её народа позволяли полностью скрываться от чужих глаз. Всё правильно. Есть услуга, есть оплата. Сон снова не шёл, вокруг него слишком много событий. Повинуясь импульсу, Калеб оседлал коня и поехал на восток. Эльфийки замечательно расслабляют, можно и поработать побольше, а потом завалиться с ней в укромное место, чтобы никто не знал, и ничья репутация не пострадала. Он миновал лесопилку, пустил коня шагом, прокравшись кустами мимо крепости Каменной Стражи, и остановился лишь, когда впереди показались палатки гноллов. В этом заказе его чрезвычайно занимала сама постановка задачи – человек командует стаей гноллов. Это несовместимо в самых глубинных свойствах миропорядка, всё равно как если бы мышка командовала кошкой. Но варианты, конечно, были. Они всегда есть. Калеб бросил топор в кусты, разрубив притаившегося разведчика. Обыскивать труп пришлось по локоть в крови, но воина Плети такие мелочи не смущали. Первым делом он расстегнул куртку и удовлетворённо хмыкнул. Ну да, вот она, подвеска Подчинения - тускло светится в темноте. Он повертел её в руках, прикидывая, можно ли извлечь выгоду из этой ситуации. Если дать гноллу по башке и снять с него подвеску, что он будет делать, когда очнётся? Кинется спасать остальных или начнёт с ними драться? Если гноллы смогут проявить достаточно смекалки и солидарности, тогда задание окажется простым и весёлым – мага просто сожрут.
- Не пугайся. Я Теокрит, верховный маг башни Азоры в Элвиннском лесу. При помощи этой подвески гноллы из стаи Темношкуров общаются со своим повелителем Моргантом.
Рыцарь чуть не сломал от неожиданности подвеску. Однако! Да тут перекрёстная слежка. А голос продолжал вещать.
- Я потратил много времени на то, чтобы тоже научиться вещать через эти подвески. Если ты слышишь мое сообщение, значит, заклинание сработало. Принеси мне эту подвеску, и я щедро вознагражу тебя.
Маг Альянса следит за гноллами, за которыми следит отщепенец, чтобы следить за отщепенцем... Бр-р-р! Что же делать? Воину Плети и близко нельзя подходить к мастерам высшей категории, особенно к магам, которые за версту чуют враждебную ауру. Только вот не было сильной магии в башни Азоры, когда они с Далией проезжали мимо. Допустим, Теокрит в тот момент куда-то отлучился, но тогда должны излучать артефакты, магическая защита башни, да мало ли что... Ничего этого не было. Всю дорогу до Элвинна Калеб размышлял, выделит ли Кирин-Тор высшего мага для слежки за мелким отступником, в то время как на фронте каждый боец на счету. Да и сколько ему придётся заплатить, чтобы маститый специалист согласился прозябать в самой провинциальной провинции бок о бок с разбойничьими бандами? Опираясь на личный опыт общения с магами, Калеб был уверен, что самое позднее через месяц озверевший от скуки чароплёт создал бы десяток элементалей разных стихий и отправил их охотиться на разбойников, а сам засел бы с подзорной трубой на балконе. К вечеру разрозненные банды стихийно слились бы в одну толпу, которая организованно захватила бы ближайшую тюрьму и заперлась изнутри, требуя спасти их от опасного маньяка. А вот недавний выпускник Академии с радостью возьмётся за такое дело – практика, опыт, репутация. И всё же он задержался у входа в башню, до боли в висках напрягая мозги, чтобы вслушаться в пустоту. Почти все спали, только охрана дежурила, да несколько человек на верхнем этаже работали сверхурочно. Магия была, но очень слабая. Пожалуй, даже шаманы орков, которых порубили роги в ночной схватке, владели большей силой. И всё же Калеб крутил между пальцами монету, чтобы иметь законный предлог держать пальцы в готовой магической фигуре. Ну, параноик он, параноик.
Теокрит был немолод, даже хуже, он был сед. Но отчаянно молодился. Короткая армейская стрижка, холёные руки, колдовской балахон с иголочки. Рыцарь старательно прятал усмешку. Ни один высший маг не станет выставлять напоказ атрибуты своей силы, так же как и Калеб не размахивает мечом под носом у первого встречного. Шар медитации, с помощью которого Теокрит следил за гноллами, стоял на почётном месте – на столе в центре комнаты, хотя любой здравомыслящий маг держит свои инструменты там, где им и положено быть – в шкафах, на полках, в закрытых хранилищах или под столом. И настоящий высший маг не говорит так напыщенно.
- Мой соперник Моргант – волшебник, наделённый великой силой, но лишенный сердечной доброты. Он обосновался в башне Илгалара, что в Красногорье. Я нашел способ следить за ним при помощи Ока Азоры. Однако Око не дает возможности проникнуть в его мысли. Для такого дела мне потребуется помощь.
Теокрит выдержал многозначительную паузу, в которой должен был прозвучать восторженный крик «За Альянс!» или «За Свет!», ну или хотя бы «Сделаем это!» Калеб разглядывал гномиху, которая водила руками по кинжалу, толи накладывала чары, толи пыталась разобрать его на кристаллы, по пассам не понять. Интересно, у Облома девушка такая же сушёная корка или симпатичная, как он уверяет? Не дождавшись сочувствия к своим проблемам, маг намекнул более прозрачно.
- Если ты согласишься помогать мне, возьми амулет Азоры и отнеси его к башне Илгалара. Амулет нужно положить под статую льва рядом с башней. Если это будет сделано, то с помощью силы Азоры я смогу проникнуть в замыслы Морганта.
- Ты мне ещё за первое поручение не заплатил, - напомнил рыцарь.
Теокрит воздел руки к потолку, что должно было символизировать обращение к высшим силам. Как?! Его, высшего мага, заподозрили в скаредности?! Он отсчитал двенадцать серебряных монет и подарил два флакона восстанавливающего бальзама. Калеб сделал вид, что доволен, забрал бронзовый медальон и поехал обратно в Красногорье. Бронза! Одно это указывает на весьма скромный уровень мага. Даже Моргант изготавливал подвески Подчинения из серебра, которое гораздо чувствительнее к магии. Хотя, это можно объяснить и более прозаически: маг Кирин-Тора живёт за счёт постоянного оклада, а гноллы грабят всю округу. Калеб прокрался к башне, нашёл в темноте статую и на ощупь затолкал под фундамент медальон. Пусть наблюдает. Это может быть забавным. Вот теперь он с чистой совестью заперся в своей комнате и рухнул на кровать. Фиора шутит. Какой секс, когда столько работы?! Спать, спать и ещё раз спать.

хххх

Танк прокрался мимо поленницы, проскочил между ногами танцующих гостей, на полной скорости миновал накрытые столы и затаился между тюками с товаром. Башня настороженно крутилась, выцеливая противника, но на горизонте было пусто. Однако едва он выдвинулся на полкорпуса, как получил снаряд в лоб.
- Пятнадцать - ноль, - улыбнулась Далия. - Ещё партию?
- Да ну тебя! - буркнул Калеб, бросая пульт на стол. - Дурацкая идея – играть в прятки с рогой.
Девушка засмеялась и побежала к лотку со сладостями. Ярмарка была в самом разгаре, все местные жители приехали с семьями, от детей не протолкнуться. Отцы семейств цедили пиво, женщины налегали на сладкое, молодёжь не вылезала из палаток с аттракционами. Здесь возвращалось детство, пусть на час, но уходили чёрные мысли, и люди дурачились, шутили и вообще вели себя глупо. Калеб с усмешкой смотрел, как Далия всерьёз спорит с распорядителем, что одна расстёгнутая пуговица на воротнике это слишком мало для такого жаркого дня. Как болтает ногами на карусели, литрами пьёт газировку, визжит, когда пушка зашвыривала их в небеса. Тоже мне развлечение. На костяном драконе он и не такие пируэты закладывал. Напитки разбавлены, а сладости приторные. Кроме танковой дуэли развлечения ему не нашлось. Однако Далия чувствовала себя как рыба в воде. И чем лучше было её настроение, тем крепче становилась решимость Калеба. Он должен понять, на что же повелась Джайна.

хххх

На добрых конях до маяка в Западном Крае всего пару часов езды, а если настроение хорошее, то и того меньше. Но вот полоска мелководья… Далия смерила своего кавалера ледяным взглядом и, не успел Калеб объяснить свой план, как она извлекла из складок юбки пузырёк, выпила залпом и пробежала над водой, почти не касаясь волн.
- А мне ещё говорят, зачем ты всегда на гулянье снаряжаешься, как на войну?! – ворчала она, пока карабкалась по крутому подъёму, опираясь на руку Калеба. – Ну, спрашивается, зачем на ярмарке эликсир левитации? Ан нет, пригодился.
Кинжалы она тоже не забыла, судя по тому, что, увидев призрака, сразу сунула руки в складки юбки. Но предосторожности были излишними, старик был само радушие, увидев пять бурдюков с маслом. Он не только пропустил их на маяк, но также сунул Калебу мелочь, несколько пузырьков лечебного зелья, а также свиток на временное увеличение выносливости. С трудом вырвавшись из гостеприимных рук привидения, рыцарь догнал Далию на смотровой площадке. Девушка выжидающе посмотрела на него, а он только повёл рукой вокруг.
- Смотри.
Собственно, ему нечего было добавить, это всё, чем он владел: баба, море, маяк. Сама концепция инженеру была непонятна. Под ногами шуршали волны, словно постоянно что-то нашёптывая тебе на грани слышимости. Вроде и нет слов, но отчего-то кажется, что есть. Они несли барашки до самого берега, а потом бросали пену в песок, который жадно поглощал всё их великолепие, оставляя лишь мокрый след. Но там, вдали, барашки свободно бежали за горизонт, кувыркаясь и устраивая догонялки. Солнце отражалось тысячами бликов от волн, золотые искры играли на лице в древнюю непостижимую смертным игру. По полям Западного Края пробегали травяные волны, но с такого расстояния казалось, что это тоже вода, и получалось целых два моря – лазурное слева, изумрудное справа. Бандитов и гноллов не было видно, край казался таким мирным и спокойным. А совсем далеко на горизонте темнела полоса зелёных лесов Элвинна… Здесь абсолютно не на что было смотреть. Калеб просчитывал в уме прочность обшивки сейфориевого заряда, в котором использовалась бы самая мощная на сегодняшний день взрывчатка, и дожидался, когда Далии всё это надоест. Девушка долго молчала, а потом сказала:
- Красиво.
Ну, приехали! Нет, он, конечно, рад, что затея удалась, но Калеб терпеть не мог, когда задача решалась, а он не понимал, каким образом. Обратно они ехали не спеша, Далия даже не спросила на базе, есть ли свободный грифон. Рыцарь подозревал, что она отказалась бы от полёта, даже если бы и был. Кажется, ей хотелось растянуть прогулку, чтобы подумать. Или помечтать. А то в Лейкшире сразу куча дел навалится, снова станешь загруженным по самые уши инженером, нянькой и управляющим в одном лице. Калеб старательно ей подыгрывал, разговаривая на отвлечённые темы. Его лицо было обращено на дорогу, но глаза неотрывно следили за объектом флирта. Далия и не догадывалась, какая атака предпринята в отношении её, поэтому неоднократно попалась на быстрых взглядах, когда, по её расчётам, кавалер был слишком увлечён описанием оптики среднего звена для нарезных мушкетов или физическими свойствами титановой пыли. Рыцарь долго раздумывал, закрепить ли успех жаркой ночкой, но тогда девушке придётся уделять больше времени, а работы ещё очень и очень много. Уж лучше взыскать долг с Фиоры – надёжно и без последствий. Поэтому они трогательно расстались на пороге таверны, и Калеб отправился в кузню. Теперь все будут считать, что у него с Далией роман, и будут больше говорить об их отношениях, чем присматриваться к делам. Ну, что у вас… дети мои?
- А я говорю, что это была колесница! – горячился Тамнер, но эльфа-охотника невозможно было вывести из себя.
- Труповозка.
- Колесница! Главная ось...
- Такая же, как у труповозки.
- Лезвия на колёсах…
- Такие же. Труповозка.
- Поворотный механизм…
- Одинаков почти у всех рас. Труповозка.
- Да с чего ты это взял?! – взвыл, потеряв терпение, дворф.
- Там смертью пахло, - отрезал охотник.
Как ни странно, Тамнера это удовлетворило. Глубокое проникновение эльфов в магию вещей позволяло им видеть много больше профессиональных магов. Если уж эльф сказал, что вещь убивала, значит, так и было.
Проклятие! Будет ли день, когда у этой банды окажется спокойный вечер? Марте надо менять карабин, он уже устал регулировать этот чёртов замок, его всё равно при нагреве клинит. У Тамнера снова ружьё забито грязью. Ползает он с ним, что ли?
- Кабан цапнул? – кивнул он на перевязанную руку Фиоры.
- Споткнулась у труповозки и неудачно схватилась за борт.
Озлобленные духи павших воинов, заключённые в повозке, подставили подножку, а тлен в ней хранится очень долго. И где они только нашли остатки десанта Плети? Секса не будет. Жаль девчонку. Ну да ладно, одним охотником больше, одним меньше. Калеб лёг спать, но не мог сомкнуть глаз. Сладковатый запах тлена усиливался, дразнил, и рыцарь ворочался с бока на бок, не понимая, что именно ему не нравится в ситуации. Ну, станет одним зомби больше. Утром в таверне будет переполох, короткая драка, к обеду прибудут дознаватели из столицы, к вечеру обломки труповозки уничтожат по всем правилам. Ему-то какое дело? У него и так в планах разъезды по Красногорью, надо продолжать интригу с Теокритом, так что встречи с дознавателями можно не опасаться. Жаль упущенной возможности погулять с эльфийкой? Одна баба не стоит таких усилий, какими бы постельными талантами она ни обладала. Ослабнет команда охотников? Один лук невелика потеря, их и так останется пятеро. Тогда что?
Устав от неопределённости, он вышел в коридор и прокрался к двери Фиоры. За ней было тихо, но не было покоя. Не спит. Отмычкой он вскрыл несложный запор и беззвучно прошёл в комнату. Фиора сидела у окна и медленно водила рукой перед свечой. На полу валялись промокшие от сукровицы повязки. Эльфийка не отрывала глаз от чумных пятен, расползавшихся от ладони выше по руке. Сейчас они дошли до локтя, через час доберутся до лица, а на рассвете отрава подчинит душу. Сквозь тонкую эльфийскую плоть просвечивал огонь свечи, и от этого пятна становились более отчётливыми, словно в руку закачивали грязь, и её становилось всё больше. Ручная пантера забилась под кровать и сверкала оттуда жёлтыми глазами. Страх страхом, в кого бы ни превращалась её хозяйка, но питомец выполнит свой долг ВСЕГДА. Кошка тихо зарычала, Фиора вскочила, выхватывая кинжал, но увидев Калеба, поникла. Они постояли. Чума. Северное проклятие.
- Я обещала расплатиться, но теперь придётся влезть в долги по самые уши, - сказала девушка, машинально шевельнув длинными ушами и невесело улыбнувшись каламбуру. – Я не могу покончить с собой, поэтому прошу тебя об одолжении. Отруби мне голову. Мои сёстры скоро подрастут, они вернут долги.
- Следуй за мной. Только незаметно.
Оседлав коня, Калеб направил его рысью на восток, к водопаду под Крепостью Каменных Стражей. Эльфийка бежала в тени деревьев и скал, невидимая в своей родной стихии. Мать-Земля никогда не бросит своих детей без поддержки, какое бы проклятие ни пало на их головы. Пока ещё с ней, пока ещё жива… У водопада Калеб спешился.
- Поймай кабана покрупнее и завяжи ему пасть, чтобы потише хрюкал, - сказал рыцарь. – Я скоро.
Он поднялся в крепость и вступил в нелёгкие переговоры. Большая часть гарнизона были знакомыми бойцами из Лейкшира, но капитан новенький, пришлось повозиться, хоть пацаны и поддерживали. Когда Калеб спустился к водопаду с обеденным столом в руках, его занимал только один вопрос – неужели они поверили всей той ерунде, что он им наплёл? Тогда его репутация поднялась очень высоко. Фиора молча рассматривала руку, не обращая внимание на то, что делает Калеб, но когда поняла, что дырки в столе, которые он пробивает кинжалом, складываются в её силуэт, занервничала.
- Я не пойду к чернокнижникам.
Рыцарь достал из мешка связку ремней и стал их распутывать.
- Я не буду у них учебным пособием! – психанула эльфийка, но Калеб вырубил её ударом кулака.
Немного задержала одежда, у женщин свои секреты, но, в конце концов, он раздел её и плотно привязал к столу. Подтащив гневно хрюкающего кабана к воде, рыцарь внёс в водопад стол и поставил на попа. Холодная вода привела Фиору в чувство. Кляп не давал говорить, зато глаза были очень красноречивы. Калеб забрал первую порцию свиной крови и положил шприц на камень. Глубоко вздохнул, набираясь храбрости, и вынул из ножен кинжал.
- Я бы дал тебе обезболивающего, но чума делает тело нечувствительным к лекарствам, - извинился он перед охотницей. – Ты уж потерпи. Вас, эльфов, можно на куски заживо разрезать, а вы только смеяться будете над врагами. Вот и смейся… или плачь, не важно, главное, держись.
И он сделал первый разрез…
Собственно, лекарства от чумы как не было, так и нет. Лучшие некроманты Плети признали своё поражение, изучая дар Пылающего Легиона. Чума была создана силами, не принадлежащими этому миру, ничто не могло исцелить заболевшего. Единственное, что обнаружили в ходе бесчисленных экспериментов некроманты, это странную привязку к изначальной крови обитателей Азерота, к первичной субстанции, из которой в незапамятные времена формировалось всё живое. Раз попав в тело, чума стойко держалась за кровь на всех стадиях болезни, и это навело на обходной путь борьбы с заразой. Нельзя исцелить? Пусть, зато можно заблокировать. Долгие расчёты, сотня неудачных попыток, и была разработана несложная схема остановки заражения. Правда, рыцари не обучались медицинским премудростям, не их это дело, но Калебу всё было интересно. Он месяц собирал редкие артефакты, чтобы задобрить знакомого некроманта, и тот показал ему методику. На теле делались глубокие разрезы строго по порядку, чтобы спустить часть заражённой крови, и вкалывалась чужая кровь, которая не пускала чуму дальше. Порядок имел ключевое значение, он рассчитывался от места заражения, если таковое имелось, либо же давался в готовом виде, если отрава проникла с пищей. Работа была несложной, но требовала точности и аккуратности. Разрез, спустить кровь, вколоть свежую, повторить многократно. Ослабленная, разделённая барьерами инородной для заражённого тела ауры чужой крови, чума отступала. Только не медлить, скорость была вторым ключевым моментом, пренебрежение которым обрекало всю работу на провал, а раны ещё нужно зашивать. Калеб был один, и ему приходилось делать всё очень быстро. Луна закатилась за горизонт, и ночь посерела, когда он бросил шприц и сел на мокрый камень. Сил почти не осталось, голова кружилась от голода, а ещё столько надо сделать. Он развязал кабана и пинком отправил его на свободу. Съесть бы тебя, да некогда. Свин, возмущённо визжа, умчался в горы, потеря крови никак не отразилась на его самочувствии, ведь забрали у него много меньше, чем отдала водопаду Фиора. М-да, хорошо ещё, что на этой стадии она не заразна, а то пришлось бы оперировать на листе металла и сжигать абсолютно всё, включая воду, которой обмывали раны. Охотница была в сознании, но обессилена. Рыцарь отвязал её, осторожно обтёр и стал бинтовать. Эх, раны грубоваты, скальпель нужен был, да где его достать ночью в провинции? Он поймал взгляд девушки, открыл рот, чтобы приободрить, да так и закрыл. И нёс до городка на руках, избегая взгляда. Мимо вялых стражей, мгновенно оживающих от такого зрелища. Мимо зевающих коробейников, с утра пораньше раскладывающих товар, чтобы не пропустить ранних пташек. Прямиком в таверну, где промышленники за обе щёки уплетали завтрак. Эльф с грохотом отшвырнул стул, вскакивая с места. Калеб мимолётно поморщился, надо было всё же положить руку Фиоры поудобнее, а то с неё кровь капает. Хвалёная эльфийская выдержка даёт осечку, когда опасность угрожает соплеменникам.
- Ой! – пролепетала вторая охотница, не веря своим глазам, и потрогала волосы Длинноушки, ещё вчера изумрудные, как весенняя листва, а сейчас белые, как снег.
- Что случилось? – резко спросил эльф.
- Поцарапалась, - буркнул Калеб. – Не стой на дороге, мне ещё работать.
Он поднялся в комнату Фиоры, где его встретила пантера. Звериное чутьё лучше человеческого, кошка сразу определила, что опасность миновала, и с мяуканьем носилась вокруг Калеба, пока он укладывал охотницу на кровать. Это очень хорошо, значит, успех. Рыцарь снял промокшие повязки и полез в сумку за свежими. Эльф сразу приподнял одеяло… зря ты, парень. Охотник только смертельно побледнел, а вот напарница согнулась в спазме над горшком. Зря завтракала.
- Что это было? – севшим голосом спросил эльф.
- Яд выводил.
- Так яд не выводят. Что это было?
- Я же сказал.
- Так яд не…
Ноги охотника оторвались от пола, а голова больно стукнулась о потолок. Напарница выхватила кинжал, но села на пол – её не держали ноги. Пантера и вовсе не собиралась участвовать в перепалке, она застыла в изголовье кровати, заступив на вахту по охране хозяйки.
- Послушай, калдорай! – устало сказал рыцарь, одной рукой держа его на весу. – Только послушай меня внимательно. Я не вру по мелочам. Жизнь нищей охотницы для меня такая мелочь, что даже сама идея соврать обо всём, что её касается, будет для меня оскорблением. Если я сказал, что выводил яд, значит, так и было. Если ты не знаешь такую технику нейтрализации яда, то претензии можешь выставлять только своему образованию. Принеси бинты, у меня последние.
И Калеб отвернулся к Фиоре, оставив эльфа с его гордостью наедине. Он заново наложил повязки, не глядя, кто подсовывал ему свежие, влил меж сжатых зубов восстанавливающего зелья, погладил пантеру и вышел в таверну. Жутко хотелось есть, посетители загадочно переглядывались, ещё и Далия заявилась.
- За кабанами ночью охотились? – лилейно спросила она.
Вот тут Калеб немного сорвался.
- А ты поднимись, загляни ей под одеяло. Если не вырвет, как других, смело можешь сдавать экзамен на Крепость Нервов, ещё и следующий уровень заработаешь.
В раздражении он вышел на улицу, свистнул коня и понёсся на восток. При свете дня мозги работают иначе, и сейчас рыцарь недоумевал. За каким лешим его вообще потянуло на подвиги? Зачем он взялся за эту эльфийку? Подумаешь, калдорай, дитя звёзд, одна из самых старых рас в Азероте! И что?! Где смысл? Поставил под угрозу с таким трудом налаженные отношения с Далией. Привлёк к себе лишнее внимание. Ну, допустим, всё же решил сохранить возможность расслабиться. Вот только на ноги она встанет не раньше, чем через неделю, и то будет морщиться от каждого движения. Разумеется, это её не остановит, но это уже не устраивает Калеба. Трахать девчонку, которая скрипит зубами от боли, удовольствие на любителя. Сохранить силу отряда охотников? Да она первое время только их заплечные мешки сможет таскать. Какая охота, если руки дрожат! Но она же ему теперь должна по уши, подсказал здравый смысл и сам же перечеркнул. Что нищая охотница может предоставить рыцарю смерти? Да и предоставит ли? Он спас Аэльдона, и каков результат? Здороваться с ним стали, это очень полезно и нужно для работы.
Раздражённый, злой на себя рыцарь догнал и прыгнул с коня на кабана, разорвал его на куски и сел есть. Как следует подкрепившись, он в открытую подъехал к статуе, расшугав гноллов, и забрал амулет.
- Я наблюдал за башней Илгалара и понял, что Моргант враждует с орками крепости Каменной Стражи, - зашептал Теокрит.
Спохватился, орков уже вообще нет в провинции. Хотя в главном он прав, Моргант, и правда, враждовал с ними, эманации ещё не рассеялись, и амулет послушно слизнул устаревшую информацию. Одним словом, бронза.
- Не знаю, что за этим кроется, но ты можешь помочь мне приоткрыть завесу тайны. Отнеси амулет Азоры на вершину уцелевшей башни рядом с крепостью. Отыщи подходящее место для амулета и спрячь его там. Для этой цели прекрасно подойдет сундук или кувшин.
Просто превосходно. Он съездил в город за припасами и нагрянул в крепость с бочкой вина и тележкой закуски. Капитан сходу пригрозил трибуналом, но через час бухал весь гарнизон, кроме дежурной смены. Калеб умел подбирать аргументы, а сейчас ему было так плохо, что он согласился бы поговорить с дознавателями из столицы, если бы они изъявили такое желание. Амулет он бросил в пустой кувшин на вершине сторожевой башни, стоявшей в стороне от крепости аккурат над дорогой. Когда капитан свалился лицом в салат, настроение у Калеба немного улучшилось. Он вышел во двор, догрызая на ходу свиную ножку. Вечерело. Заходящее солнце бросало тень от скалы, на которой стояла крепость, прямо на посёлки мурлоков. Что-то же надо с этими гадами делать. Все берега заняли вплоть до Лейкшира. И ведь не договоришься с ними никак, никто языка не знает. Да хрен с этой эльфийкой. И даже хорошо, если Далия обидится – все в городке только и будут говорить об их размолвке, а про его дела забудут напрочь. Надо пойти проверить амулет, может быть, есть новости. В башне его внимание привлёк дежурный жрец. Хм, так, а в смене есть паладин. Слабенький пока, но подменить сможет.
- Батюшка, помощь нужна, - стал выкладывать перед жрецом золотые рыцарь. – В городе раненая охотница лежит, поправить её надо. Раны затянуть, сил прибавить. А паладин тебя подменит, я ему компенсирую хлопоты. Время сейчас тихое, вряд ли за ночь что-то серьёзное приключится. А девушке надо как можно быстрее на ноги встать, для родных деньги зарабатывает. Помочь надо бедняжке.
Кто же откажется от подработки, особенно с законной возможностью побухать в таверне до конца своей смены? Жрец не отказался. Усевшись на стенку на вершине башни, Калеб доел поросёнка и вытащил амулет из кувшина. Теокрит был очень взволнован.
- Ценой долгих усилий я раскрыл планы Морганта. Он ищет Косу Элуны... и быть может, уже отыскал ее! Коли так, то скоро Красногорье, а следом и все королевство Стормвинда почувствует его темную мощь. Я не готов выступить против Морганта, но, боюсь, терять время нельзя. Ты должен войти в башню Илгалара и бросить ему вызов.
Это чудесно. Это просто великолепно, жаль, Гралкин не видит. Получить заказ на своего врага от другого врага – кто ещё может так интриговать? Немногие, очень немногие. А Теокрит снова сбился на напыщенный тон.
- Одолей злодея, принеси мне его подвеску Тени, и королевство тебя не забудет.
Бегу на полусогнутых. За Альянс! Храни Небо короля! Настроение Калеба стало умиротворённым. Всё хорошо. Плевать ему на Далию, для отвода глаз достаточно флиртовать, а не спать. Фиора вернётся к работе через несколько дней. Захочется расслабиться – одной ночкой дело не ограничится, такие долги погашают очень долго. Да и хорошо, что привлёк внимание, больше уважать будут, меньше следить, а охотники получили обратно бойца. Надо как-то снабдить их хорошими мушкетами, дракончики совсем обнаглели.
К башне Илгалара он подъехал на закате. Гноллы старательно отводили глаза, проклятые волки глухо рычали, поджав хвосты, так что до верхнего яруса рыцарь добрался быстро и без приключений. Охраны было много, Моргант обоснованно опасался за свою жизнь.
- Ты кто такой?! – рявкнул он, хватаясь за посох. – Кто тебя пропустил?!
Калеб снял очки и с наслаждением протёр глаза. Уф, как же хорошо. А у него тут неплохо. Рабочий беспорядок, в котором не понять, чем занимается маг. Под потолком подвешен скелет дракона… Ой, какая суккуба вышла, позёвывая, из комнаты! Ум, хвостатенькая! Не стучи так нежно копытцами - сердце мужчины не камень! Увидев магическое сияние глаз рыцаря смерти, Моргант сменил гнев на милость, но вежливее не стал.
- Что нужно от меня Плети?
- Скучно тут, работы много, развеяться не с кем, а у тебя, я слышал, суккуба опытная, - не сморгнув, брякнул Калеб.
Маг хмыкнул, фыркнул, немного расслабился и пригласил за стол. За кувшином хорошего вина, за тарелкой жареного мяса потёк неспешный разговор. Уклончивый, на нейтральные темы, самый обычный, какой ведут путники во всех тавернах Азерота – о погоде, урожае, ценах, сортах вина, женщинах. И только мимоходом касались действительно важного. Калеб сетовал на большую загруженность, нехватку рук, отсутствие толковых помощников из-за необходимости соблюдать режим секретности. Моргант жаловался на бедность провинции, скудность ресурсов, нехватку самого необходимого для работы. Не сводя глаз с прислуживающей за столом суккубы, рыцарь мысленно усмехался. Всё всем понятно. Назначена услуга, назначена оплата. Но ему надо больше, много больше.
- Ресурсы не такая проблема, как может показаться на первый взгляд, - сказал он, обсасывая мозговую кость. Суккуба масляно улыбнулась, призывно затрепетав ресницами в ответ на намёк.
- Да ресурсы никогда не были проблемой, на чёрном рынке можно купить всё, что душе угодно, - отмахнулся Моргант. – Намного важнее то, что купить нельзя.
- Есть что-то конкретное на примете? – оживился Калеб.
Маг завёл разговор про обереги троллей и шаманские амулеты, а рыцарь положил себе новую порцию мяса. В принципе, ему тут нравилось. Моргант был ещё молод, ни одного седого волоса в пышной шевелюре, он был гораздо сдержаннее Теокрита, не хвалился силой, а тонко намекал. Технически это был образцовый маг среднего уровня, но, судя по скандалу в Кирин-Торе, редкостная сволочь. И это подписывало ему смертный приговор. Калеб видел все его ловушки, как и подвешенные на боевых серьгах заклинания, готовые к мгновенному применению, что невозможно, если беседуешь с высшим магом. Рыцарь не раз вел учебные поединки с магами Плети и точно знал, что хороший маг никогда не выдаст заранее, чем он в тебя запустит, попадёшь ли ты в ледовый плен, вспыхнут ли на тебе доспехи или ты сам превратишься в ходячую бомбу. Моргант был слаб, Плети такой не нужен. Калеб мог прямо сейчас свернуть ему шею, не отрываясь от трапезы. Но его пленила история с Косой Элуны. Как же калдорай попали впросак? После раскола ночные эльфы очень осторожно обращались с магией, должно было случиться что-то особенное, чтобы они потеряли бдительность. Моргант же - это лишний источник информации и много волосатых лап для её пополнения.
- Однако в целом всё это весьма и весьма условные источники силы, - подвёл маг итог обзору. – Ночные эльфы имели как-то раз дело с одним артефактом, не зависящим от течения магии в Азероте…
- И она их бросила, - перебил его разглагольствования Калеб. – Почему ты думаешь, что Коса подчинится тебе?
Судя по выражению лица Морганта, эта мысль тоже не давала ему покоя. Однако сволочью он был редкостной.
- Разберёмся. Есть мысли. Не зря же я учился в Академии.
Он цинично ухмыльнулся.
- Калдорай отказались от стихийной магии, углубились в природную, а в ней намного меньше возможностей контроля.
- Плеть может поискать Косу, но если она достанется не нам, какой тогда в этом смысл? – многозначительно поднял брови рыцарь.
- Если Коса будет выполнять поручения Плети, какая разница, в чьих она руках? – парировал маг.
- Логично, - согласился Калеб. – Что ты успел выяснить?
И снова Моргант показал себя лучше Теокрита. Без красивостей и лишних слов он рассказал всё, что вынюхали его гноллы, что помог разведать подкуп, и до чего он додумался сам. Пообещав заняться на досуге, Калеб откланялся. История получалась чрезвычайно занимательной. По слухам, Коса Элуны была каким-то образом связана с воргенами, а их в Азероте видели всего в трёх местах – Дасквуд, Серебряный Бор и Ашенваль. В Серебряном Бору их контролировал местный неудачник, Аругал, кажется. В Даске они носились свободно, не чуя над собой никакой власти. А вот Ашенваль оказался сюрпризом. Калеб первый раз слышал, что на заповедных эльфийских землях завелась такая гадость. И он точно знал, что для очень многих это тоже окажется сюрпризом. Да о чём говорить, если группа Калеба за последние полгода три раза проводила рейды в Ашенвале, и ни разу их не предупредили про возможность столкнуться с воргенами. Он открыл портал и прыгнул в некрополь. Сейчас нужна была информация, любая и как можно больше, лишь бы по теме.

хххх

- Да никто ничего не знает, - ворчал Темнопряд, щупая побрякушки, которые ему принёс на разбор Калеб.
Ценного в кучке было мало, рыцарь спешил и набрал первого, что попалось под руку. Важен был повод.
- Калдорай уже несколько раз прочесали Даск и отступились, у них кончились идеи.
- Так, может быть, она не там?
- А где? Ночной Дозор Даркшайра каждый день получает по несколько голов воргенов, выкладывает хорошие деньги вольным охотникам, а стаи не уменьшаются. Так же не бывает.
- Воскрешает она их, что ли?
- Не знаю, Калеб, честно, не знаю. Другому соврал бы, а тебе честно говорю – не знаю я, что там происходит.
- А наши занимались этой темой?
- Ещё бы. Только у разведки ничего не вышло.
- Это значит, что Коса никому не принадлежит, - медленно проговорил Калеб. - Она утеряна в прямом смысле слова… Валяется где-нибудь в кустах.
- Умный ты мужик, Калеб, - вздохнул Гралкин. – И что ты в оперативных войсках делаешь? Тебе же прямая дорога в разведку.
- Там одни подонки и предатели. Да и с тобой уже не поговоришь, старый плут.
Рыцарь забрал свою долю кристаллов и в раздумье покинул келью. Несмотря на усилия Даркшайра, стаи воргенов всё так же сильны и многочисленны. Но сильнее они не становятся, и лидера до сих пор нет. То есть, Коса сделала часть работы и остановилась на каком-то этапе. Находись она в чьих-нибудь руках, события не застыли бы на столько лет в одной фазе. Ночные эльфы выпустили её из рук, нового хозяина не нашлось, скорее всего, она просто где-то лежит как хворост или сломанная ветка. Калдорай и Плеть несколько раз проверили провинцию, но они не могут заглянуть под каждый кустик. Обычно проверяют самые вероятные места – усадьбы, колодцы, шахты, склепы. Дасквуд это сплошной лес, да ещё с тёмной аурой, поэтому в шаге от дороги можно танк потерять. Нет, не найдут. Без зацепок даже и пытаться не стоит. Они и бросили, решив дождаться удачи случайного вольного охотника, промышляющего в провинции. Калеб был честен с собой, надежды, что рядовой рыцарь окажется умнее разведок двух крупнейших фракций, у него не было. Но он любил задачки для ума. Почему бы не сыграть?
- Рыцарь? – настороженно спросил дежурный некромант.
- Эльфы есть? – кивнул на свалку тел Калеб. – Ночные.
- Смотреть надо.
- Мне нужны друиды, жрецы и роги. Высшие.
- Смотреть надо, - повторил некромант.
- Если не найдёте, запросите другие некрополи. Это срочно.
- Всем срочно, - заворчал старик, но, получив несколько золотых, преисполнился служебного рвения.
Теперь ждать. В моргах быстро ничего не делается, с мёртвыми много возни. Он поднялся на тренировочную площадку.
Твоя воля принадлежит мне.
Тяжёлый всепроникающий зов пронзил его до глубины души. Зов Короля Мёртвых в некрополе был особенно силён.
Склоняюсь перед твоей волей.
Надо косточки поразмять, а то с отвёрткой в руках немудрено и фехтовать разучиться.
- Калеб! Как кстати!
У торговца стояли три рыцаря с самым беззаботным видом. Тролля он знал - Грентар, малость чокнутый последователь Вуду, из которого даже Плеть не смогла вышибить страсть к чёрной магии. Орка он мельком видел в одной заварухе, а дреней ему попался на глаза впервые.
- Ты знаком с Бенгором? Ваши группы вместе выжгли базу калдорай в Ашенвале. А это Аурок.
- Трям! – буркнул Калеб.
- Как у тебя дела в Красногорье?
- Нормально.
- А у нас что-то не очень.
- А, вы тоже, - расслабился ожидавший подвоха рыцарь. – А в чём трудности?
- Стража косо смотрит, ищет к чему бы придраться. У тебя как со стражами?
- Нормально. Всё по инструкции.
- Как ты их умаслил?
- Почему их? Аэнор приказала обработать их жён.
- Трахать?
- Да вы что, совсем её не слушали? В быту им помогал. Трубы забитые, замки сломанные и прочая мелочёвка. А они мужьям весь вечер втирают, какой я хороший.
Рыцари обескуражено переглянулись.
- А я думал, что она издевается, - пробормотал Аурок. – Я, наоборот, подальше от всех держусь.
- Кхм, да! – протянул Грентар. – Придётся всё же взяться за тот гнилой заказ.
- Бельё кожаное пошить для плотских утех? – подначил его Калеб, зная мастерство тролля в скорняжном деле.
- Хрен. Палатки нужны новые, весна выдалась бурной, шторма сильно потрепали деревню...
- Ну, хорошо, допустим! – вдруг заговорил орк. – Грентар дамочкам жильё обновит, Аурок им канализацию починит, а мне что делать? Медную руду дарить мешками?
- Сопляков молодых таскай с собой в горы, учи их жилы искать да камни драгоценные из пустой породы выделять, - пожал плечами Калеб, но Бенгор аж скривился от отвращения, и рыцарь поспешил перевести разговор на другую тему. – Как у вас с отвлекающим манёвром?
- Всё пучком! – ухмыльнулся Грентар. – Отправился я как-то в Барренс на кодо поохотиться, шкур нарезать для особого заказа. Гляжу, значит, на берегу озера сидит шаманка и рыбку ловит. Масляных черноротиков в сумку складывает, а искажённую рыбу черепахам бросает. Ну, ясен пень, алхимию изучает, там черноротики много где нужны. Я, значит, хлоп на четвереньки и давай с черепахами толкаться. Она типа на поплавок смотрит. Я зубами щёлкаю, водой булькаю, пузыри пускаю, все канители – ноль внимания. Даже когда я выпрыгнул из воды и поймал в воздухе рыбку, всё равно не смотрит. Ну, думаю, зараза, ладно, я тебя пройму. Развёл, значит, костёр, жарю искажённую рыбку, рецептик-то заветный давно у меня заныкан. Потом сажусь рядом и начинаю громко чавкать. Эффект все помнят, немощи?
- Только не говори, что она в озеро свалилась от страха, когда ты превратился в пирата, - кисло сказал Калеб.
- Да вот ещё! – фыркнул Грентар. – Мы, тролли, по мелочам не пугаемся. Она за топоры с перепуга схватилась. И тут я, значит, как гаркну: «Отдай, сокровище, о, дева!» И вот тут она уже в озеро и свалилась, только от смеха. Пока сушились у костра, пока обед варили, то да сё, в Перекрёсток за вином сбегали…
В озеро-то она вряд ли упала, скорее всего, столкнул аккуратно опытный боец глупую деваху, так что и не поняла ничего, а в остальном Калеб поверил. Грентар обладал феноменальной фантазией, по пьяни выдавал такие истории, что Калеб не знал, с какого конца начинать распутывать. А тут банальная байка с одним-единственным преувеличением. Следом за троллем, только немного смущаясь, Аурок рассказал про уроки фехтования, которые он даёт гостящей у родных дренейке.
- Представляете, у неё титановые наручи с усиливающими камнями, да ещё чары наложены. Из Нордскола привезла. А мы как ходили в саронитовых доспехах, так и подохнем в них. Когда она ставит блок этими наручами, мне становится стыдно за свой меч.
Орк мрачно цедил пиво, а Грентар дождался, пока он отойдёт за мясной нарезкой, и ехидно рассказал про его бесплодные попытки охмурить варлока, которая учится в деревне шитью. Давно бы другую завалил, да вот запал что-то, а девушка серьёзная, не поддаётся.
- Поставит она, значит, войда на стражу, так он его с двух ударов распыляет. Импом типа в футбол играет. Гончую Скверны загнал под воду и забросал камнями. А когда она суккубу вызвала, я думал, Бенгор весь лагерь разнесёт…
- А инфернала он киркой демонстративно расчленил?
- Не доросла она ещё до вызова этого демона…
- Что-то Ванс не торопится, - пробурчал Бенгор, возвращаясь с полными тарелками. – Обещал же, скотина, не задерживаться. Что за срочная работа может быть в Брилле?
- В Брилл послали Мрачнейшего? – не поверил своим ушам Калеб. – Аэнор с ума сошла?
Ванс Мрачнейший, искуснейший мастер наложения чар, самый нелюдимый и угрюмый рыцарь смерти во всём некрополе, выделяющийся даже среди своих же собратьев-нежити. Калеб один раз воспользовался его услугами, когда надо было наложить редкие чары на перчатки, и зарёкся даже смотреть в его сторону. Жуткий тип. Рядом с ним ощущался такой холод, наваливалась такая тоска, что Калеб не представлял, как он может сойти за Отрекшегося.
- Убитый горем ветеран, отошедший от дел, - пожал плечами Бенгор. – Сел в подвале, надел балахон и возись с медяшками, которые тебе на разбор сдают. Мне бы такую легенду.
- И с суккубой за бочками «А! А!», - подначил Грентар.
Орк побагровел от гнева, и Калеб поспешно встал со своей тарелкой.
- Пойду я, дел много. Вон, кстати, и посыльный.
Удавленник что-то бубнил сквозь мешок на голове, но вникать в это было бесполезно. К счастью, сегодня его ждали только в одном месте.
- Есть два рога, - довольно сказал некромант. – Высший жрец нашёлся в Крепости Утгард, свежий труп друида есть в Стратхольме. Друида доставят через час, а в Утгард придётся самому добираться.
Это порталом до Цитадели Ледяной Короны, а потом на костяном драконе через половину Нордскола тащиться. Бр-р-р! Доедая мясо, Калеб смотрел, как некроманты поднимали эльфийских убийц. Гадкое зрелище. Особенно эти манипуляции с внутренностями, фу. А девочка ничего так… была при жизни. Её Калеб оставил напоследок, решив сперва допросить эльфа. Парень попал под крюки «мясников», его тело состояло из одних лохмотьев мяса, этот сеанс будет для него последним, большего плоть не выдержит. Вообще-то, он не любил допрашивать мёртвых, удовольствие ниже среднего и очень тяжелая работа для ума. С живыми просто, они сами всё расскажут, только вслушивайся, а мертвец ответит на заданный вопрос и всё. За живого нужно додумать детали, а мертвец только детали и говорит. Приходится самому по скупым намёкам понять, что же там произошло, и получить у зомби подтверждение. Калеб взмок, расшифровывая короткие реплики эльфов, пока не уяснил ситуацию.
- Всё, они ваши, - сунул он некроманту ещё несколько золотых. – Позовите, когда друида поднимете.
- Так это… уже! – гордо кивнул старик на безрукую эльфийку с разорванным животом.
Вашу мать! Рыцарь вытер пот и приступил к новому допросу. Картина складывалась именно так, как он предполагал. Рог отправили на поиски, эти двое слышали об этой операции, хотя и не знали, что искала спецгруппа, но четыре скрытных рейда по всему Дасквуду точно были. Друиды, как главные специалисты магии калдорай, привлекались для консультации. Эта девочка Косу не видела, но внутренней информацией, разумеется, владела. Последние штрихи в картину добавил жрец в Утгарде. Занимался новый рассвет, когда Калеб возвращался в Лейкшир. На мосту его сердечно приветствовали охотники, спешившие на промысел, он рассеяно помахал им в ответ. Интереснейшую историю замутили эльфы.
Стражи Ашенваля сдерживали и до сих пор отбивают атаки демонов Осквернённого Леса. Раньше во главе отряда стояла жрица Велинда Звездная Песнь. Годы боёв и постоянные потери друзей сломили её дух. В заповедном святилище Мел'Тандрис она дни и ночи молила Элуну о помощи, и та даровала жрице артефакт - Косу. С её помощью жрица призвала в Калимдор тридцать воргенов и повела их в бой против демонов. Воргены оказались превосходными бойцами, ободрённая Велинда постоянно выводила из другого мира новых, пока стаи не начали выходить из-под контроля. Испуганная жрица перестала их вызывать, но процесс уже пошёл сам по себе, Коса забрасывала воргенов в Азерот по собственной воле. Наказав воргенам дожидаться ее у святыни Мел'Тандриса, Велинда помчалась в Дарнас, но всё, что было известно, - некогда одного воргена умудрился призвать колдун Аругал из Кирин-Тора, пребывающий ныне в крепости Тёмного Клыка. Самовольно забрав Косу, эльфийка направилась в порт Рачет, где села на корабль, идущий в Бути Бей. Там она примкнула к каравану, следующему через Дасквуд. Её останки нашли в Погибели Роланда, оловянной шахте на юге провинции. Её призрак до сих пор плачет об утрате, кается, что подвела свой народ, и горюет. Караван, скорее всего, разграбили бандиты, а потом либо они, либо кто-то ещё взялся за Косу, и процесс получил новую подпитку. Надо бы взглянуть на эту шахту, это последний этап, на котором завязли разведки Плети и Дарнаса. Интересно, а Вариан знает, благодаря кому его южная провинция превратилась в кладбище? Без жрицы новые воргены перестали появляться в Ашенвале, их стая мирно промышляет в святилище, укрытым в священном лесу.
В таверне он не задержался, некроманты Утгарда накормили его до отвала. Рыцарь собирался немного подремать, но не утерпел и заглянул к Фиоре. Кровать переставили к окну, девушка сидела на подоконнике и смотрела сквозь руку на восходящее солнце. Сквозь плоть просвечивали раны, в остальном же ничего не мешало свету. Рыцарь хотел уйти, но пантера снова его сдала. Фиора обернулась и радостно улыбнулась. Калеб с трудом заставил себя не отводить взгляд. Охотница, конечно, спаслась, но какой ценой. Лицо сплошная рана, волосы седые, тело испахано. Жизнь всё равно сломана, такие увечья ложатся тяжким камнем на душу даже мужикам, а что должна чувствовать молодая девушка - это же не передать.
- А я всё ждала, когда ты придёшь.
- Ты прости, я не врач, грубо резал да швы накладывал кое-как…
Эльфийка закашляла и захрипела, именно так смеются, если в гортани две дырки.
- Калеб, у меня девять младших сестёр, которые не могут зарабатывать на пропитание. Ты можешь отрезать мне уши и снять кожу заживо, - я согласна, если это позволит мне остаться на ногах и каждую неделю отправлять им деньги. Теперь у тебя в долгу вся моя семья, помни это.
Голос девушки задрожал, на глаза навернулись слёзы. Рыцарь поспешно отвернулся к столу и переставил несколько плошек с места на место, налил молока пантере, погладил её и ушёл. Осветительную бомбу на дверь и марш-бросок в кровать. Что за жизнь! Только сейчас получилось добиться логики в своих поступках. Швы уже сняли, через пару дней раны затянутся, охотница вернётся в строй. Правда, Калеб опять оплатил всё из своего кармана, надо будет выставить Аэнор счёт. Зато теперь не чувствуешь себя дураком. Он задремал, и ему приснился маяк. Кому-то он втирал про использование саронитовой взрывчатки в сейфориевом заряде и рассчитывал прочность внешней оболочки бомбы. Они смахивали со стола лепестки дикого сталецвета и мололи руду в тонкий порошок, а призрак моряка всё пытался активировать на нём свиток интеллекта в благодарность за масло.
Проснулся Калеб к обеду и сразу отправился в кузницу. Его провожали опасливые взгляды, кажется, версия романа с охотницей уступила место более правдоподобной. Далия была на месте, ковыряла самодельный прицел. Они поздоровались и какое-то время работали молча. Девушка заговорила первой.
- Я запросила инженеров Стормвинда, они говорят, что лесопилка ещё не готова.
- Они что обещали? Что у них уже всё есть в готовом виде, только надо собрать тот комплект, который ты заказала. Это два дня. Ещё день на доставку. Завтра лесопилка должна быть у нас. Терзай их, пусть не тупят.
Это общие темы, нейтральные, по ним не понять, обижена или нет. Вот если бы о чём-нибудь более приземлённом заговорила, это было бы помилованием. Девушка потыкала отвёрткой в крепёж прицела, посмотрела сквозь него на озеро и со злостью выкинула в мусор.
- Прицел! Одно название. Ты умеешь делать прицелы среднего класса?
- «Смертоносный», что ли? Умею.
- Мастер учит делать либо очень простой прицел, либо очень сложный. А схемы для бюджетной серии у него нет.
- На чёрном рынке надо покупать. Редкий товар.
- Жаль, мне бы сейчас очень пригодился, - вздохнула девушка. – Я тогда запрошу Стормвинд про лесопилку и, если что, сама к ним прокачусь, заодно экзамены сдам на новый уровень Скрытности.
- Угу, давай.
Его внимание привлёкли повозки строительного камня, подготовленные к отправке. Это ещё что?
- Городу нужны деньги, а в столице хорошо расходится камень, - солидно объяснял мировой судья. – Это же ясно.
- Что ясно?! – медленно закипал рыцарь. – Зачем городу нужны деньги? Чтобы возле шахт да на дорогах построить сторожевые башни. А что нужно для строительства? Камень. А ты его в столицу отправляешь. Зачем? Чтобы на вырученные деньги покупать строительный камень?
- Калеб, не учи меня, хорошо? – морщился старик. – Я слишком много видел таких, как ты. Ходят, доказывают, а сами ничего толком не делают. Ты через пару месяцев уедешь, а мне тут жить и быт налаживать.
- Соломон, дорогуша, Далия отправляет в столицу запрос по нашей лесопилке. Я хочу приложить к почте докладную записку в налоговую службу о растрате казённых средств. Если ты так уверен в своей правоте, ты же не будешь опасаться визита проверяющих, верно? Ведь всё, что ты делаешь, это правильные, нужные схемы. Ты легко сможешь объяснить ревизору, зачем ты продаешь камень, чтобы снова его купить, не так ли?
- Не запугивай, не выйдет, - мрачно ответил судья.
- Думаешь? А мне кажется, что получится.
Краем глаза рыцарь заметил в дверях размытую тень. Ах, плутовка, подслушивает. Правильно, никому не надо верить, тем более, начальству. Соломон был слабее Далии, он не увидел бы её и прямо перед собой.
- Верни повозки на рудники. Отправь мастеров, как и договаривались. Начинай строительство. Сегодня же. Сейчас же.
- Умный, да?! А платить я им чем буду? Водой озёрной? Её-то у меня много!
- Не юродствуй. Ты же руду в столицу отправляешь? Деньги будут. Или ты их уже кому-то пообещал? Надо намекнуть Далии, что в бюджете города непонятные дыры, пусть проверит. А девушка она серьёзная и за город душой болеет. Налоговиков вызывать не будет, сама тебя нашинкует.
Тень спряталась за шкаф, когда Калеб выходил из ратуши. Пусть возьмётся за судью, а то легко сшибать деньгу на чужих успехах. Ты у меня, старый козёл, поработаешь в полную силу. Он расскажет Далии несколько особо подлых схем увода денег из города, она с перепуга вообще с тебя не слезет, каждую монетку будет считать. Чёрт, что же делать с мурлоками? Можно соединить усилия городской стражи с гарнизоном Крепости Каменной Стражи, но война всё равно будет затяжной. Латники не достанут под водой мурлоков, а легковооружённых они в родной стихии порвут, как шавка грелку. Может, подключить гноллов?
Моргант был чрезвычайно любезен, но ответил твёрдым отказом. Сперва Коса, потом работа. Зато тут же дал Калебу в сопровождение пяток разведчиков, стоило ему заикнуться про начало поисков в Дасквуде. Рыцарь не хотел показываться на глаза кому бы то ни было в компании Темношкуров, поэтому стелсеры были хорошей альтернативой. Он приказал им сразу пробираться в Погибель Роланда, а сам отправился в Даркшайр. Долгие расспросы ничего не дали, как он и ожидал. Большинство старожилов давно погибли, пришедшие им на смену уже ничего не знали. Несколько раз промелькнуло упоминание об отшельнике в деревне Вороний Холм. Его помнили все. Надо будет обязательно с ним побеседовать.
Намного больше информации предоставил призрак в Погибели Роланда. Выставив гноллов на стражу, рыцарь смерти основательно поработал с духом мёртвой жрицы. Из неё мало что можно было вытащить ценного, горе выжгло большую часть воспоминаний, зато самое важное она помнила детально. Калеба не слишком интересовало, кто перерезал ей глотку, утере этих данных он не огорчился. Зато он подробно выспросил жрицу о шахтёрах, обнаруживших её могилу. Интересно, в разведке Плети были некроманты, способные разговорить призрак? Теперь в Вороний Холм, авось, удастся что выспросить у этого старожила, как его там... Трясунчика.
На дороге его ждал сюрприз. Не успел Калеб проехать и милю, как увидел «мясника». Не понял юмора. Он съехал на обочину и внимательно рассмотрел нежить. Не от Плети, чумы в нём не чувствуется. Обычный зомби, слабенький по меркам рыцарей смерти, но какая точная имитация бойцов Плети! Филигранная работа. Куда это он? Идёт в Даркшайр, но по дороге есть несколько развилок. Хорошо бы не свернул, пощекотал нервы Ночному Дозору. Из кустов на Калеба смотрели зелёные глаза, изменённые проклятием волки часто выходили на дорогу и рычали вслед, но больше приключений ему не выпало. Деревня Вороний Холм стояла рядом с огромным кладбищем. Раньше оно было маленьким, обычный погост возле посёлка, но с нашествием Плети и воргенов очень быстро разрослось. Калеб чувствовал силу проклятой земли, неуспокоенные мертвецы толпами бродили меж могил, в древних склепах кипела лютая злоба, падшие герои превратились в беспощадных убийц, мгла затянула кладбище. Подумать только, и это по вине эльфов. Тиранда, наверное, ногти грызёт, когда вспоминает про Косу. Впрочем, ему-то какое дело? Калеб вышел на пустую площадь посёлка, где вокруг колодца бродил дюжий рыжий мужик.
- Трясунчик, тебе посылка из Даркшайра, - окликнул его издалека рыцарь. – Повар беспокоится о твоём здоровье и прислал пирожков.
- А вот и пирожки с крабами а-ля Груал! – обрадовался крестьянин и уселся прямо на землю, урча и чавкая.
Гноллы окружили площадь, ожидая приказов. Калеб сел на высохший колодец, внимательно разглядывая этого странного старожила. Немытый и вонючий, измученный и несчастный. Что он здесь делает? Почему не уходит в более спокойные земли?
- Вкусно?
- Объедение! – с набитым ртом ответил мужик.
Его волосы не тронула седина, хотя он очень давно тут.
- Я давно прячусь в этом призрачном городе и не ел ничего, кроме трав и кореньев! Страшно хочется нормальной еды, и я за нее хорошо плачу. Вот, возьми.
Калеб положил в карман горсть серебра. На кладбище он чуял живых, расхитители могил мешками приносили ценные вещи. Трясунчик был посредником и зашибал неплохую деньгу, но это не интересовало рыцаря. Как там говорил призрак жрицы? Нервный, постоянно оглядывается, рыжий. Кажется, он нашёл след.
- Что же ты всё время тут? Опасно же.
- В Даркшайре не меньше угроз.
- Покинул бы провинцию, не только здесь в склепах копаются мародёры. Да не дёргайся ты, мне на твои грешки наплевать. Что, не пускает?
- Кто?
- Коса.
Дыхание Трясунчика не сбилось, чувствовалась закалка старого мошенника, но вот глаза у него стали совсем безумными.
- Видишь ли, контакт с артефактами такой силы не проходит бесследно. Ты уже не можешь уйти от неё, она просто не пустит дальше определённого расстояния, а потом ты хоть на телегу сядь, хоть порталом уйди, всё равно вернёшься к границе действия её силы. Впрочем, что это я, ты и так уже всё понял за столько-то лет. Ты не стареешь, не седеешь даже. Ты почти не спишь, не входишь в эти дома, всё время под открытым небом, но не болеешь. Не надоела такая полужизнь?
- Почтеннейший, шли бы вы своей дорогой! – просипел Трясунчик. – Мало мне тут сумасшедших, только и подновляю ограду, чтобы с кладбища мертвяки не полезли, так ещё и всякие охотники за сокровищами будут тут мне…
- Давай зайдём в дом, негоже вести серьёзные разговоры под открытым небом.
Рыжего как подменили, едва Калеб взял его за локоть и потащил в ближайшую избу. Трясунчик не видел призраков, но чувствовал их присутствие - Коса щедро делилась силой. Он отбивался что есть мочи, визжал, как поросёнок, рыдал и умолял оставить его в покое. Последние метры рыцарь тащил его за ноги, а Трясунчик рыл ногтями землю, пытаясь за неё зацепиться. Он дико завыл, когда из темноты стали медленно проступать светящиеся контуры призрака. Калеб вложил чуть-чуть магии, подчиняя себе привидение, и шепнул приказ.
- Привет, красавчик, - растянула гнилые губы в улыбке мёртвая хозяйка. – Поужинаем вместе?
Рыцарь поскорее отправил её на улицу, потому что у Трясунчика начался нервный припадок. Отпаивать пришлось водкой, Калеб потратил почти всю фляжку, зато рыжий стал говорить, и как складно. Сразу видно, каждый день вспоминал те события во всех подробностях.
- Все началось с находки этой проклятой косы в шахте, которую называют Погибелью Роланда, - захлёбываясь словами, рассказывал Трясунчик. - Да, тогда все и началось. Прежде, чем это случилось, Братство Справедливости радовалось нашим успехам в Сумеречном лесу. До того, как я нашел косу, местные страхи казались мне такими же смешными, как страхи жителей Элвина. Всё было мило, по-домашнему, тихо. Но с тех пор как я увидел рукоять косы, выглядывающую из-под груды щебня в шахте, и, будь я проклят, вытащил ее, Погибель Роланда превратилась в место ужасной смерти! Если бы я знал, что произойдет, я бы отрезал свою собственную руку, лишь бы не вытаскивать этот кусок дерева, покрытый рунами. Как сильно я жалею об этом! Я всегда думал, что сожаления – привилегия старости. Теперь я знаю, что не старость, а отчаяние надевает на нас мантию из сожалений, не способную и не желающую спадать с плеч, сгорбленных страданием…
Калеб дал ему подзатыльник, и рыжий снова вернулся к фактам.
- После того как я вытащил косу, волна изменений прокатилась по шахте. Свет от наших мерцающих факелов заметался, и казалось, что мы больше не контролируем силу нашего голоса. То шепот звучал, как рев, мечущийся по туннелям, заставляя зажимать уши руками, то наши крики на расстоянии нескольких шагов переставали быть слышны и становились подобны легкому дуновению ветра. Это нервировало, да, но недолго мы пытались понять странную природу этих явлений. Это стало лишь предвестником того, что в действительности изгнало нас из шахты. Воргены. Они нападали на нас отовсюду, выползая из укромных щелей под ногами и падая на нас откуда-то с потолка. Половина моих товарищей погибла в эти первые минуты паники. Оставшиеся, включая меня, пытались бежать. Во время моего бегства я видел, как многих моих братьев разорвали зубами и когтями, слышал обрывающиеся крики и затихающее бульканье. Все, что я знаю, – это то, что я – единственный, кто смог спастись из этого места.
Он нервно припал к фляжке, его остановившиеся глаза снова видели смерть друзей, снова на него брызгала кровь и летели ошмётки плоти.
- Я могу лишь гадать, как смог выжить в ту ночь. Я всегда был осторожен, всегда быстро уворачивался от ударов и, не раздумывая, спрыгивал с обрывов. Мое прозвище, Трясунчик, досталось мне из-за этой моей черты. Так что, возможно, лишь эта способность всегда быть настороже спасла меня... Или, возможно, коса, что я вытянул из-под груды щебня. Это не могла быть сама коса, ее я потерял во время моего безумного бегства. Но если это я привел воргенов в Сумеречный лес, то, возможно, воргены отплатили мне неслыханной любезностью. Да будут они прокляты. Или, возможно, я был обречен стать свидетелем тех перемен, что навлек на Сумеречный лес. Возможно, мой жребий – наблюдать, как воргены врываются на эту землю, окрашивая ее в еще более темный цвет своей злобой.
Калеб так задумался, что пропустил очередную порцию пафоса. Бес с ним, пусть выговорится. Теперь нельзя отступать, он нашёл подсказку, надо завершить спонтанно начатое дело.
- Если это и правда мой жребий, то он выпал мне дважды. Поскольку воргены – не единственная сила, что пыталась ворваться в Сумеречный лес: монстры со стороны Мертвого Ветра также пытались вторгнуться в него.
- Расскажешь по дороге.
- Я не …
Рыцарь врезал ему по рёбрам и вытащил на улицу. Всю дорогу до шахты смирившийся с судьбой рыжий рассказывал про свои мытарства. Детали пряток от каждой тени Калеб пропустил мимо ушей, а рейд на ферму местного фермера, где прятался Трясунчик, его заинтересовал. Всадники из Перевала Мертвого Ветра были новинкой. Кто это? Хитрая маскировка одного из рейдов Плети? Или посланники из Каражана? Зацепок не было, и Калеб с сожалением отложил историю в долгий ящик нераскрытых дел. Ясно только, что это не эльфы, те не убили бы мать с детьми. Точнее, убили бы, если бы это были не их союзники.
- Там! – зашептал Трясунчик, когда впереди показалась Погибель Роланда.
На поляне расположились лагерем воргены, двое охраняли вход.
- В шахте ты был ещё с Косой?
- Да! Она ещё была со мной! Да, я хорошо это помню, потому что оттолкнул ею воргена, когда выбегал на поляну…
- А на поляне?
- На поляне? – промямлил рыжий, враз потеряв уверенность.
Калеб шепнул приказ, гноллы в «стелсе» рассыпались в цепь и пошли прочёсывать поляну, почти вплотную подходя к воргенам. Потом обшарили скалы, по которым карабкался, убегая от смерти, Трясунчик, потом поляну, усадьбу, поляну, рощу, усадьбу… Потом обратно до Погибели Роланда… Потом снова до усадьбы злосчастного фермера. Рыжий плохо помнил, где именно он пробегал (ну ещё бы), поэтому они много петляли, но Калеба это не смущало. Иначе и быть не могло. К исходу вторых суток поисков лошадь стала спотыкаться, хотя еды и питья рыцарь для неё не жалел. Трясунчик стал заговариваться, у него начался бред. Гноллы не знали усталости, как и воин Плети, с прежним упорством обшаривая каждый камушек. Калеб надеялся, что ему поможет чутьё магии, должен же такой мощный артефакт хоть как-то себя выдать, но Косу нашёл разведчик. Им запрещалось выходить из стелса, рыцарь опасался любых случайных свидетелей, поэтому гнолл глухо зарычал и оборвал травинку над находкой. Калеб спешился и присел рядом с россыпью обломков скал. Ну да, всё правильно. Спрыгнул с обрыва, как и всегда, упал на камни, от удара рука разжалась, Коса скользнула в щель между обломками. Тут она могла пролежать до второго пришествия Легиона. Это точно была она, Калеб не сомневался. Причудливый деревянный посох, расписанный рунами. И магию он не чувствовал, а вот истекание её в Косу – ещё как! Нашёл.
- Эй, рыжий! Глянь.
- Бу-бу-бу…! Ва-а-а-а!
- Да не ори ты! Толком скажи. Это?
- Д-да-а-а-а! – пролепетал шёпотом Трясунчик и свалился наземь со сломанной шеей.
Вытирая руки, Калеб размышлял. Морганту он Косу не отдаст, вот ещё. Едва получив разведчиков, он тут же перехватил управление в свои руки, маг не мог больше видеть и слышать глазами и ушами своих рабов. Он забросил на круп коня тело Трясунчика и поехал шагом к Даркшайру. Нужно ли отчитываться Аэнор? Поручения ему не давали, будет ли выгода – неизвестно. Проблемы? О, да! Он рядовой рыцарь, а дело крайне важное и секретное. Душеспасительные беседы с некромантами в крепости Утгард близки как никогда. Укрепить дух рыцаря смерти, чтобы он не разгласил тайну - это первое, что обязана сделать комендант некрополя. Нет уж, как-нибудь без него. И Темнопряду нельзя хвастаться. Проезжая мимо Погибели Роланда, Калеб бросил труп на костёр к воргенам.
- Отбить! – приказал он гноллам.
Через пять секунд на поляне кипела драка. Гноллы уступали воргенам в росте, зато превосходили в широте плеч, однако, Велинда не зря высоко оценила боевые качества пришельцев, пятёрку разведчиков разорвали, не дождавшись подмоги из шахты. Прибежавшим на шум воргенам достались окровавленные обрывки кожи и костей. Все следы уничтожены. Поесть бы и спать, но надо закончить так, чтобы и подозрений не осталось. Он снова забрался в шахту, воспользовавшись суматохой, - чутьё подсказало свежий выход серебряной жилы. Ему нужна приманка для Морганта. Однако сама по себе руда бесполезна, надо переплавить.

хххх

- Убери зверя, или я за себя не ручаюсь! – визжал Наз Огнепых, городя баррикаду из стола, табуретки, конторки и канделябра.
- Хорошая у вас похлёбка, - с набитым ртом похвалил Калеб. – Сами делаете или закупаете?
- Сам варю, - буркнул Гназ. – Отозвал бы вурдалака.
- Да кому он мешает-то?
- Убери зверя! Я его…! Сам потом жалеть будешь! Ой!
Вурдалак раскусил-таки табуретку и потянулся к ноге гнома.
- Наз, ну неужели я так много прошу?
- Нет у меня схемы! Дойдёт до тебя это или нет? Нет! Продал! Опоздал ты, ясно? Утром заходил один знакомый охотник и купил.
- Сделай копию.
- Дел у меня других нет… Ай!
Вурдалак пробил клешнёй столешницу и стал хвататься за куртку инженера. Наз опять завизжал и стал карабкаться на каминную полку. Гназ вздохнул и налил себе похлёбки.
- Принесла нелёгкая! – пробурчал он, с досадой садясь за стол рядом с рыцарем. – Калеб, ну вот скажи, и что ты именно сегодня припёрся? У нас дел невпроворот…
Рыцарь и сам не знал ответа. Накопав мешочек серебряной руды, он хотел вернуться в Даркшайр, но был так взволнован, что решил сперва проехать по южной границе провинции, там в горах часто выходили на поверхность медные и оловянные жилы, а порой и железо радовало глаз. Доехав до развилки в Странглехорн Вейл, он понял, что если не поест, то произойдёт нечто страшное, и свернул к лагерю Альянса, расположившемуся на границе провинций. Железо в Дасквуде ему сегодня не попалось, поэтому, перекусив, рыцарь решил проверить горные склоны Странга, потом вспомнил про Далию и завернул к братьям инженерам. И вот досада, Наз Огнепых утром сплавил кому-то схему Смертоносного Прицела, а сделать свежую копию поленился. Недолго думая, Калеб вызвал вурдалака и сел завтракать. Гномы Огнепыхи торговали со всеми подряд, не вдаваясь в тонкости политик противоборствующих фракций, лишь бы платили. И никогда не сдавали своих клиентов, поэтому Калеб частенько заглядывал к инженерам, чтобы спокойно поработать. Правда, сегодняшнее утро у братцев не задалось.
- Последний раз предупреждаю, убери зверя! – визжал Наз, колотя кочергой по жадным лапам вурдалака. – Вот твоя схема, подавись ты этой бумажкой!
- Ты же говорил, что у тебя нет? – удивился рыцарь.
- Только что не было, а теперь есть! – огрызнулся гном. – Отзови зверя.
Вурдалак со стоном рассыпался на кости и обрывки кожи. Наз осторожно спустился на пол и перевёл дух.
- Насорил-то, как на помойке! Кто это будет всё убирать?
- Вы, - спокойно ответил Калеб. – Гназ, у тебя схема сборки механического дракончика не завалялась?
- Ты же умеешь.
- Я на продажу беру.
- Бери, не жалко. Серебряный контакт нужен? Я тут сделал парочку.

хххх

- Сложная обстановка в Даске, - сказал Калеб, выкладывая на стол несколько серебряных слитков. – Придётся сделать паузу, подумать, подготовиться…
Моргант не стал спрашивать, где разведчики, серебро с лихвой компенсировало потерю бойцов. Перемигнувшись с суккубой, рыцарь покинул башню. Поговорив с дежурной сменой Крепости Каменной Стражи, он погнал коня и, не осаживая, спрыгнул прямо на крыльцо ратуши, предоставив охране ловить разогнавшегося жеребца.
- Судья, а где рабочие для крепости?
- Калеб, отвянь! Я не могу нанять сразу всех, кого надо, а несколько бригад и так заняты работой. Всё делается.
- Смотри у меня! – буркнул рыцарь.
Всё равно надо проехать по всем объектам. Он задержался в кузне, чтобы отдать Далии сувенир.
- Вот это да! – пробормотала девушка, рассматривая схему. – Откуда?
- Нашёл в закромах. Изучай.
Она ему не поверила, поэтому благодарности в глазах было больше. Ну да, чем труднее досталось, тем выше ценность. Да не смотри ты на меня влюблёнными глазами. Вот тебе ещё схема сборки механического дракончика, забавная игрушка.
- Где лесопилка?
- Говорят, не готово ещё. После обеда поеду разбираться. И экзамен завтра утром.
- Угу. Давай.
Очень хотелось спать, но он заставил себя проехать по стройкам, чтобы понять раскладку сил. На севере у шахт наёмными рабочими строились башни. В городе тоже есть умельцы, но все они калымили по домам – захват казны орков вбросил в город деньги, домохозяйки затеяли ремонт. Медленно, проклятие, это очень медленно! И больше рабочих не нанять, город не успевает добывать столько руды на продажу, чтобы хватило сразу на все нужды. Расстроенный, он завалился спать. Всё плохо. Вопрос мурлоков не решён, дракончики уже в окрестностях города летают, стройки вялотекущие. Да ещё экзамен у Далии, надо над подарком думать.

хххх

- Калеб! А что это у тебя морда невыспавшаяся?
- Я ещё и злой! – пробурчал рыцарь. – Дел много, рук только две, мозги перегружены, даже во сне размышляю, как правильно задачку выполнить.
- Не бережёшь ты себя, - укоризненно покачал головой Гралкин.
- Аэнор меня не бережёт, а я что, мне больше всех надо, что ли?
- Это на разбор? – кивнул колдун на полный комплект снаряжения, который рыцарь выложил на стол. – Хорошие вещи.
- Да нет, чары на них нужны. Подумай сам, какие лучше наложить для роги, специализирующейся в маскировке.
- Это кому же? – удивился старик.
- По заданию Аэнор ублажаю местных красавиц, - ядовито сказал Калеб.
- Из своего кармана? – развеселился Гралкин.
- Я ей счёт выставлю, - пробурчал рыцарь. – Каждый медяк припомню!
- Сплетничаете? – сказал Джерн Шлеморог, заглядывая в келью. – У вас интим или можно поучаствовать?
- Заходи, располагайся, - добродушно фыркнул тёмный колдун.
- Да я на пять минут. Во сколько мне обойдётся повесить сюда усиление исцеляющих заклинаний? Чары максимальной силы.
Темнопряд машинально взял королевские наручи из лунного тюля, богато украшенные самоцветами, и тут до него дошло.
- А тебе это зачем?
- Вот ещё! Мне! Приходится по работе задабривать кое-кого.
- Как-то скромненько. Бери пример с Калеба.
- Однако! – присвистнул дворф. – Что-то я и, правда, почувствовал себя мальчишкой. Во сколько тебе обошёлся этот комплект?
- Так, мальчики, погуляйте немного! Мне нужно сосредоточиться.
- Да не так уж и дорого, - сказал Калеб на балконе, куда они вышли подышать свежим воздухом. – Порыскай полдня в наших кладовых, ты ещё и не то отроешь. А отдают по себестоимости. А ты, никак, жрицу закадрил?
- Ну, закадрил, это сильно сказано. Девушка ювелирное дело изучает, составляю ей компанию в походах за самоцветами…
- Ты ври кому-нибудь другому, - шёпотом сказал Калеб. – А то я не знаю, сколько эти браслеты стоят. Даже по себестоимости.
- Да что там…, - пробормотал дворф.
- Полный мешочек золота. Действительно, мелочёвка какая! Да ещё самоцветов навесил.
- Тебе какое дело? Занимайся своей рогой.
- Вот и занимаюсь… Ты с сейфориевым зарядом не работал?
- Хорошо показал себя в медных шахтах, неплохо в оловянных, кое-как в железных, а начиная с мифрила бесполезен.
- А если взрывчатку помощнее вложить?
- Не знаю… не пробовал. Конструкцию надо усиливать.
- Зачем тебя в прошлый раз Аэнор вызывала? Сорвала нам игру, гадина.
- Там же толстая кожа используется. Какой у неё порог прочности на разрыв? То-то же. Надо как минимум узловатую брать из Запределья, а ещё лучше борейскую.
Инженеры долго обсуждали взрывчатку и различные способы её упаковки, пока Темнопряд не позвал их забрать заказ. Расплатившись, рыцари покинули некрополь.

хххх
*
Калеб снова проехал по Красногорью, и настроение у него опять упало. И дел-то осталось немного, и вроде как кое-что и так уже исполняется, и всё равно, ерунда это всё, не так надо. Он нарвал успокаивающей травки, тут же на полянке развёл костёр и сварил себе фляжку отвара. Пока доехал до таверны, выпил почти всю и свалился спать. Лишь поздно вечером рыцарь выбрался на улицу и доплёлся до кузни.
- Калеб, выручай! – взмолилась Далия. – Эта банда меня с ума сведёт.
- Купите нормальное оружие, работы на порядок меньше будет, - кисло ответил инженер.
- Дорого, - буркнул Тамнер.
- Скажи лучше, почему у тебя ружьё вечно в грязи? Ты с ним ползаешь, что ли?
- Ну да. Я же загонщик.
- Офигеть! – пробормотал Калеб.
Вдвоём они быстро разобрались с поломками и охотники с питомцами перебрались в таверну. Рыцарь выложил на стол одежду и оружие.
- Это тебе на новый уровень. Носи.
Далия осторожно потрогала куртку и штаны из драконьей шкуры, подержала в ладони боевые серьги из зачарованного тория, извлекла из ножен кинжалы, светящиеся от наложенных чар. Чары были вложены в каждую вещь, даже плащ переливался защитой от огня.
- Я не могу это принять, - наконец сказала она. – Это очень дорого.
- Я брал по себестоимости.
- Всё равно дорого. Я знаю цены. Это очень хорошее снаряжение.
- Отказ не принимается. Рога очень сильно зависит от снаряжения. Забирай и пользуйся, дольше проживёшь. Что с лесопилкой?
- Опять отказ. Я хочу в Айронфорж поехать, в центральную мастерскую.
- Завтра с утра вместе поедем. Меня это уже достало.
Калеб допил зелье и свалился спать. Он остро чувствовал необходимость отдыха. Рыцарь дремал всю дорогу до Стормвинда, проспал поездку в метро и, отчаянно зевая, вышел со станции в Айронфорж.
- Схожу в таверну горло промочить. Ты начинай, а если снова начнут темнить - зови, будем разбираться.
Мехмастер Замыкалец, на которого ссылались инженеры в Стормвинде, был на месте. Более того, он сразу провёл Далию на склад и показал готовые к отправке ящики.
- У нас нет свободных рук, чтобы отправить ваш заказ. Король призвал всех бойцов и всех рабочих для атаки на Гномреган, мы живём в авральном режиме.
- А почему я узнаю об этом только сейчас?! – злилась девушка, нервно крутя брелок от белки. – Если бы мне сказали об этом вчера в Стормвинде, я бы сегодня приехала с бригадой рабочих. А так что мне делать? Здесь нанимать грузчиков? И кто за это будет платить?

karver

  • Сообщений: 7
  • Репутация: 0
  • Рейтинг 0
Старый мастер развёл руками.
- Понимаю тебя, девочка, но что я могу? Я отвечаю за мастерскую Айронфоржа, в Стормвинде своё начальство.
Далия прошипела несколько орочьих проклятий, которые выучила, когда они с Калебом зачищали северную шахту.
- Но-но! – предупреждающе поднял руку мастер. – Не стоит пренебрегать родным языком, у нас ругательства не хуже. Отправляйтесь домой, а вперёд пошлите депешу, чтобы бригада уже сегодня выехала за грузом. Послезавтра получите свою лесопилку… Красивая белка. Подарок? Разреши?
Гном щёлкнул пальцами служебный код, белка прыгнула ему на плечо и замерла.
- Тонкая работа, хороший мастер делал, - похвалил Замыкалец. – Полировка-то какая хорошая, это не каждому доступно.
Он снял рубиновые очки, поднёс белку к глазам и внимательно осмотрел поверхность малахита. С удовольствием поцокал языком, надел очки и, спуская на пол, бросил взгляд на клеймо мастера. Поднял белку обратно, снял очки и, щурясь, пристально рассмотрел клеймо. Надел очки, включил режим сканирования и просветил клеймо во всех диапазонах.
- А кто делал эту белку?
- Друг. А что?
- А где он сейчас?
- В таверне обедает. А что?
Щёлкнув код, Мехмастер быстрым шагом вышел со склада и вскочил на механического страуса. Освобождённая белка прыгнула на плечо Далии и вопросительно посмотрела на хозяйку. Задействовав Спринт, рога оказалась возле Замыкальца, когда он повернул ключ зажигания, и успела повиснуть на стальном хвосте. Страус бежал по городу гигантскими шагами, ловко петляя между прохожими, Далия с трудом держалась за металлические перья и чуть не врезалась в стену, когда гном остановил своего скакуна на полном ходу. Он вбежал в таверну и закричал, оглядываясь:
- Калеб!
Рыцарь с удивлением оглянулся, и несколько секунд инженеры смотрели друг на друга.
- Трепать-колотить! – прошептал наконец Замыкалец. – Ты жив!
Он вцепился в Калеба и зарыдал, уткнувшись в его живот. Рыцарь молча отдирал гнома от себя, но тот закоченел, пальцы пришлось разгибать по одному.
- Калеб! – всхлипывал старик. – Где же ты был столько лет, сукин сын! Хоть бы весточку прислал… Хозяин! Хозяин, блин!
- Чего изволите? – подскочил коренастый дворф.
Замыкалец снял с пояса кошелёк и бросил на поднос.
- Всем вина за мой счёт. У меня праздник. И тащи самого лучшего вина, самого-самого-самого, какое ставят на стол лишь раз в жизни.
Он сел за стол, и Калебу ничего не оставалось, как вернуться к трапезе. Правда, под влюблённым взглядом кусок застревал в горле. Гном теребил в руках рубиновые очки, следя за каждым его движением, Далия тихой мышкой застыла на стуле, обратившись в слух. Хозяин принёс пыльную бутылку, пробка которой от времени превратилась в камень. Замыкалец ловко отбил горлышко и разлил на троих.
- Я не мастер слова, я инженер, - взволнованно сказал он. – Поэтому просто – за тебя. За лучшего из друзей, которые у меня были. За командира двенадцатой сапёрной роты.
Он выпил залпом, Калеб слегка пригубил, а Далия застыла с бокалом.
- Вы из двенадцатой роты?!
- А ты не рассказывал девушке? – подмигнул гном. – Скромняга. Из него всегда слова лишнего не вытащишь. Крепкий орешек.
- Ты командовал двенадцатой ротой? – потрясённо спросила Далия. – В той самой битве?
Калеб молчал. Всё может быть. Его жизнь началась, когда человека поставили перед лицом короля-лича, а история открыла чистый лист.
- Не просто командовал! – поднял палец гном. – Он задал тон всей битве. Если бы не Калеб, вся союзная армия была бы разгромлена.
- Да будет тебе! – решил вставить словечко рыцарь, но гном взволнованно замахал руками.
- Нет-нет, девушка должна знать! Ты ведь знаешь эту историю?
Кто не знал! Далия ещё девочкой слушала, как отец рассказывал новости с фронта, а уж эта... Когда Артас предпринял нападение на Сильвермун, чтобы воскресить Кел’Тузеда, Альянс собрал союзные войска в единый кулак и поспешил на перехват. Справедливости ради надо отметить, что целью было отнюдь не помощь синдорай, а установление контроля над провинцией, да и выбить Плеть из района было бы важной победой. Однако на входе в Призрачные Земли их ждала засада.
- Наша рота шла сразу за авангардом, и, когда на Талассийском перевале из земли полезли нерубы, стало ясно, что мы попались. На узком месте можно выставить лишь малый заслон, а в такой ситуации выиграет тот, кто может завалить противника трупами. Плеть могла. Всё решилось в минуты. Когда авангард стал отходить, и прошла команда на отступление, Калеб схватил мешок с гранатами и побежал вперёд. Крикнул только заму, чтобы тот уводил роту, и запетлял между норами. Граната налево, граната направо, налево, направо. Бум, бум, и ходы закрылись. Один человек враз выиграл для войска время для отхода, потому что вурдалаки и «мясники» ещё только показались вдали, а горгульи в воздухе без поддержки наземных сил это фу. На поверхности остались десятка три нерубов, не больше. Калеб исчез в свалке, больше его не видели.
- Да что такого-то…, - пробормотал рыцарь, но гном снова замахал руками и даже застучал по столу.
- Нет-нет, это было ключевым решением! Если бы не ты, мы бы тупо отступали под напором нежити и теряли своих, а ты показал, что надо делать. Войску надо место, чтобы развернуться в боевой порядок, а оно было только в Чумных Землях, и до него ещё топать. Узкий перевал и полные телеги взрывчатки, вот в чём оказалось спасение. Наша рота осталась на месте и удерживала Плеть, пока…
Глаза гнома наполнились слезами. Он не рыдал, он тихо плакал.
- Они все погибли, Калеб. Вся наша рота. Никто не отступил. Столько взрывчатки, сколько можно унести с собой врагов, если не трусить. Они и не трусили. Братьев Худобородов помнишь? Старший встал со щитами на телегу, а младший её толкал, пока не врезались в толпу нерубов. Один к пятнадцати, неплохой размен. Дикси спряталась в бочке с взрывчаткой, дождалась, когда её окружили, вывела из строя четыре труповозки, а потом взорвала бочку. А команда лесорубов - гномы на крошшерах. Они всё время твердили, что с такими широкими циркулярными пилами пехота крошшеру не страшна. Встали в ряд и держали натиск, пока мертвяки не подтянули катапульты и не закидали их валунами. Да что рассказывать, у каждого был свой подвиг.
- А ты? – жадно спросила Далия.
- А что я? – мрачно ответил инженер. – Петарды пускал.
- Какие ещё петарды? – не поняла девушка.
- Разные. Зелёные, красные, жёлтые. Поставщик кинул. На одну боевую ракету оказалось десять шутих. Две телеги ракет, а боевых набралось от силы ящик. Вот и пускал в горгулий, они же не отличают, шарахаются от всех шутих подряд. Потом они мне всё же уронили на голову камень. Очнулся в глубоком тылу Плети, наши отошли уже. Вурдалаки лошадку доедают, а у меня в карманах только гаечные ключи да Сдвигатель Пространства, про который ты говорил, чтобы я его никогда не включал. Ну, думаю, чего там, не свои же, и радиус действия невелик. Кинул в толпу и в кусты, пока кристалл не набрал мощность. Когда жахнуло за спиной алое марево, я уже кувыркался по склонам Восточных Плаг.
- Так это ты разорвал перевал?! – ахнула Далия.
- Не разорвал, а скрутил! – ворчливо поправил инженер. – Чтобы разорвать пространство, нужны вливания энергии много большие, чем может обеспечить самая мощная машина. Только магия обладает потенциалом, достаточным…
- Так что же ты молчал? Магни назначил награду в мешок золота, Вариан забронировал банковский счёт с большой суммой, даже Тиранда что-то пообещала…
- Я за смерть друзей денег не беру! – отрезал Замыкалец, налил себе ещё и залпом выпил. – Да и за что? Благодарить надо Калеба, он перед выходом войск достал всех интендантов, доказывая, что нам нужна взрывчатка. Очень много взрывчатки. Короче, он всё со складов забрал. Если бы не его настырность, хрен бы мы смогли остановить атаку.
Калеб механически жевал мясо, не замечая вкуса. Да, всё так и было. Он внимательно изучал отчёты Плети о битвах, а эта восхитила его своей непредсказуемостью и абсолютной беспомощностью нежити в условиях, долженствующих обеспечить им лёгкую победу. Волна за волной отряды Плети накатывались на позиции Альянса и складывали свои головы практически мгновенно, без боя и больших потерь в рядах живых. Узкий перевал позволял концентрировать большие силы на очень малом участке, это давало мёртвым стопроцентное преимущество в рукопашном бою, они просто давили массой. И ничего не могли сделать против гранат, которые выкашивали их целыми отрядами. Нежить не чувствительна к потерям, но при условии, что противник тоже их несёт, а силы Альянса отошли, потеряв только сапёрную роту, что никак не сказалось на боевых качествах основных сил. Артас поставил тогда к стенке всех разведчиков, планировавших наступление.
Потрясённая Далия с обожанием смотрела на инженеров и никак не могла опомниться. Герои войны, их на руках носить будут, если только узнают, кто это, но сами они себя героями не считали. Замыкалец полностью перекрыл перевал, отрезав авангард Плети от основных сил, на поле выбралась сотня вурдалаков и десяток «мясников». Их покрошили на дальней дистанции, в рукопашном бою просто добили уцелевших. Артас был вынужден искать обходные пути, потому что перевал неделю был недоступен, а потом ещё месяц остаточные флюктуации позволяли проходить лишь малым группам. Но сам гном не видел в своём поступке ничего особенного. Подумаешь, бросил капризный механизм на землю и сбежал. Разве это подвиг? Вот Калеб герой, он в одиночку бросился на роту нерубов. Герои Худобороды, они пошли на смерть, лишь бы забрать с собой побольше врагов. Героиня Дикси, одной своей смертью зачистившая всё поле.
- И всё-таки тебе нужно доложиться, - настаивала она. – Неважно, как ты оцениваешь свой поступок, короли сказали своё слово. Тому, кто перекрыл перевал, положена награда. Тебя проверят на искренность и …
- … я стану богатым. А ребята остались на перевале. И это их заслуга, что атака была остановлена.
- Если не славить уцелевших, кто в следующий раз пойдёт на смерть? – сурово спросила девушка, и гном смешался.
- Нечего мне морали читать! – буркнул он. – Ребята погибли, а я тут сижу и вино пью!
- Нам пора ехать, - встал Калеб. – Очень много дел.
Гном вскочил и засуетился, боясь упустить хоть секундочку общения с другом.
- Да, конечно, да, слышал, как у вас в Красногорье дела в гору пошли. Я ещё думал, вот умница тот, кто сообразил выкурить гноллов из шахты гранатами. Лесопилка-то ваша готова, сам бы привёз, да кто же меня отпустит, мы мастерская государственная, а сейчас время военное, мы на военном положении. Попробуйте всё же поговорить с мастерами в Стормвинде, у них должны быть свободные гномы…
- Хорошо.
- Ну, ты забегай, не забывай старого друга…
- Хорошо.
- Мастерская сейчас на военном положении, я не могу оставлять её надолго, сам бы приехал к тебе в Лейкшир…
- Хорошо.
Обратно они ехали в молчании. Далия переваривала услышанное, косясь на неподвижно сидящего Калеба, по очкам которого пробегали всполохи от подземных фонарей. Она видела, что он напряжён, и вела себя тихо, опасаясь расстроить своего героя. А Калеб был в панике. Первоначальное равнодушие и опасение разоблачения уступили место ужасу. Он вспомнил ту битву, свою роту, свои чувства. Сотня бойцов, многие из которых были не просто подчинёнными, а хорошими друзьями. Худобороды… Да, были такие братья дворфы. Силачи и великие умельцы, но длинных бород так и не отрастили. Очень переживали, землю рыли, чтобы доказать, что они крутые и мастеровитые. Дикси… Отмороженная на всё голову гномиха, способная в задумчивости поставить эксперимент прямо за обеденным столом. Он счёт потерял случаям, когда из своего кармана платил хозяину за ущерб. И десятки других гномов, дворфов, эльфов, людей, дренеев… Его друзья и товарищи, с которыми он делил стол и кров, радость и невзгоды. И одновременно он ненавидел их, презренных смертных, посягнувших на могущество Короля Лича, сорвавших Его замысел. И окутывал его страх, ибо теперь уже точно предстоит комфортное путешествие в гости к некромантам Крепости Утгард. Рыцарь ослаб в вере, рыцаря надо спасти. Или убить, ибо Плеть не терпит изменников в своих рядах. Злость поднималась из глубин человека, и он уже не различал, была ли в том заслуга командира сапёрной роты или рыцаря смерти Акеруса. Верит или не верит, помнит или нет, неважно! Он солдат и у него есть приказы. Их надо выполнять. Плевать на то, что будет, когда закончится месяц, и придётся предстать перед судом Плети. Сейчас у него есть незаконченные дела и ими надо заниматься. Со станции Стормвинда он прямиком направился к лавке инженеров. У гномов был обед, и старший недовольно поморщился, когда на тарелки упала тень.
- Ого! Вот это рост! – нагло усмехнулся гном, когда Калеб навис над столом.
- Мужики, где наша лесопилка?
- Чувак, я уже всё объяснил дамочке…
Когда стража прибежала на вопли, они не сразу поняли, что нужно делать. Здоровый мужик катал по площади бочку, из которой доносились крики самого разного и противоречивого содержания. Попытка установить контакт наткнулась на такое мощное противодействие, что стражи сочли за лучшее дождаться старшего. Капитан через две секунды беседы вытянулся по струнке и подобострастно внимал. Бочку раскололи, вытряхнули инженеров и под конвоем проводили в метро. Всё дорогу до Красногорья Калеб безжалостно гнал жеребца, сменил его на свежего в Восточном Лагере, и прибыл в город, когда вечер только начинался. Далия чудом не отстала, и то лишь потому, что была легче, и кони не так уставали. Калеб осадил жеребца на мосту и с ненавистью уставился на далёкие посёлки мурлоков. Ушлёпки! Пришли на чужие земли, язык не выучили, на контакт не идут, нагло захватывают побережье по кусочку. Сами виноваты.
- Стража! Старшего смены сюда!
- Что орёшь?! – проворчал Дюк. – Тут я.
- Сколько у тебя баллист?
- Восемь штук.
Рыцарь вытащил блокнот и несколько минут чертил схему озера. Посчитав на другом листке радиус и массу, он остался доволен.
- Тащите сюда все, ставьте в ряд. Где сегодня наши охотники промышляют?
- Да рядом за холмами.
- Гонца за ними.
Он растолкал мирно спавшего кузнеца и потащил его к отвалам пустой породы.
- Зови своих помощников, пакуйте руду в мешки по двадцать килограмм, погрешность двести грамм, не больше.
Рыцарь сбегал в свою комнату и вернулся с тремя мушкетами и мешком патронов. На мосту охотники уже толкались между стражей, тащивших баллисты.
- Калеб, что за дела?! – возмутился Тамнер. – Мы только выследили стаю кабанов…
Рыцарь сунул им мушкеты, вытряхнул патронташи и навалил на Чернокамня мешок с новыми патронами.
- Сейчас же отправляйтесь бить дракончиков. Если к ночи не принесёте по мешку трупов, я вам эти мушкеты засуну…
- Не надо, - попятился Тамнер. – Мы поняли.
Его волк спрятался за спину хозяина и оттуда грозно зарычал. Пятки Марты давно сверкали на дальнем склоне. Калеб повернулся к эльфам.
- Завтра утром у вас будут мифриловые мушкеты. Берите пока вот эти и отправляйтесь на задний двор тренироваться. Патронов не жалейте, они всё равно не того калибра, будут другие.
- Я эльф! – вздёрнул подбородок охотник, гордо держась за лук.
- Ща уши оборву, сразу человеком станешь! Поговори у меня! К утру чтобы белку в глаз били с тридцати метров! А полено со ста, ясно?!
Он отошёл к стражам, а эльфы обескуражено переглянулись. Традиция негласно запрещала использовать огнестрельное оружие, но в данном случае… Фиора решительно подняла ружьё, забрала свою долю патронов и зашагала к казарме. Остальные неохотно, но последовали её примеру.
- Дюк, вот схема. Пристреляйте баллисты по этим точкам. Плачу каждому наводчику пять золотых. Учебные заряды у кузнеца. И выдели мне курьера.
- Томас! Поступаешь в распоряжение Калеба.
- Слушай сюда, парень. Отправляйся в Стормвинд, купи три мифриловых мушкета. Оптика и чары в комплекте. Два мешка усиленных патронов. Вот тебе на покупки, вот на смену лошадей, вот на хавку, вот за ноги. Утром быть тут. Пошёл. Далия, за мной.
Они до ночи мололи и смешивали взрывчатку, паковали в мешки по двадцать килограмм с погрешностью двести грамм. На закате стражи произвели демонстрационные стрельбы. Калеб наблюдал в подзорную трубу за результатами, после чего достал кошелёк.
- Заряжайте взрывчатку.
- Мурлоки сперва страшно злились, кричали, копья метали, даже небольшую атаку предприняли, - рассказывал Дюк. – А сейчас ничего, привыкли.
- Очень хорошо, - процедил Калеб. – Собери всех, кто может держать оружие, в городе оставь только дежурную смену. И быстро.
- Зачем? – не понял Дюк.
- Пли! – скомандовал инженер.
Восемь бомб ушли в сторону мурлоков. Половина упала в посёлках, половина в воде рядом с ними.
- Пройди по всему побережью, соберите трупы в кучи, добейте уцелевших, и быстрее, ночь наступает, - распорядился Калеб, когда отгремели взрывы.
- Труби сбор, - приказал Дюк трубачу. – Баллисты оставить, потом оттащим. Парни, не спать, у нас много работы!
- Далия, возьми Хилари, сходи с ней к маме. Девочку спать, у мамы попроси черничный пирог.
Девушка поймала Хилари, которая с мальчишками носилась между стражами, пытаясь везде успеть и всё увидеть. Девочка наотрез отказалась уходить домой, Далия сунула её под мышку и отнесла маме. Хилари смирилась, но потребовала вернуться за кошкой.
- Она котят позавчера принесла, их надо в дом забрать.
Далия пообещала, однако, корзина на пристани оказалась пуста. Сунув мальчишкам по монетке, она отправила их на поиски, а сама хотела присоединиться к Калебу, однако, никто не видел, куда он ушёл. Досадуя, она заглянула в казарму, посмотрела, как тренируются в стрельбе эльфы. Делать было нечего, и девушка мучилась от неизвестности. Она нашла дерево, на котором Калеб устроил засаду для орков, посидела на ветке. Даже подремала немного. А потом услышала слабое мяуканье. Кошка Хилари? Не оправдались инвестиции в мальчишек. Девушка пошла на звук, но чем ближе подходила, тем больше ускоряла шаг, потому что теперь уже она слышала много писков и в них звучали боль и ужас. Выбежав на полянку, она застыла в панике. Над костром болталась клетка с котятами, которые уже хрипели и обугливались, а на привязи билась в истерике кошка. Калеб сидел перед серебряной подвеской и чертил вокруг неё магические фигуры, раскладывая зачарованные кристаллы и капая кровь из шприца.
- Ты что делаешь?! – шёпотом спросила рога.
- А ты не видишь? Колдую.
- Это же запрещено!
- Вот ещё! Заклинание разработано в Королевской Школе Чернокнижников Стормвинда. Могу показать документы.
- Но... но…
- Скажи спасибо, что человеческие жертвы не приношу, хотя в военное время имею право. Помолчи, не мешай.
Последний котёнок затих, и кошка взвыла в отчаянии. Калеб ловко ухватил её за шкирку и перерезал горло над подвеской. Кровь залила серебро и разложенные по схеме кристаллы, металл замерцал, камни медленно стали погружаться вглубь подвески. Далия не выдержала и согнулась пополам за кустиком. Рыцарь бросил труп в костёр и дочертил в земле вокруг подвески нужные линии. Кристаллы до половины погрузились в металл и замерли. Очень осторожно Калеб стёр все рисунки с земли, бросил в костёр окровавленную землю и плеснул из фляжки спирт. Подождав немного, он забросал угли землёй и тщательно затоптал все следы.
- Зачем это? – хрипло спросила Далия.
- Надо. И запомни, если хочешь стать настоящим специалистом: большую кровь всегда, я повторяю, ВСЕГДА предотвращают малой. Исключения бывают, но они только подтверждают правило. Чтобы кто-то жил, кто-то должен умереть... Посмотри, какая прелесть.
Девушку затошнило от одного взгляда на подвеску, хотя на ней не осталось ни капли крови. Она не видела в ней ничего, что заслуживало бы такого восхищения, но Калеб был иного мнения. Он завернул подвеску в тряпицу и спрятал за пазуху.
- Пойдём скорее, гномы должны уже привезти оборудование.
Он не ошибся, на лесопилке их встретили королевские стражи и мрачные инженеры.
- Вот ваш заказ, забирайте, - проворчал старший.
- Что значит забирайте?! – хмыкнул Калеб. – Мы заказывали доставку с установкой и наладкой. Забыли?
- Завтра приступим.
- Сейчас. Вы кинули нас по всем срокам, город уже должен зарабатывать деньги на лесе, а вместо этого мы терпим убытки.
- Да хрен вам! – взвизгнул гном. – Не заставите! Я жаловаться буду!
- Пацаны, властью города я задерживаю вас до завершения пусконаладочных работ, - сказал Калеб, отсчитывая золотые старшему наряда. – Ужин сейчас привезут, отдыхать будете посменно в крепости.
- Дайте хоть поесть перед началом, - захныкал гном, убедившись по довольным мордам стражей, что фокус не прокатил.
- Я же сказал, ужин сейчас привезут. Готовьте пока инструменты и площадку для работы. Далия, дуй в крепость за едой. И договорись о койках для стражей.
- А нам? – подал голос инженер.
- А вы тут будете спать.
- Я пожалуюсь королю, - пригрозил гном. – Магни своих в беде не бросает, у тебя будут крупные неприятности.
- Иди работай.
Далия унеслась в Крепость Каменных Стражей, нашла капитана и уладила все вопросы по кормёжке и спальным местам. Вернувшись на лесопилку, она застала Калеба на крыше с подзорной трубой. Он следил за лагерями гноллов и башней Илгалара весь ужин и спрыгнул на землю, лишь когда гномы взялись за инструменты. Он положил на пенёк подвеску, из-за которой расстались с жизнью кошки Хилари, и разрубил её своим боевым топором. Завернув половинки обратно в тряпицу, рыцарь спрятал их в сумку и приступил к работе. Гномы, Далия и Калеб работали на удивление слажено, несмотря на постоянные косые взгляды. Их цели на краткое время совпали – как можно быстрее установить оборудование и запустить лесопилку. Над лесом поднялась луна, когда от башни Илгалара донёсся многоголосый вой, взрыв и какие-то странные звуки.
- Младшой! – окликнул сержанта Калеб. – Беги в Крепость и передай капитану, чтобы не вмешивались, а только наблюдали. И отчёт мне каждый час.
Они работали всю ночь и весь день. Из Крепости докладывали, что гноллы осадили башню и постоянно атакуют. Потери невелики, но и прорваться они не могут. Моргант не зря учился в Кирин-Торе, магия льда надёжно защищала его башню. Но он слишком мало учился в Академии, так что надолго его сил не хватит. С наступлением темноты Калеб привёл Далию на склад и молча показал на постель. Она даже спорить не рискнула, легла спать, не раздеваясь, а инженер вернулся к работе. Гномы тоже спали по очереди, а рыцарь не прилёг ни на минуту. Утром монтаж был закончен, и гномы приступили к наладке. В обед они уступили место рабочим, и под пилы легло первое бревно. Плотники долго щупали доски, проверяя качество по одним им известным признакам, и дали добро. Оставив Далию собирать первую партию пиломатериалов, Калеб проехал по стройкам и привёл в город все бригады. Когда Далия привезла в Лейкшир первую телегу с досками, Соломон кисло объяснял горожанам новую политику властей. Кому принадлежат дома? Городу и горожанам. Является ли забота о домах обязанностью городских властей? Безусловно. Кому принадлежит лесопилка? Городу. Лесорубы и так получают жалование, поэтому для города пиломатериалы фактически бесплатны. Строительные бригады у города на содержании, им всё равно, что и где строить. Власть считает оправданным задействовать всех строителей на ремонте домов горожан. Прямо сейчас. И бригады осадили дом Дарси Паркер. Далия смотрела и не верила. Как Калебу пришлось надавать на судью, чтобы выбить из него такое решение? Чтобы этот жмот согласился упустить выручку за отличный лес? Это невероятно. Но ещё более невероятным оказалась скорость, с которой преобразился дом. Калеб поставил очень жёсткие условия – три часа на ремонт, и тогда будет премия. Проволыните – только жалование. Скромное жилище Паркеров превратилось в муравейник, в вулкан, полсотни опытных мастеров быстро поделили обязанности, и в считанные часы переделали в доме всё так, как хотела хозяйка. С похоронным видом и приклеенной улыбкой судья выдал каждому горсть монет, и муравейник перекинулся на соседний дом. Но этого Калеб и Далия уже не видели. Из Крепости Каменной Стражи доложили, что башня Илгалара горит, а гноллы отошли к восточной шахте и разбили там лагерь. Рыцарь погнал коня на восток, рога не отставала ни на шаг. Подниматься под купол не пришлось, труп Морганта лежал у входа, изрубленный до неузнаваемости. Покопавшись в мясном крошеве, Калеб нашёл Подвеску Тени и бросил Далии.
- Отправь это магу Теокриту в Башню Азоры, что в Элвиннском лесу. Уйди в тень.
Он шагом доехал до лагеря гноллов и бросил поводья разведчику, караулившему в «стелсе». Тот машинально схватил и выпал из тени. Далия зажала рот, чтобы не хихикнуть и не выдать своего присутствия.
- Проводите к старшему. Говорить будем.
На него со всех сторон смотрели злобные глаза, гноллы глухо рычали, сжимая оружие, когда он проходил мимо. Далия была напряжена, как струна, её кинжалы описывали сложные дуги, перекрывая как можно больше траекторий возможных атак. Когда Калеб остановился перед здоровущим гноллом, наплечники которого были сделаны из человеческих черепов, а меч на целый локоть превышал его рост, девушка прижалась спиной к спине рыцаря, занимая оборону. Он чувствовал даже сквозь драконью чешую, как бьётся её сердце, и как горяча её кожа… Хватит! Дело делай.
Сесть не предложили, рыцарь сам сел перед костром, развернул подвеску и положил обломки на землю. Гноллы заволновались, защёлкали зубами, загомонили, но старший стукнул мечом по наплечнику, и наступила тишина.
- Зачем ты пришёл?! – рыкнул он на Калеба. – Зачем это принёс? Мы свободны!
- Меня зовут Калеб. Я освободил вас. Видишь - она сломана. Это магия. Эта подвеска разрушила все ваши, и вам вернулась воля.
- И что с того? Мы должны лизать тебе пятки в благодарность?
- Я боюсь щекотки. Есть другое предложение. Мы готовы договориться с вами о мире и поделить эти земли…
- Я лейтенант Фангор, и это наша земля! – взревел гнолл. – Мы жили тут задолго до того, как ваши поселенцы построили первый дом на берегу озера!
- Очень жаль, но мы пришли и никуда не уйдём. Так сложилось, что нам нужны эти земли, и мы готовы за них драться. Есть два варианта – или мы подружимся, или один из наших народов погибнет, и это будете вы.
- Лучше умереть свободным, чем жить рабом! – бешено крикнул гнолл, и вся стая завопила, потрясая оружием.
- Ты ещё не выслушал моё предложение, - невозмутимо ответил Калеб. – А что касается рабства…
Он поднял с земли обломки подвески, и Фангор заскрипел зубами, до боли сжимая рукоять меча в могучих лапах.
- Ты ведь знаешь мою силу. Веришь, что я мог с такой же лёгкостью перехватить власть над вами у Морганта, с какой уничтожил её? Моргант был средним магом, а я боец высшей категории. И мне не пришлось бы сидеть перед вами и договариваться об условиях мира. Я сидел бы над вами, а вы лизали бы мне пятки и умирали за наши интересы совершенно бесплатно. Подумай, лейтенант, я предлагаю мир, землю и хорошую оплачиваемую работу.
Фангор тяжело дышал, злобно разглядывая подвеску. Гноллы сомкнули ряды, напряжение достигло пика. Далия нежно прикусила чеку гранаты, закрывая глаза. Её сознание растворялось в мировом эфире, проникая в каждого гнолла и выбирая место, куда руки воткнут кинжалы, убивая много раньше, чем это произойдёт в действительности. И не таких заламывали.
- Дай! – потребовал лейтенант.
- Да забирай, в ней уже нет магии, - пожал плечами Калеб.
Гнолл долго вертел обломки, нюхал, грыз, лизал, потом в ярости кинул на землю.
- Железка да камушки, а какая штука получается!
- И это сделал маг средней силы. Подумай, что будет, когда город заплатит за визит высшего мага. А деньги теперь у города есть, так что это вопрос времени.
- Ну и что ты хочешь нам предложить?
- Мы отдадим вам весь восток, все земли, на которых вы живёте. Плюс северо-восток, который был под орками. Это граница с Пылающими Степями. Оттуда лезут орки, детёныши драконов, демоны. Вы и так с ними воюете, так почему бы вам не извлечь из этого выгоду? Охраняйте рубежи, а город будет поставлять вам пищу и оружие. Вы контролируете восточную шахту. Ваше право. Продолжайте копать, мы купим у вас всё – руду, камень, минералы. От вас требуется одно – не трогайте нас, не грабьте, не убивайте. Мы можем сотрудничать.
- Вы уничтожили лагеря наших братьев на севере и на юге. Эти земли наши.
- Что-то не припомню, чтобы разные стаи мирно ладили. Вы друг друга режете так же охотно, как и чужаков, - хмыкнул Калеб. – Впрочем, это не моё дело. Север вы не получите, мы там крепко обосновались, а насчёт юга можно подумать. Но это если пара годков пройдут без конфликтов. А то, если ты нас кинешь, заново зачищать земли будет накладно.
- Бедновато, человек, очень бедно. Просишь много, даёшь мало.
- Обсудим, - достал Калеб блокнот.
В город они вернулись на закате. Половина домов уже выглядели как столичные, Лейкшир преображался на глазах. Рыцарь прямиком направился в ратушу, где судья уныло корпел над бумагами. Калеб рухнул перед ним на стул и жадно припал к кувшину с водой.
- Увидел возвращающихся охотников и подумал, а что это они возят добычу в столицу? Нам что, мясо не нужно? Шкуры для одежды и мебели, щетина, перья – не надо? А то получается безобразие: они везут в Стормвинд, накидывают за потерянное время, перекупщик накидывает свой процент, а мы покупаем уже втридорога, а главное, меньше, чем если бы охотники сдавали добычу прямо к нам на склад и сразу отправлялись на новый промысел.
Соломон молча написал приказ о закупках мяса, шкур и т.д. у местных промышленников, поставил печать и передал в канцелярию. Но когда Калеб положил перед ним проект договора с гноллами, разразился скандал.
- Я не стану ничего обсуждать с варварами! – кричал судья. – Их убивать надо, а не разговаривать! Сколько они наших положили, не счесть, а ты с ними цацкаться вздумал!
- Альянс тоже не всегда был един, и ничего, договорились, - спокойно возражал Калеб. – Кто теперь вспоминает о старых обидах?
- Хватит мне зубы заговаривать! Мирный договор с гноллами! Смех! Они не способны себя контролировать, они через неделю взбунтуются и сожгут пару деревень. Кто будет отвечать?!
- Дежурный! Старшего смены к судье… Соломон, дорогуша, ты сейчас поедешь в Стормвинд и сразу же пойдёшь в Дипломатический Корпус. Дело срочное, пусть пашут всю ночь, но утром должен быть ответ – или они утверждают проект договора или пусть не позже обеда присылают своих специалистов для переговоров.
- Да я…!
- А если ты откажешься, я прямо сейчас беру тебя за шкирку, везу на восток, сажаю у костра и говорю: «Пацаны, этот мудак плюнул на ваше щедрое предложение и хочет вас уничтожить». И уеду. Твоему преемнику я подарю салатницу, сделанную из твоего черепа, чтобы он постоянно помнил, что политика это сложное, тонкое и опасное занятие.
- Калеб, ты…!
- Дюк, судья едет в Стормвинд, нужны свежие кони и сопровождающие. Не забудьте поменять коней в Восточном Лагере. Сейчас самое важное – это скорость.
Далия никогда не видела такого затравленного лица – Соломон был убеждён, что его карьере конец. Испарились надежды на безбедную почётную старость, обеспеченную относительно мирным правлением и взяткам от поставщиков, выдаивавших городской бюджет. Он покорно слушал наставления Калеба, безучастно следя за суетой строителей.
- Особо подчеркни, что результатом соглашения будет создание мощного рубежа обороны на севере, за которое король не заплатит ни монетки. У города достаточно ресурсов, чтобы самостоятельно предоставить гноллам оружие и пищу. Мы сами можем восстановить башню Илгалара и построить вокруг неё домики для гноллов. Одежду и мебель город так же способен предоставить с минимальными расходами, потому что благодаря твоим (слышишь, Соломон?), твоим усилиям руда и древесина у города в избытке. И подумай о том, что это будет первый случай, когда с гноллами договорились не разбойники, а представители власти. И какой почёт ждёт мэра, сумевшего взять их на службу.
Отправив в дорогу Соломона, Калеб перехватил охотников, возвращавшихся с промысла, и поставил их перед скорняками. Они взяли шкуры дракончиков, доплату за срочность, сняли мерку и согласились не поспать ночку. Первая смена строителей легла спать, вторая работа при свете факелов. Город не спал, на его глазах творилась новая история. Даже дети бегали по улицам, и ни у кого не хватило духа отправить их в постель. Спал только Калеб, которого Далия силой затолкала в его комнату. Утром последний дом в Лейкшире получил новое обличье, и все упали в койки. Однако уже в обед стражи играли побудку. Затянутые в сверхпрочные доспехи из драконьих шкур охотники отправились добивать дракончиков. Калеб лично собирал строителей, властью города забрав и вольных мастеров. Объединённые бригады выдвинулись к северной шахте, и все скопом взялись за сторожевую башню. Большое количество работников позволило разделить работу, сложное и трудоёмкое занятие разбилось на простые операции, выполняемые одномоментно разными людьми, а значит, быстро и без потери качества. Одна группа занималась только подвозом и подготовкой строительных материалов, мешала раствор. Вторая только укладкой каменных блоков. Третья проверяла кладку и вносила правки. Четвёртая занималась внутренней отделкой, едва на очередной этаж ложился потолок. Пятая отправилась на лесопилку, чтобы делать мебель. Вечером гарнизон приступил к заселению, а строители легли спать прямо в обозе, одолжив у стражей одеяла. На следующий день схему повторили для второй шахты. Потом взялись за Крепость Каменных Стражей. Потом за крепость Илгалара, потому что гордый как петух судья привёз откорректированный договор о мире, который после недолгих споров был принят гноллами.
Все эти дни Калеб провёл на ногах, успевая везде, потому что в таком суматошном хозяйстве споры возникали постоянно, и их надо было улаживать. Он только отмечал про себя пункты – мурлоки, инфраструктура, гноллы, Моргант, дракончики, лесопилка…
Оставалось ещё несколько дней, а список был закончен. Он отправил все бригады на юг, тянуть хорошую дорогу до границ с Элвиннским лесом, а сам засел в своей комнате доделывать усиленные сейфориевые заряды. Делайте, что хотите, ему уже всё равно. Рыцарь изготавливал гранаты направленного действия, наплевав на все правила безопасности. Ну и что, что этажом ниже расположилась семья скорняка. Умрут мгновенно, мучиться не будут. И время он тратил по-царски, отшлифовывая каждую деталь. Скорее всего, это последнее, что он мастерит в своей сознательной жизни. В Акерусе его ждёт суд, ссылка в Утгард, зелья, травка, рудники, забвение. Вернётся живым телом, но мёртвым рассудком, готовое пушечное мясо. Как будет злорадствовать Бикси.
Как всегда, за работой он потерял счёт времени, поэтому, закрутив последний предохранитель, Калеб не знал, день сейчас или ночь. Открывать ставни категорически не хотелось, там вся эта шумная толпа, хлопоты, эмоции. Устал. Он лёг на кровать и долго лежал без движения. В полуприкрытых глазах светилась магия Плети, холодный, бездушный свет. Интересно, что бы сказала Далия, если бы его сейчас увидела? А охотники молодцы, быстро выследили всех дракончиков. Говорил же он – всё дело в оружии. Любопытно, Облом выведет свою пассию из-под удара или бросит умирать? Гном как-то слишком эмоционально воспринял тот разговор…
- Калеб, ты не спишь?
Рыцарь одел очки и открыл дверь.
- Тебя там просят, - робко сказал посыльный.
- Я сплю.
- Это очень важно.
Трепа-ать! Ну что вам ещё нужно?! Он забросил за спину топор и последовал за мальчишкой. Улица была запружена народом, на него все оглядывались, улыбались и перешёптывались. У ратуши возвели помост, на котором стояли судья в парадном мундире и Далия… Ух, ты! Одеяние из лунной ткани! Роге оно для красоты, потому что магия луноткани усиливает только колдующие специальности. Как хороша! Блин, это же ещё и очень дорого. Добыть осквернённую ткань у сатиров Калимдора, найти мастера, который сможет очистить её в лунном колодце, и мастера, у которого есть нужная выкройка. Эта рога что, белены объелась? Наверняка последние деньги спустила.
- Сегодня мы хотим поблагодарить человека, благодаря которому жизнь в городе стала совершенно другой, - зычно объявил на всю площадь судья. – Не буду вам его представлять и рассказывать о его достижениях, всё это вам хорошо известно. Калеб, поднимись на помост, мы ждём тебя.
Ошарашенный рыцарь поднялся к судье и оказался совсем рядом с Далией, которая держала на подносе инженерский сундучок. Она была тщательнейшим образом причёсана и накрашена, работа явно заняла не один час. Её глаза… Калеб отвёл взгляд и стал смотреть на судью, который тужился от важности, зачитывая подготовленную речь.
- … нет такой награды, которая смогла бы полностью выразить нашу благодарность, но самое важное для человека, это память. Память о делах, которая переживёт и его, и детей, и внуков. Отныне в ратуше всегда будет висеть на почётном месте именная табличка, на которой перечислены самые важные достижения, немыслимые без участия нашего дорогого гостя. А ему лично вручается именной набор инструментов, выполненных из самой лучшей стали, какая есть в королевстве. На каждом даже самом маленьком ключике выгравированы слова благодарности жителей города своему герою.
Далия поднесла поднос к Калебу, и он заставил себя взять сундучок. Голова кружилась от нахлынувших чувств, он не знал, что делать... Не смотри такими глазами, сука! Купила шикарную шмотку и думаешь, что всё пучком?
- Я очень признателен, - машинально отвечал рыцарь. Всё-таки, опыт великое дело. – Но без вас ничего бы не получилось.
- Скромен, как настоящий герой. Прошу всех к праздничным столам. Наши дорогие хозяйки решили порадовать нас своими самыми вкусными блюдами.
- Я только переоденусь, - пробормотал Калеб.
- Поспеши. Без тебя это не праздник.
Рыцарь вошёл в таверну, свернул на кухню, выскочил на задний двор и бросился бежать, не разбирая дороги. Сердце стучало точно так же, как после сна, в котором он увидел Джайну и Артаса. И хотя не случилось ничего особенного, воин Плети был напуган до полуобморочного состояния. Проблема не в пьянке, не в долгожданном сексе с Далией, это мелочи. На него накатывались удушающими волнами чувства, выжимая слёзы, тревожа сердце, вызывая воспоминания, глубоко похороненные некромантами, а теперь потихоньку поднимающие голову и напоминающие, кто он на самом деле. Так кто же он – рыцарь смерти Акеруса, раб Короля Лича или капитан Калеб Медногрив, инженер Голдшайра и солдат Альянса? Ответов не было, были боль в душе и страх, потому что даже если не искать ответы, за одни только вопросы Плеть убивает без раздумий. Теперь Крепость Утгард была бы великой милостью. Рыцарь не просто ослаб в вере, он её потерял. Калеб добежал до холмов, нырнул в кусты и бросился на землю. Он долго пролежал без движения, держась за топор мёртвой хваткой, как ребёнок хватается за плюшевого мишку, когда на ночь ему рассказывают страшную сказку. Никуда не пойду, решил он, немного успокоившись. Все задания выполнены, срок выходит послезавтра, сутки с хвостиком он и горах проведёт. Выспится как следует, отдохнёт, с кабанами наперегонки побегает. А там будь, что будет. Очки можно и не снимать, он же инженер, можно найти законный повод. Добавит к ним пару функций, увеличит свой боевой потенциал, ещё и поощрение можно заработать. Как его вычислят, если он не будет напрашиваться на неприятности? Если сам Артас не заглянет в душу, никто не будет пристально его изучать. А какое дело королю до рядового рыцаря? Никакого. И в разведке он не служит, регулярным проверкам не подвергается… Он долго лежал, грелся на солнце и слушал, как под ним медленно умирает земля. Аура Нечестивости постепенно выжигала всё живое меньше белки, убивала растения и жучков, земля превращалась в прах, в который надо влить немало магии, чтобы чуждая этому миру субстанция вновь согласилась приютить семена и дать начало новой жизни. Дар Пылающего Легиона. Демонам не нужны цветы, кабаны и люди, они хотят магической энергии, а для этого весь Азерот надо перевести в изначальный прах, из которого легко выделить энергетическую составляющую. Легион растлил лучших героев Азерота, превратив в своих послушных слуг, одурманил орков и отправил их умирать в чужой мир, заразил чумой, осквернил земли, убил богов, и всё это ради того, чтобы выкачать из них энергию для своего господина. Как бессовестный промышленник разоряет плодородные сады, чтобы открыть шахту с золотом, и продать добычу на чёрном рынке. Древнее поселение, тысячелетние рощи – всё это пускается под топор, потому что кому-то хочется поесть деликатесов, одеться в бархат, проехаться цугом по главной улице столицы и выбросить за игровым столом пару мешков золота. И этим промышленникам нужны исполнители, верные и опытные. Такие, как он.
Ночь спустилась на Красногорье, стала подниматься над горами луна, Калеб всё ещё не шевельнулся. Сон не шёл, всё его существо пропитало томительное ожидание чего-то плохого, и оно было мучительным, несмотря на то, что плохие дела давно стали привычкой. Разворотить, что ли, этот холм сейфориевыми гранатами? А что? А вдруг под ним золото? Или древние могилы? Прикажет мертвецам собрать все ценности в кучу, принесёт на разбор Темнопряду, посплетничает о верховной жрице калдорай. И как же Тиранда упустила из вида Косу? Хотя, как она могла её заметить, ведь артефакт не изучает энергию, а поглощает, да ещё на малой дистанции. Может, и правда под холмом могильник? Или под соседним? Развлёкся бы. Калеб открыл разум и заглянул за грань мира. И тут же вскочил на ноги. Могильников поблизости не оказалось, зато в Лейкшире очень много нежити. В немыслимом марш-броске, выложившись так, как не выкладывался даже на экзаменах, он добежал до города и остановился на пригорке.
- А вот и он, - промычал Горм.
- Ты вовремя, - сказала Джиланна.
- А ты опять в декоративных доспехах?
- Пошёл ты!
- Что вы тут делаете? Ещё же два дня.
- Аэнор ускорила процесс, - сказал Эндар. – Да и планы изменились. Город надо стереть до фундамента. Атака на столицы отменяется, вместо этого придётся провести акции устрашения.
- Твою …! – грязно выругался Калеб. – Я тут месяц работал, чтобы это за час снесли.
- Что это ты так переживаешь? – ехидно фыркнул Бикси. – Никак людишек пожалел?
- Дебил ты, гноме. Как вышвырнули вас трогги из Гномера с радиацией в башке, так и живёте вы полусумасшедшими юродивыми.
- Да я тебя…! – взвыл гном и стал хвататься за меч.
- Уймись, Бикси, - прогудел таурен. – Калеб тут пахал, его можно понять.
- Аэнор назначила премию за труды, - утешил Эндар. – Очень приличная сумма. Я даже подумываю напроситься в следующую акцию.
- Короче, без меня, - буркнул Калеб. – Я заберу вещи и пойду в горы, съем кабана. Позовёте, как закончите.
- Блин, ну ты ваще! – снова вспыхнул гном, но таурен с размаха стукнул его по наплечнику, вбив правую ногу по щиколотку в землю.
- Бикси, затрахал. Разделим его долю за рейд. Доволен?
- Он боится, что вурдалак Калеба больше не будет его прикрывать, - усмехнулся Эндар.
- Бикси, не трусь, я прикажу своему, чтобы он прикрыл твою попку, - съязвила Джиланна.
- Да вы…!
Калеб тоскливо слушал, как препираются рыцари. Ленивая пикировка перед боем. Всё подготовлено, фигуры расставлены, осталось скомандовать начало атаки. Его сознание металось от одного вурдалака к другому, по «мясникам» и горгульям, составляя целостную картину. В этот раз играли сложный вариант, наверное, Горм снова потребовал от группы отработать нетипичную схему, чтобы хватку не потеряли. Вурдалаки завалили всех стражей и держали кляпы. «Мясники» застыли у караулок и казармы, горгульи висели в воздухе за границей света, невидимые почти для всех бойцов любой категории. Сложный вариант, но при успехе он гарантировал абсолютную внезапность нападения. Смерть и кровь могли почувствовать охотники и друиды, поднять тревогу, и красивая бойня превратилась бы в глупую свалку… Что-то ещё шевельнулось в мире, и Калеб мягко спрыгнул с горки. В доме Далии горела одна свечка, не спит, сожалеет и мечтает. А вот нечего! Он выбил дверь и взбежал на второй этаж практически бесшумно, негромкие звуки утонули в шелесте волн, её дом весьма удачно стоял на берегу озера.
- Мордоворот, что за дела? Эти четверо притащились без предупреждения, вы тут мутите без моего ведома. Пока что это мой район, и я за него отвечаю.
- Калеб, расслабься, ты снят с задания, всё теперь на нас, - ответил рога, держа в захвате Далию.
Эх, какое же бельё она надела для этой ночи. Полный комплект из чёрной магической ткани, даже повязочку на голову не забыла.
- Да мне трепать.
Из «стелса» выступили двое рог, но Мордоворот досадливо мотнул головой, попутали, что ли?
- Расслабься, говорю. Личный приказ Аэнор, девочку доставить в целости в некрополь.
- Я займусь.
Мордоворот выжил в слишком многих схватках, Калеб понимал, что начальника разведки не обдурить, но язык ему не подчинялся. Нежить внимательно посмотрел на отблеск свечи в очках инженера и мягко попросил:
- Сними очки.
- Иди работай.
- Конечно. Сними очки и можешь её забирать.
- Ну что опять? – промычал Горм.
Рыцарь стиснул зубы. Вся четвёрка стояла позади него, трое рог впереди, а доспехи остались в некрополе.
- Да вот Калеб…, - Мордоворот запнулся, выхватил гранату из рук Далии и бросил напарнику. – Обезвредь. Ослаб рыцарь в вере. Принял в себя мирские чувства, размяк…
- Мордоворот, давай без поэзии, - брезгливо сказала Джиланна.
- Заткнулись все, - сурово пробасил таурен. – Подумаешь, на бабу запал. Кому охота скелет вонючий трахать? В некрополе разберёмся. Мордоворот, я тебя официально предупреждаю – девочка на ответственности группы, понял? И я не посмотрю, что ты начальник разведки, усёк?
Спасибо, конечно, Горм, ты всегда был хорошим товарищем, вот только глаза Далии после твоих слов стали такими… такими… и так на него смотрят… на Калеба… или всё же на рыцаря смерти?
- Не наглейте, рыцари, - процедил рога. – Калеб, ты выполнишь мою просьбу?
Рыцарь выплюнул преобразователь речи, стянул очки и с наслаждением протёр глаза. Уф, блаженство! Он щёлкнул пальцами, часть пола мгновенно пропиталась тленом, завоняла, треснула, показались костлявые руки, вурдалак со стоном выбрался на волю и застыл рядом со своим повелителем. А Калеб снял со спины свой двуручный топор и воткнул шипом в пол. Как же она на него смотрит! Он давно размышлял, как это будет, и только сейчас понял, как же ему не хочется, чтобы так было. Далия содрогнулась, услышав чужой голос, словно пробивающийся из другого мира, резонирующий на высоких нотах.
- Что смотришь, дурёха? И ты поверила, что можно в одиночку выжить под толпой нерубов? Наивная нортшайрская девушка. Только, Мордоворот, я не понял, почему…
Когда магическая удавка вырвала из его рук девушку и швырнула в окно, нежить камнем упал на пол. Он выжил в таком фантастическом количестве схваток лишь потому, что знал чужие слабости и преимущества, и понимал, что в лобовом столкновении рога НИЧЕГО не может сделать рыцарю смерти, даже если тот без доспехов. Рог, поставивший, наконец, чеку в гранату, даже глаза поднять не успел, его разрубило пополам. Второй машинально ушёл в аварийный «стелс», но удар-то был горизонтальный. Беднягу вбило в стену.
- Предатель! – заверещал Бикси, с неожиданной прытью выхватывая меч.
На нём тут же повис вурдалак, Калеб сгрёб их обоих в охапку и вытолкал в окно, одновременно бросая под ноги рыцарям стол с цветочками, и прыгнул следом. Бикси как раз вставал с разрубленного вурдалака, когда ему на голову приземлился Калеб и вбил по уши в грязь. Ох ты, цыплёночек мой. Надрываясь, рыцарь поднял его, раскрутил и швырнул в хлев. Гному сегодня фантастически не везёт – полёт со второго этажа, мордой в грязь, мордой в навоз, и всё из-за своего злейшего врага. Бикси будет очень зол. Калеб спиной почувствовал угрозу и шагнул в сторону. Вурдалак пролетел мимо, рыцарь с разворота махнул топором, делая поправки прямо на лету. Конечно, это была Джиланна, выпрыгнула в окно, красиво ведь и эффектно, пускай мужики по лестницам бегают. От меча он увернулся без труда, а тяжёлый топор ударил девушку в бок, перфорированная пластина не выдержала и лопнула. Говорил он ей – носи полный доспех. Лезвие прошло сквозь мясо и позвонки, труп отлетел в сторону, а дотянувшийся до горла вурдалак тупо уставился на Калеба. Воля хозяйки больше не поддерживала его. Тебе чего, мужик?
Из хлева вылетел разъярённый гном, из дома Горм и Эндар. Расклад отвратительный, но Калеб не сомневался, что сейчас ситуация сложится по другому. Она и сложилась, когда Бикси подтянул его к себе магической удавкой. Ох ты, цыплёночек мой. Глупенький закомплексованный коротыш, ты сделал всё, как надо, как запланировал твой главный враг. Три на одного превратилась в дуэль один на один, спасибо, гноме. Калеб в воздухе метнул кинжал и выставил окованное металлом топорище. Чудовищный удар мечом он выдержал, один-ноль в пользу Калеба, кинжал попал точно в глаз, два-ноль, партия. Бикси пошатнулся, его колени подогнулись, Калеб провернул в ране кинжал и подхватил его меч. Снова шею захлестнула магическая удавка, ноги оторвались от земли, и он полетел обратно к дому. Так, это Эндар решил не повторять ошибки, сделанную в Танарисе, и совершил новую, обогнав ведущего на три шага. Ну, кто первый, тот и ведёт. Калеб со всей силы метнул топор и выставил меч. Эндар даже пытался парировать. Топор сломал его меч и снёс шлем с плеч. Рыцарь пролетел над обезглавленным телом, парировал удар Горма и мягко приземлился рядом со своим топором. Отбросил меч в сторону и повернулся к таурену. Они молча постояли, ни один не ожидал такого исхода, оба были смущены.
- Мне очень жаль, что так вышло, Калеб, - искренне промычал Горм. – Но ты должен умереть.
- Повернись, меня не учили стрелять в спину, - тихо произнёс женский голос у него за спиной.
Таурен развернулся, делая отмашку огромным мечом. Это должно было убить любого, кому пришло в голову предупредить противника о своём присутствии, но за спиной у него было пусто. Не успел Горм удивиться, как прямо над землёй вспыхнул свет, по ушам резнул грохот, а в шлем ему ударила крупная картечь. Вспышка выхватила из «тени» седую эльфийку, которая проворно перекатилась в сторону, а пантера вцепилась латнику в ноги. Таурен упал, Калеб воткнул под шлем шип топора и разворотил горло.
- Эй, кто там? - крикнул в дверях казармы дежурный.
- Нормально всё, практикуюсь, - машинально ответил Калеб, и дежурный вернулся в караулку, не заметив в тени здания «мясника», хотя чуть не задел за его крюк.
Фиора поднялась с земли, перезаряжая мифриловый мушкет. Хороший мушкет, купленный в столице за его деньги, с отличной оптикой и чарами, хорошие усиленные патроны.
- Калеб, - показала она пальцем за его спину, не поднимая глаз.
- Калеб! – укоризненно сказал Мордоворот. – Ну что ты творишь? Ну, хочется тебе эту бабу, зачем ребят-то резать? Забрали бы в некрополь, напоили бы зельями, была бы тебе игрушка, всё же решаемо. Будь хорошим мальчиком, закончи рейд и вернёмся. Обещаю, что прикрою тебя, доложим Аэнор в лучшем виде.
Рыцарь молча смотрел на рогу, который снова держал за горло Далию, но в этот раз у него не будет шанса. Ты пережил многих, Мордоворот, потому что знаешь то, о чём другие предпочитают даже не думать, но и он пережил всех своих врагов, потому что знает их сильные и слабые стороны. Никогда не верь роге, никогда не верь нежити, а рогу-нежить убей, пока он не успел убить тебя. Теперь пути назад нет, при таких потерях разведка проводит независимое расследование. И не будет прощения тем, кто пошёл против воли Короля Лича… Артаса. Артаса Менетила, своевольного принца, первого увидевшего всю силу чумы Плети и не выдержавшего такого испытания. Отцеубийца, сошедший с ума в ледяных пустынях Нордскола, куда его заманили надсмотрщики Нер’Зула. Глупый юнец, готовый ободрать руки-ноги, карабкаясь по скалам, лишь бы понравиться девушке. Рыцарь тихо засмеялся, чувствуя, как какие-то незримые оковы спадают с его души. Король Лич! Король дохлых! Никогда не замечал, насколько это смешная формулировка.
- Вот и хорошо, вот и правильно, - медово журчал голос Мордоворота. – Все бойцы уже расставлены, тебе только надо отдать приказ.
Длинноушка ушла в «тень» и там взяла нежить в прицел, застыв, как изваяние. Всё же у эльфов потрясающая выдержка. А приказ…? Отдаст, конечно, отдаст. Во всём районе больше не осталось рыцарей, способных управлять полусотней вурдалаков и тремя десятками «мясников».
- Все ко мне! – прошелестело в воздухе.
- Опух! – взвизгнул Мордоворот, потеряв над собой контроль. – Начинай атаку!
Но было поздно. Вурдалаки бросили стражников и проворно засеменили к дому Далии, «мясники» вышли из тени, неуклюже топая по дороге.
- Гарнизон, в ружьё! – отчаянно завопили сразу несколько человек.
- Нежить!
- Тревога!
- Калеб, я распотрошу эту сучку у тебя на глазах! – захрипел рога, злобно тиская плечи девушки, но она вцепилась зубами в кляп и молчала, несмотря на дикую боль.
Вурдалаки столпились вокруг своего повелителя, по периметру собирались «мясники». Со всех постов сбегались стражи, у казармы организованно строилась фаланга, из таверны высыпала нестройная толпа вольных охотников. Калеб крутил головой, вслушиваясь в эфир, не обращая ни на кого внимания. Большую кровь всегда предотвращают малой.
- А ты чего не спишь? – спросил он Фиору.
- А я теперь ночью промышляю. Надоело ловить косые взгляды ребят. Нет, я не в претензии, сама стараюсь в зеркало не смотреть, но всё же неприятно.
- Ночью да в одиночку меньше прибыли.
- Я наловчилась молочных поросят у кабаних воровать. Хозяйки за них очень хорошо платят, а на кухнях богачей и подавно.
Последними спустились горгульи и застыли каменными изваяниями. Готово.
- «Мясники», убейте вурдалаков и горгулий.
Замелькали крюки, здоровяки широкими взмахами разрубали по два-три вурдалака, которые безучастно стояли на месте – им-то приказ не отдавали. «Мясники» продолжали рубить упавших, добиваясь, чтобы от бойцов осталась каша из костей, неспособная ни к какой активности. Даже отрубленная рука может долго ползать по земле, убивая всё, что можно задушить.
- Это же опасно.
- Ясен пень, - подтвердила Фиора. – У меня уже три новых шрама.
Она нервно хихикнула.
- Правда, на общем фоне их не видно.
Земля покрылась ровным слоем костей. Что у нас осталось?
- «Мясники», убейте «мясников».
И снова поднялись крюки, врубаясь в мёртвую плоть. Здоровяки не сопротивлялись (приказа не было), тупо молотили друг друга. Мордоворот резнул по горлу Далии и ушёл в аварийный «стелс». Левой рукой Калеб щёлкнул пасс, вызывая вурдалака, правой кинул на землю Смерть и Разложение. Выступившая из земли кипящая кровь выбила рогу из стелса. Магическая удавка захлестнула его за шею и бросила на Калеба. Ждавшая до последнего Фиора выстрелила в упор картечью, отстрелив нежити правую руку. Вурдалак встретил Мордоворота грудью, поплатившись за это головой, зато выиграл хозяину секунду. Калеб поймал за шиворот начальника разведки Акеруса и свернул ему шею. Бросив труп на землю, он разрубил его на части. Вот теперь всё. Очень медленно он подошёл к Далии. Где-то там за спиной звенели доспехи, стражи занимали позицию, офицеры пытались понять, что тут, блин, произошло и что надо делать, скороговоркой рассказывала Фиора, - мелочи, всё мелочи. Кровь ещё текла из горла, впитываясь в песчаную почву Красногорья, но глаза уже погасли. Это же просто девушка, каких сотни тысяч в одном только Стормвинде, рога среднего уровня, инженер среднего звена. Так почему же у него в груди так пусто, словно сердце перестало биться?
Кто-то тронул его руку. Чего тебе, охотница? И хватит смотреть на меня такими глазами.
- Калеб, ты же такой умный, - тихо сказала Длинноушка. – Неужели ты не придумаешь что-нибудь?
Ему захотелось надавать ей пощёчин, постучать об стену, а потом окунуть в озеро и держать, пока не перестанет барахтаться. И кричать, что чудес в жизни не бывает, маменькины сказки остались в бабушкиной деревне, а жизнь это бессовестная тварь, которая всегда тебя кинет в самый неподходящий момент. Ничего из этого он не сделал, потому что мозги включились, мгновенно предложив надёжный вариант. Всё-таки без женщин никак, только у них есть странная власть над мужчинами, заставляющая совершать то, что считается невозможным. Придумает, конечно, варианты есть всегда. Эльфийка присела от удара по плечу, рука у неё сразу онемела – Калеб сгоряча не рассчитал силу.
- Долги списаны. Дай свой плащ.
Он завернул тело девушки, поставил портал в некрополь и пошарил по карманам. Золото самому ещё нужно, а мешочек с магическими кристаллами больше не пригодится.
- Держи, повесишь чары на новый лук. Или продай, порадуй сестёр тортиками.
Он шагнул в портал. Когда пелена перед глазами рассеялась, рыцарь поспешил к дежурному магу.
- А, Калеб, что-то ты рано, - зевнул знакомый тролль. – Что это у тебя?
- Привет, Джаркал. Держи. Поставь портал в Дарнас.
Получивший золото маг машинально взялся за руну портала и застыл, услышав последнее слово.
- Куда?!
- Расслабься, я по заданиям Аэнор куда только уж не пробирался. Кстати, кто там из наших в Даланааре сидит?
- Релиан, только у тебя ничего не получится. Ты пробирался воротами, там охране можно глаза отвести, а портал тебя кинет прямо к стражам. Их никакая маскировка не обманет.
- Джаркал, не трепи мозги, я спешу, - сказал Калеб, вкладывая в сухощавую ладонь ещё несколько монет. Хм, Релиан. Этого рыцаря он не знал.
- Да что я говорю, какая маскировка?! На каждом портале есть метка. Когда они увидят, откуда поставлен портал, там вся дежурная смена соберётся. Тебя в ёжика превратят, пока голова будет кружиться от перехода… Да что, мне больше всех надо, что ли? – пробормотал тролль, получив весь кошелёк.
Рыцарь глубоко вздохнул и шагнул в портал. Когда пелена перед глазами рассеялась, он увидел перед собой глухой ряд щитов и лучников на флангах. Портал в Дарнасе выводил прямо в Храм Элуны, к самой Тиранде. Сейчас её наверняка шустренько вывели, но далеко за такое время не уйти. К стенам жались деревья - друиды в исцеляющей форме древня, и три совуха ростом под два метра – ударная группа магов калдорай. За спиной у него в стелсе наверняка несколько рог и друидов-пантер. В храм ворвались два медведя и замерли на пороге. Молодцы, понимают, что лишние, значит, не из новой волны, опытные бойцы.
- Позовите Тиранду и, пожалуйста, побыстрее, - сказал Калеб, укладывая труп на траву. – У девушки очень мало времени.
Он сел, отложив топор в сторону, и нос к носу столкнулся с пантерой. Густые усы шевельнулись, коснувшись его щёк, серебряные глаза в упор посмотрели в призрачное сияние глаз рыцаря смерти.
- Хватит развлекаться, - буркнул он. – Время уходит.
По телу пантеры побежали искры, пелена на мгновенье затянула гладкие бока. Зеленоволосая эльфийка выпрямилась, опираясь на посох, увитый живыми листьями. Она посмотрела за спину Калебу, где гас портал, на труп и жестами отдала несколько приказов. Половина древней, совухи и медведи перекинулись в гепардов и убежали. За ними последовали лучники. Правильно. Непонятный прорыв может оказаться отвлекающим манёвром, а где-нибудь роги Плети уже режут охрану, подкатываются катапульты на дистанцию прямого наведения, бегут вурдалаки, поэтому надо борзым кабанчиком метнуться по постам и убедиться, что это единичный случай. Тиранда не стала ломаться, пришла сразу. Калеб не стал рисоваться, встал. Интересно, кто в «стелсе» наступил на топорище – рога или кошка?
- Приветствую, жрица. Девушке нужен ритуал воскрешения вне очереди. Я достойно компенсирую вам затраты.
- Это чем же?
- Мою жизнь в обмен на её. Мелкая рога за рыцаря смерти это хороший размен.
- Странно это всё, - задумчиво произнесла эльфийка, разглядывая фонтан, как будто первый раз видела, как вода стекает с чаши на плечи девушки-калдорай.
- Безусловно, - согласился Калеб. – Но, может быть, мы разберёмся в странностях чуть позже?
- Странные дела творятся в Азероте, - пробормотала Тиранда. – Магические потоки словно взбесились, такие водовороты крутятся, что не знаешь, что и думать.
- Ладно, можно более приземлено. Сколько я вам должен?
- Золото не имеет значения.
- То-то у вас богачи без очереди проскакивают.
- Не тебе судить, рыцарь! – огрызнулась калдорай. – Из-за ваших атак на заповедные леса у нас теперь каждый кристалл на счету и трав не хватает. А на чёрном рынке задаром ничего не дают.
Об этом ни он, ни Темнопряд не подумали. М-да.
- Прости меня, жрица, погорячился. Откладывал одну штуку про запас, но уж ладно. Отдам я тебе вещицу, которую ты жаждешь получить больше всего на свете.
- Начинаются сказочки про древние артефакты великой силы, - усмехнулась Тиранда, пока Калеб писал в блокноте. – Каждый год пытаются всучить новую историю о сокровищах…
Она переменилась в лице, увидев на листке два коротких слова.
- Ты ничего не можешь знать про неё!
- Трупы твоих соплеменников, поднятые некромантами, расскажут мне всё, что угодно. Ритуал, жрица. Времени почти не осталось.
- Где она?
- Ритуал, жрица. Сперва работа.
Глаза калдорай светилось желание его убить, но губы выдавили приказ. Несколько жрецов подняли Далию и вынесли из Храма. Калеб перевёл дух. Сработало. Теперь можно умирать.
- Дайте карту Дасквуда.
- Мы его уже несколько раз проверили…
- Я знаю, жрица. Карту.
Один из латников достал из сапога карту и развернул перед ним. Водя пальцем по сумеречным лесам, рыцарь ждал. Смертные такие предсказуемые… Да и бессмертные тоже. Роги же четыре раза прошмонали эти земли, ну не может он или она… Не смогла, не устояла. Через плечо ему заглянула тень, почти неразличимая, но Калеб был бойцом высшей категории, и не разглядеть с такой дистанции рогу, пусть и высшую, он не мог. Он чмокнул её в щёку, выбив из «стелса». Нервы у девушки были железные, она только холодно посмотрела на рыцаря, бить не стала. Сразу видно старую школу. Она обязательно убьёт его, но потом… когда Тиранда разрешит. А сейчас он вытащил из её волос шпильку и воткнул в карту.
- Развод, - холодно сказала рога. – Мы там всё проверили.
- Россыпь камней под обрывом, Коса между двумя валунами. Деревяшка с рунами.
Тиранда кивнула, и рога ушла в стелс.
- Разумное решение, - сказал Калеб. – Один чудик, не владевший магией, уже взялся за неё, и Даск превратился в кладбище. Ты третьего прорыва хочешь?
Нет, рога его не убьёт, Тиранда сама его задушит.
- Жрица, я понимаю, что женщину нельзя учить так прямолинейно, - пробормотал рыцарь. - Но пойми, что будет очень глупо, если такая замечательная комбинация закончится прорывом воргенов в Элвинн, Западный Край и Красногорье. Тебе ведь ещё объяснять Вариану, почему его любимая провинция превратилась в могильник.
Сжав зубы, одними губами Тиранда поменяла приказ. Прямо из воздуха, перекинувшись из кошки, выпрыгнул гепард и выбежал из храма. Кому, как не друидам иметь дело с магией. Не рог надо было гонять взад-вперёд, а отправить в Даск всех хвостатых… или древесных… или… Да чёрт их там разберёт в их формах. Тиранда поднялась на второй этаж, а Калеб снова нос к носу столкнулся с той друидкой, только теперь в обычном обличии.
- Следуй за мной, рыцарь.
Калдорай неторопливо шла по Дарнасу, а Калеб от нечего делать рассматривал город. Деревня. Большая деревня. Провинциальная, сонная, заброшенная. Погружение в магию природы не могло не отразиться на привычках калдорай. Трудно ожидать развития инженерской мысли у садовников и странников. Забытый Город в Фераласе, где раньше был Источник Вечности, и тот много краше и совершеннее новой родины ночных эльфов, хотя за столько лет технологии должны были шагнуть далеко вперёд. Его привели к океану, где друидка села прямо на траву, а охотницы встали в стороне с луками наизготовку. Тётенька, мы не гордые, мы и на голом камне спали. Калеб сел и застыл в ожидании. Для него уже всё кончилось. Эльфы не зарубили его сразу, потому что Нечестивость надо куда-то слить после смерти носителя, за пять минут такое не сделаешь. Нужно либо канал создавать, либо хранилища подготовить, то есть, полчаса как минимум. Посидим, подождём. Он смотрел в океан, отрешившись от всего, дремал с открытыми глазами, ничего не замечая. Лишь боевые рефлексы были настороже, поэтому, когда рыцарь выхватил из воздуха стрелу, он недоуменно оглянулся. Уже?
- Ещё раз так сделаешь…! – злобно крикнула молодая лучница, волосы которой были выкрашены в модный в этом сезоне синий цвет.
- И ты меня убьёшь, - закончил за неё Калеб, увидев у себя на коленях трупик бабочки. – Порча выплеснется на берег, и у вас тут не только бабочки - рыбки повсплывают, а белочки попадают. Ты хорошо подумала?
Друид, не глядя, отдала команду, охотница вспыхнула до корней волос и убежала, звеня кольчугой из нерубского хитина. Эх, он крепче металла, если правильно обработать, а девчушка полная дура. Везёт же этим из новой волны.
- Прости её, рыцарь, она ещё неопытная, - ровно сказала друид.
Неопытная, а стрелы у неё с ледяными наконечниками, в Нордсколе закупалась. Чтоб он так жил. Вспыльчивую эльфийку заменили, и время снова остановилось. Что-то они тянут. Солнце поднялось высоко над горизонтом и стало нещадно припекать, когда на берег вышел рыжий дворф с длиннющей бородой, заплетённой в аккуратную косу. Ширине его плеч можно было только завидовать, а толстые руки бугрились мышцами. Правда, сейчас в них были не молоты, а запечатанные вёдерные кружки.
- Уф, жарища! – пропыхтел он, плюхаясь на траву между Калебом и друидкой. – Выпьешь?
Калеб предпочитал вкусные столовые вина и ядрёные настойки на фруктах и травах, но сейчас он и от технического спирта не отказался бы. Распечатав кружку, он пригубил крепкого пива. Хороший был урожай.
- Тяжёлые времена настали, - вздохнул дворф. – Война, будь она неладна! Война забирает самых лучших. Даже если пытаешься их удержать, всё равно убегут. Западло сидеть дома, когда Родина в опасности. Ну и гибнут первыми, само собой.
Рыцарь не стал спорить.
- А кто остаётся-то? Да крысы тыловые! Поменьше поработать, подороже взять – вот и вся мораль. Этих, наоборот, на фронт не выгонишь, тысячу оправданий найдут. И специалисты они незаменимые, и нога болит, и маму кто-то должен кормить.
Рыцарь и с этим согласился. И вообще, он ничего не понимал. Магни Бронзобород пустился в пространные рассуждения о ресурсах подконтрольных территорий и миграции специалистов в условиях боевых действий, а Калеб гадал, какая падла стукнула про него королю дворфов? И как? И что нужно от него дворфам? Сейчас ведь доложат Тиранде, и она прибежит, сверкая молниями… то есть, звёздами.
- Распустились все – дворфы, гномы, люди, - вздыхал Магни, - почуяли слабину. Специалистов не хватает, как следить за этими прохвостами, которых, пока в бочку не закатаешь, нипочём не заставишь работать?
- Нажаловались? – желчно спросил Калеб.
- Не то слово. Плакали даже, про маму твердили… Ну ты знаешь гномов. А с лесопилкой у тебя хорошо получилось, завидую. Да и вообще…
Рыцарь насторожился, но Магни резко сменил тему, переключившись на рыбалку в Лок Модане.
- Зубатки водятся на семнадцать фунтов, честное слово, не вру! Сам ловил. А сколько развелось жесткозубов, сколько шлюпок потопили, страсть! Видел когда-нибудь жесткозуба? Такая корова с ластами и длинной шеей. Так теперь в озере Лок и бутылки с ромом ловятся, и сундучки. И хотя эти динозаврики рыбку кушают каждый день, её там столько, что весь Айронфорж можно кормить. Шесть видов. Эх, да что там, Лок Модан провинция богатая, сама себя кормить может. Из Телсамара выйдешь и сразу между кабанами начинаешь толкаться. Загоняй их на фермы, разводи, вот тебе и мясо. А медведи? О, какие там медведи! Мясо – пальчики оближешь. Пауков тоже полно, но это мясо на любителя. А в горах бараны бродят толпами, тоже мяса на века хватит, главное, заняться. И ведь есть ради чего. В горах медь и олово в каждой третьей скале, строительный камень в каждой второй. С лесом не густо, да зачем дворфам лес? Мы камень любим. Провинция может стать подлинной жемчужиной Азерота.
- Что-то я не понял, - пробормотал Калеб. – Ты мне работу предлагаешь?
- А чем я хуже Вариана? Я тоже хочу отстроенную провинцию с решёнными проблемами. Знаешь, сколько проблем в Лок Модане? О-о! Из-под земли лезут трогги и кобольды, северо-восток захватили огры, на севере мятежные дворфы заговоры плетут.
- Но…
- А работать некому. Надеялся я одно время на молодых, но что-то трудно с ними стало совсем. Страх потеряли, вламываются в любое время, что-то требуют, доказывают, и ладно бы сами, так ещё и союзников приплетают.
До Калеба дошло.
- Тамнер с братвой нагрянул?
- Я только одного не понял в этой истории, - сказал Магни, грызя сушёную зубатку. – Зачем ты раскромсал эльфийку? Её же теперь замуж никто не возьмёт. Опухоль-то с лица спала, но эта сетка шрамов… Я уж боюсь спрашивать, что под курткой.
- А она не рассказала?
- Калеб, лекарства от чумы нет.
- Это ты мне говоришь? – кротко спросил воин Плети, и Магни задумался.
Неужели удастся выкрутиться? Королю принесли топор, и он внимательно ощупал всю конструкцию.
- Сам форму лезвия придумал? Интересное решение.
- Тиранда меня не отдаст.
- А в чём дело? Твою жизнь она отказалась забирать, в остальном ты с ней рассчитался, а калдорай это не весь Альянс, можно и поспорить. А у меня работа стоит, гномы упираются, дворфы в одиночку не справятся. Найму твою банду на службу, подброшу взвод пехотинцев и за дело.
- Я не наёмник, - угрюмо сказал рыцарь. – Ты меня не купишь. Не понравится – уйду, и попробуй только удержать.
- Я знаю, Калеб. Ещё когда ты требовал у меня взрывчатку для своей роты, загнав охрану в угол табуреткой, я понял, с кем имею дело. И поэтому предлагаю тебе работу. Без обязательств. Хотя бы начни.
- Ну, если эльфы отпустят…
- Солнце-то как высоко! – ахнул Магни и засобирался. – Засиделись, заболтались, а время-то ай-яй-ай-яй!
Друидка встала, загораживая дорогу.
- Под мою личную ответственность, - тихо и внушительно сказал король дворфов.
Ох, не приведи судьба столкнуться в тёмном переулке с девушкой, которая так на тебя смотрит. Калеб не сомневался, что если калдорай перекинется в медведя, то разорвёт его в клочья двумя движениями (есть у них такой приём), но девушка оставалась в гуманоидном обличье и даже посторонилась.
- Я своей дорогой, - предупредил Калеб, протягивая руку за топором.
- Дай знать, как будешь готов, - кивнул Магни.
Рыцарь поставил портал и шагнул в Акерус.

хххх

Некрополь был пуст и холоден. Патрули куда-то пропали, лишь на перекрёстках дежурили «мясники». Звона мечей не слышно, значит, и тренировочный зал пуст. Где это они все? Хотя, если операция штурма столиц живых отменена, то рейд устрашения отправлен не только под Стормвинд, а по всем местам, где месяц парились рыцари. Сколько получается? Ну да, весь гарнизон. Это на руку. Это очень удачно. Он пробрался в свою комнату и облачился в доспехи. Надев боевые перстни и подвесив усиливающие серьги, Калеб почувствовал себя намного лучше. Повоюем! Вызвав вурдалака, он нагло протопал к Комнате Медитации, но в кабинете Аэнор было пусто. Проклятие, куда её понесло? Комендант должен находиться в штабе, чтобы координировать действия отрядов. Вот невезение! А он так мечтал вырезать ей сердце. Может, она в разведке? Однако и там его ждала неудача – разведка в полном составе отсутствовала, двери были запечатаны. Чёрт, ему нужна информация.
- Калеб! Какими судьбами?
Рыцарь бросил магическую удавку, оттащив колдуна от его посоха. Схватив старика за горло, он стремительно опустошил его карманы, вытащил из-за пояса магический жезл и сломал серьги прямо в ушах.
- Да что ты дуришь, я же не псих геройствовать за так! – прохрипел Темнопряд. – Предателями разведка занимается, а мне наплевать.
- Где Аэнор?
- В Утгарде.
- Когда вернётся?
- Ты что, дурак?… Уй! Понял! Так бы и сказал, что не в теме.
- В какой?
- Ты что, решил, что один такой? Ай! Да не дави ты, сейчас объясню. Зачем, по-твоему, вы амулетик из Стратхольма принесли?
- Ликвидировать угрозу для Артаса.
- Вот все так и думали. Но Аэнор зачем-то заставила десять рыцарей поспать с медальоном в обнимку. Любовь там чужая, магия слабая, но этого достаточно, чтобы начать брожение в памяти. Только подальше от некрополя надо быть, чтобы пореже слышать голос повелителя. Она и отправила вас в города и деревни живых и представила в Цитадель Ледяной Короны план атаки на столицы. На скандал, кстати, нарвалась, идея-то бредовая. Её сам Артас дурой назвал. Она предложила новый вариант – массированная атака с целью устрашения и отвлечения сил из Нордскола, не атака на столицы, а её имитация. В ЦЛК как раз готовится наступление, если бы удалось оттянуть часть войск живых на юг, это было бы большой удачей. Конечно, план одобрили, Артас по щёчке потрепал. А время-то идёт, у рыцарей воспоминания шевелятся, пацаны от ласки размякают. И тут карательный рейд. А месяц не закончился, пацаны ещё в эйфории, тяжко возвращаться к реальности. Но вытерпели бы. Зубы стиснули бы и вытерпели, может, ещё и сами выжгли бы деревеньки. И Аэнор делает гениальный ход – посылает разведчиков для захвата ваших баб. Вот тут сломались все.
Калеб в изумлении слушал торопливые объяснения колдуна, с трудом веря в реальность истории. Какой-то розовый дамский роман, слюнявая ботва для домохозяек, фыркнул бы он, если бы не был участником одной из глав. А старик, ободренный молчанием рыцаря, продолжал болтать.
- Ты ещё долго продержался, регулярно в некрополь возвращался, а Сарк как поспал ночку на свежем воздухе без нашёптываний короля-лича, как вышел из палатки утром, как повеяло на него воспоминаниями, так и понёсся с мычанием по лужайкам прыгать, на травке валяться да в озёрах купаться. Одно слово – таурен, Сын Земли. Расшугал весь Мулгор, в первый же день разорил все гнёзда гарпий и вышвырнул из провинции работников Торговой Компании… ну, тех, которые выжили после встречи с ним. С ходу охмурил какую-то малолетку, весь месяц в паровозик с ней играл…
- А куда услали гарнизон?
- Ну, ты точно малость тронулся… Уй! Да ты что, подумать слегка не можешь? Десять агентов заслали месяц назад, десять групп послали вчера с полными отрядами поддержки. Сколько это будет? Думаешь, ты один вырезал весь свой отряд?
Тре-па-ать! Аэнор одним изящным ходом оставила некрополь без гарнизона. Здесь сейчас только дежурная смена.
- Куда услали, куда услали! Туда и услали! Вернулись несколько чудом уцелевших горгулий, так и узнали, что случилось.
- Когда пришлют замену?
- Да откуда ж я…? Уй! Какую, в пень, замену?! В ЦЛК наступление готовится, мы два дня назад ещё и свой резерв им отдали! Ни в одном некрополе нет лишних бойцов. Наша дежурная смена носится сейчас по Плагам, собирают нежить. Аэнор знала, когда затевать эту историю.
Гралкин Темнопряд сполз под стол со сломанной шеей. Калеб машинально разрубил его тело на части, чтобы старика не подняли ещё раз некроманты. Он, конечно, на какое-то время потерял способность соображать, слишком много всего свалилось на бедного рыцаря за неполные сутки, но сейчас оправился и быстро чертил в голове схемы событий. Ну, учудила Аэнор, кто бы мог подумать. Пожалуй, Плеть ещё не получала такого жестокого удара. За один вечер потерять сотню рыцарей, полный отдел разведки и без всякой выгоды для себя - такого ещё не было. Коменданта будут долго пытать, выясняя мотивы, в Утгарде она сейчас почётный гость. Так, а дежурная смена бегает по делам, большая часть рыцарей (которых и так-то мало) вне Акеруса… Какой шанс! Он вернулся к Комнате Медитации и с почтительного расстояния оценил свои возможности. Массивные двери подпирали пять «мясников», то есть задача у него из трёх частей: охрана, двери, послушники. Здесь не поможет его власть над мёртвыми, эти «мясники» подчиняются только коменданту, потому что важность охраняемого объекта запредельна. «Мясников» придётся убить, потом взломать двери и убить послушников. Некрополь свалится на землю, и никакими силами его больше не поднять, дешевле новый построить. Нереально. Это накачанные магией и порчей под завязку усиленные здоровяки, сделанные по особому заказу, исход поединка даже с одним из них сомнителен, а с пятью очень даже очевиден. Значит, с ними не надо драться. Что он может? Повесить на себя магический щит, подбежать к двери и взорвать её. Не пойдёт, пять «мясников» быстро пробьют его, энергии маловато. Тогда… Для затравки первого здоровяка выдёргиваем из строя удавкой и кидаем вниз по коридору, там как раз уклон. Возвращаться эта туша будет секунд сорок, это много, ему хватит. Остальные, конечно, полезут в атаку. Пусть отойдут от двери, потом в одного кидаем Ледяные Цепи, вурдалак держит за ноги второго, а уж двух «мясников» магический щит как-нибудь выдержит. Теперь двери. Мощные мифриловые створки, усиленные титановыми стержнями. Облом делал. Самый раз проверить сейфориевые заряды. Смущают только петли. Их нет. Двери держатся на внутренних петлях, а на какой они высоте, только Облом знает. Размещать же гранаты направленного действия наугад безумие, они прожгут металл в сантиметре от цели, и всё насмарку. Он мог бы простучать створки и вычислить расположение петель, но это время…
Магическая удавка зацепила его за шею и выдернула за угол. Топор вырвали из рук, а самого прижали к стене.
- Тихо, не ори. Это никому не нужно.
- Трепать, Грентар, любишь же ты рисковать. А вы что тут делаете?
Они все были здесь, представители всех рас Азерота, отобранные Аэнор из боевых групп и возвращённые своему народу. Некоторых Калеб так и не узнал ещё близко, но это не имело значения.
- Ну, лично я за выкройками вернулся, у меня в заначке такие эротические штучки хранятся…
- Грен, заткнись! Не до шуток, - сумрачно сказал Бенгор. – Ну а ты что делаешь у Комнаты Медитации? Ясно же, что можно сделать, пока некрополь пуст.
- У меня проблема с дверными петлями… Что вы ржёте?
- Просто Джерн сказал пять минут назад, что сейчас придёт Калеб и заявит - ну вы, немощи, отвлеките охрану, а я двери в одиночку выбью, - объяснил Аурок, пока рыцари негромко посмеивались. – Ты серьёзно про петли?
- У меня достаточно кумулятивных гранат, чтобы выжечь петли, как бы глубоко они ни были, но я не знаю высоту над полом.
- Первые створки не проблема, - мрачно сказал Облом.
- То есть, как это первые? – севшим голосом спросил Калеб. – А сколько их там?
- Две пары, разумеется. Мифриловые двери это приманка, за ними титановая плита, которая только изнутри открывается. Сам придумал.
- Ну и падла же ты! – помолчав, сказал инженер.
Гном кивнул с самым убитым видом.
- За то и прозвище получил.
Рыцари постояли, размышляя. Гном вздохнул и стал отвинчивать противовес в рукояти меча.
- Эх, немощи, что бы вы без меня делали.
- Ты что, потайной замок в плите сделал? – ахнул Калеб.
- А что, всем можно, а мне нельзя? – обиделся Облом, извлекая из рукояти меча фигурный стерженёк. – Релиан строил этот некрополь, угадай, сколько у него тут ловушек спрятано, о которых никто не знает?
Ночной эльф только плечами пожал – клевета и навет.
- Тихо! – резко сказал Ванс. – Слушайте.
В воздухе повис слабый, еле различимый, звук открывающегося портала. В некрополь кто-то пожаловал. Шлеморог сорвался с места и обежал толпу вокруг, размахивая мечом. Из «стелса» с визгом вывалилась многоножка и развалилась на части. Шпионка отдела разведки.
- Запалились! – сквозь зубы сказал он, вытирая лезвие. – Гадом буду, это десант из ЦЛК.
Ночной эльф бросился куда-то в паутину коридоров, остальные обнажили мечи. Облом завинтил обратно секретный ключ и толкнул Калеба.
- Думай быстрее. Ты лучше нас планы строишь.
- Да что тут думать? Ты и Джерн со мной к дверям, остальные держите натиск. Играем простейший вариант – кто ляжет, тот лох…
Некрополь тряхнуло, и звук оборвался. Кажется, в комнате призыва упал потолок, спасибо, Релиан. Подкрепления десанту не будет, это плюс. В коридор ворвалась целая толпа «мясников», это минус. Все планы сразу полетели насмарку, здоровяки просто раскидали рыцарей и навалились по куче на каждого.
Убить мятежных рыцарей!
Такой знакомый и теперь уже ненавистный голос. Что, принц, ручки марать непрезентабельно? Калеба отбросило в сторону от всех, остальным хоть удалось удержаться по двое-трое. На него мчались четыре «мясника», усиленные здоровяки с дополнительной отравой в дыхании. Ну что, умрём красиво? Он щёлкнул пальцами, вызывая вурдалака, и поднял топор. Блин, да у них даже крюки титановые. Вот что значит элитные подразделения. Он отбил первый бросок крюка и приготовил гранату.
- Иииииии! – страшно завизжала рога, вскрываясь оглушающим приёмом на ближайшем здоровяке, резнула по глазам второму, кинула Ослепление в третьего, шокирующую гранату в четвёртого.
Атака захлебнулась в момент, Далия всегда хорошо держала контроль. В груди у Калеба стало пусто-пусто, холодно-холодно. Куда ты лезешь, дура? Это не Красногорье, это элитные бойцы Плети, ты им на один удар. Тебе не выстоять... одной.
Вурдалак кубарем покатился под ноги «мясников», сбивая их на пол, пока хозяин раскручивал топор. Теперь Калеб не мог погибнуть, не имел права, и когда ударил первого здоровяка, тот отлетел, как тряпичный. Ещё удар, и ещё, и лапы «мясников» отделялись от тел, роняя грозные крюки. Титановые цепи уже дважды оплетали его тело, он рвал их, не замечая. Далия кружилась позади здоровяков, подрезая жилы и всё подряд, до чего могла дотянуться. Спасала тупость нежити - раз был приказ убить рыцарей, то все остальные не существовали, и мёртвые упрямо лезли именно на рыцарей. Главное, не попасть под шальной удар. И в какую бы горячку Калеб ни впал, он всё равно смотрел по сторонам. Ситуация менялась. Рядом с Вансом и Ауроком плечом к плечу рубились две латницы, закованные в титан. Под ногами таурена Сарка прыгала девчонка-гномиха со смешными хвостиками на голове, забавно вздёргивая ручки каждый раз, когда Облом давал команду, вот только арканный и ледяной шквалы, срывавшиеся с её пальцев, были совсем не смешными. Как и здоровущая медведица-друид, раздававшая многопудовые удары направо и налево. Ничего себе малолеточка! А кого это Бенгор заталкивает в нишу, закрывая грудью? Кажется, этот колпак дают варлокам за успехи в учёбе. Ой, какой смешной имп прыгает и сквернословит у него под ногами. Кстати… Магическая удавка зацепила Далию и бросила её в пустой коридор за спину Калеба.
- И! – взвизгнула она в ярости, но он уже добивал двух последних «мясников», покалеченных кинжалами. И оглянулся, оценивая ситуацию. Не он один проявил чудеса, защищая свою женщину, в целом рыцари уже добивали нежить, хотя кое-где было хреново. Джерн удерживал сразу пять «мясников», прикрытый и своим магическим щитом, и жреческой защитой, а за его спиной сосредоточенно плела заклинания коренастая дворфиха, вливая в своего любимого океаны энергии, затягивая раны едва ли не раньше, чем они появлялись. Мимо Калеба, перепрыгивая через трупы, пронеслись две эльфийские охотницы, рыжая и зеленоволосая, синхронно встали, синхронно подняли луки, синхронно пустили стрелы. Обгоняя друг друга и толкаясь, за ними бежали ручные пантеры… и призрачный волк. Калеб машинально поднял топор, и перед ним мелькнули жёлтые глаза, наполненные разумом и магией.
- Не дрейфь, не укушу! – ухмыльнулась тролльша, выпрямляясь после трансформации и снимая с пояса топоры.
Кто выручал Шлеморога, кто дочищал площадку, Калеб уже не видел. Он снял шлем и зажмурился, вслушиваясь в эфир. Можно выходить к Комнате Медитации, а может, и нет. События редко развиваются так, как тебе надо, если ты их не контролируешь. И сейчас он слушал, как костяные драконы сбрасывают на посадочную площадку… кого? Стучали костями скелеты, влажно шлёпали вурдалаки, тяжело топали «мясники», редко, очень редко звенели латные сапоги. Дежурная смена срочно возвращается в некрополь с тем, что успели собрать. Проблема? Вряд ли, качество провинциальных мертвецов невысоко, многовато их только, да и бегут уже за стенкой. А это что? Легкие шаги, хоть и обуты ноги в кольчужные сапоги. Нерубский хитин, мёрзлая чешуя драконов, ещё что-то незнакомое… Щелчки предохранителей… Ну, разумеется, девчонки же не из пустоты возникли, кто-то же поставил им сюда портал. Не будем рисковать.
- Каре, рыцари, строим каре! – закричал Калеб, надевая шлем. – Девчонок в центр! Живо!
Рыцари слаженно построились квадратом, пустив в строй двух латниц. Друидка и шаманка торопливо переодевались в лекарские комплекты снаряжения, вокруг магички бушевал голубой смерч, высасывая ману из эфира. Варлок щёлкнула несколько раз пальцами, переводя кровь в ману, и привычно поморщилась от боли. Жрица, которая не владела таким экзотическими заклинанием восполнения маны, сосредоточенно уплетала студень из борейского медузника, восполняя силы. Шаманка уже не успевала попить, поэтому хряпнула флакон готовой маны, и выбросила на пол тотемы. Их атаковали со всех сторон, навалились плотной массой, которая обычно продавливала любой строй из самых искусных мастеров магии или клинка. Но на этот раз рыцари не отступили ни на шаг, ни на полшага, потому что за спиной стояли те, ради которых только и стоило вернуться в мир живых. Им просто некуда было отступать. Загудел металл, огонь перемешался со льдом, охотницы стрелы пускали сквозь строй, Далия метала гранаты, лекари безостановочно плели заклинания. Нет, их не сломать, не одолеть. Нет такой силы…
Свинцовый шквал освободил перед Калебом место, залп тяжёлой картечи превратил в труху всех нападавших на правом фланге. Ну, наконец-то.
- Заряжай! – рявкнул командир отряда дворфов-карабинеров.
Стрелки сноровисто перезаряжали оружие, на флангах застыли паладины, одинаково готовые к перехвату атаки и к исцелению раненых. Магни, ты душка!
- Джерн, Облом, за мной! Сарк, держи рогу.
- Иииииии! – заверещала Далия, барабаня кинжалами по доспехам, но Калеб знал, кого просить: таурен ухитрялся одной рукой отбивать удары нежити, держа рогу мёртвой хваткой.
Тройка рыцарей бежала по коридору к Комнате Медитации, сбивая на пол нежить. Второй залп расчистил вокруг них место, и они с разбега врезались в охрану. Вообще-то, элитные здоровяки это сложный противник, но сейчас оружие в руках воинов поддерживали нежные женские руки, рыцари даже не заметили «мясников», они развалились, как только их коснулись мечи. Калеб воткнул топор в пол и выложил на пол гранаты, Облом лихорадочно вывинчивал ключ.
- Надо было делать механизм выброса! – сквозь зубы проговорил он. – Да кто же знал… Ты что тут делаешь?!!
- Я с тобой! – со слезами в голосе крикнула магичка.
- Дура! Ставь портал! Вытаскивай всех отсюда. Эх, новая волна, чему вас только учат! Калеб, сюда, сюда, сюда и сюда… Да иди же ты! Все погибнем!
Гномиха до крови закусила губу, поднимая руку. Вспышка, и она исчезла, телепортировавшись обратно в каре, где стала плести заклинание портала.
- В сторону! – скомандовал Калеб.
Рыцари залегли, гранаты бухнули и прожгли металл. Джерн первый оказался на ногах, воткнул в щель меч и отбросил створки. Облом сунул в какую-то невидимую простым глазом щель витой стержень, в глубине плиты раздался щелчок, и она плавно ушла в стену.
- Так-то, немощи! – ухмыльнулся инженер.
- Стоять! – зашипел Калеб, оглядываясь назад.
В плече гномихи торчал стилет, она начинала плести заклинание заново, пока корова шептала над ней слова исцеления, а Ванс со своей размазывали по полу слишком умного рыцаря, который попытался вывести из строя магичку. Когда в воздухе повис лаз в Айронфорж, Калеб отпустил напарников.
- Джерн, вали послушников, я тебя вытащу. Облом, дуй назад на максимальное удаление, вытащишь нас обоих. Играем!
Дворф исчез в Комнате Медитации, гном отбежал на середину коридора. Победить мало, надо ещё выжить. Десантники дворфов организовано прыгали в портал, рыцари бесцеремонно заталкивали в него визжащих девчонок. Некрополь вздрогнул, пол накренился, рыцари дружно воткнули в камень мечи, чтобы не соскользнуть. У портала остался только Грентар, дожидаясь команды. Насколько хватит остатков энергии в кристаллах без подпитки живой силой? Хоть тридцать секунд дайте. Из комнаты раздался мат и звон металла, Джерн с трудом выкарабкался в зону видимости, цепляясь кинжалами за малейшие неровности пола. Калеб выдернул его в коридор магической удавкой и схватил за пояс. Облом подтянул их к себе и вспрыгнул на плечи дворфа. Грентар швырнул всех троих в портал и шагнул следом.

хххх

Наверное, это был самый необычный день в истории Айронфоржа. Палаты Магии, и без того оживлённое место, стали местом паломничества каждого жителя города. Правда, всё выглядело очень культурно – жители озабоченно спешат по своим делам, вот только глазами пожирают десятку латников, расположившихся у фонтана. Здесь очень немногие видели рыцарей смерти, но все знали про них только страшные истории. Шёпотом передавали самые невероятные сплетни, а новости то и дело добавлялись в копилку слухов. Дежурный наряд почтительно стоял в отдалении, подчёркивая важность неожиданных гостей для короля. Калеб дремал с открытыми глазами на бортике фонтана, обнимая Далию, которая застыла у него на коленях, плотно обхватив любимого руками и ногами. Рыцари отдыхали, правда, каждый по своему. Синдорай разделись и прохлаждались в фонтане. Таурены сняли комнату в ближайшем домике у перепуганной хозяйки – снять стресс. Гномы что-то чертили на бумаге, хихикали и спорили. Кажется, строили планы захвата мира. Отрекшиеся и калдорай медитировали, остальные негромко переговаривались либо просто сидели в обнимку.
- Калеб! И что мне теперь Тиранде втирать?!
Тре-па-ать, Магни! Ты дашь им дух перевести?
- Я тебя в Лок Модан послал, рыбу ловить, а ты что натворил?! Ну и что мне теперь с вами делать?!
Со стороны могло показаться, что король разгневан не на шутку, однако, его глаза светились бешеным весельем, а в бороде пряталась довольная улыбка.
- Мне кабана, девушке мороженного, - вяло заказал Калеб. – Ей мятного чая, а мне…
Бронзобород уселся на бортик и разгладил бороду. Аферист. Победитель Акеруса. Ведь никто не будет отрицать, что дворфы участвовали в штурме. Какой почёт и уважение. И все рыцари сейчас гостят у него, даже ордынцы. Какая выгода!
- Что дальше собираешься делать? – осведомился он. – Может, всё же займёмся Лок Моданом? Вон и помощники у тебя есть, мастерская Облома уже получила награду на выставке в Гаджетсане, а Шлеморог...
Как же ему не хотелось шевелиться, ведь Далия так нежно дышала в шею, но король прав, жизнь не стоит на месте, не ждёт и страшно мстит тем, кто не выполняет своих обязательств.
- Эй, рыцари! Что расселись? Кто со мной в Утгард?
- А что ты там потерял? – спросил Грентар, с трудом отдирая от себя шаманку.
- Да кухня там однообразная, пресная. Надо бы Аэнор принести рёбрышек свиных да пивка дворфийского.
- Она пьёт только водку, - предупредил Релиан и прикусил язык, поймав настороженный взгляд своей девушки.
- Дам вам крепкую бригаду, - поднялся Магни. – Ребята отчаянные, на драконов ходили.
- Мне нужны гранаты, я в Акерусе все потратила, - сказала Далия, застёгивая куртку.
- Ты останешься здесь, Нордскол тебе ещё не по зубам, - ответил Калеб.
- У тебя за спиной спрячусь, - угрюмо сказала рога.
Проклятие, с такими упрямыми глазами спорить невозможно.
- Вам всё равно без лекарей не обойтись, - пожала плечами дворфиха.
- Да вы с ума сошли! Утгард охраняют врайкулы - северные великаны, им даже тролли по пояс…
- А я и не собираюсь близко к ним подходить, - хмыкнула маг, полируя ногти.
Рыцари молчали, они достаточно знали своих девушек, чтобы даже не пытаться переубедить.
- Калеб, ты это…, - сочувственно сказал Магни. – Смирись. Тут даже моя власть не поможет. Максимум, что я могу, это прямо сейчас отправить твою рогу в тренажёрный зал и прикомандировать к отряду парочку высших, чтобы они учили её всю дорогу. До высшего разряда, конечно, не дотянем, но хоть что-то.
- Нам бы доспехи титановые…, - уныло сказал рыцарь, и Бронзобород деловито захлопотал, помечая в свитке нужное.
- Приоденем, а как же, всё лучшее достанем из арсенала. Недавно из ЦЛК такие интересные схемы своровали, мои кузнецы день и ночь ковали комплекты доспехов. А мечи какие! А топоры! Ты свою колючку сразу выкинешь, как только увидишь нордскольские топоры.
- И химки надо! – подал голос Грентар.
Король остановился и укоризненно посмотрел на неисправимого вудуиста.
- Кто о чём, а вшивый о бане...
Когда рыцари подбирали в Палатах Войны оружие по руке, Калеб отозвал в сторону короля и сунул ему листок.
- Вот эта тварь из Картели Хитрой Шестерёнки продал моей роте две телеги ракет. Пошли в Гаджетсан своих рог, я хочу, чтобы к нашему возвращению он сидел в казематах Айронфоржа. И чтобы мне никто не мешал, а Далию кто-нибудь отвлёк... дней на пять.
- А может, в Лок Модане? – дрогнувшим голосом предложил Магни.
Калеб не возражал, ему было всё равно, где пытать жертву.

хххх

Юго-восточная оконечность Нордскола почти не тронута снегами, здесь царит вечная осень. Именно осень, потому что природа сурова и неприветлива, краски неярки, а солнце никогда не поднимается высоко. Но в темницах крепости Утгард даже крохотному лучику света не было доступа. Здесь заключённых пытали без остановки, выбивая из них всякое ощущение времени, лишая силы, воли, а часто и разума. За Аэнор только взялись, она висела на цепях в каземате, одурманенная зельями. Рядом с ней светилась проекция Короля Лича, а тёмная магия струилась по комнате, несмотря на огромное расстояние, отделявшее Ледяную Корону от Ревущего Фьорда.
- Твой разум более не принадлежит тебе одному, преклонись пред владыкой, - нашёптывал Артас. - Не забудь, кто властен над тобой, рыцарь смерти! Раскрой свою душу, признайся. Сколько тебе заплатили?
- Один…, - пробормотала женщина, не поднимая головы, и Артас насторожился. – Один цветочек… дикий сталецвет… умора… если бы ты не ободрал колени, ох и досталось бы тебе, глупый мальчишка…
Лицо короля передёрнулось, но он сдержался, голос оставался ласковым.
- Ты устала, тебе надо отдохнуть. Что ты хочешь? Тебе принесут, и ты отдохнёшь. Расскажи, как это было?
- Я хочу… хочу… вспомнить… дарили ли мне когда-нибудь цветы… даже если это были сталецветы…
Король повернулся к некроманту, который, не дыша, ждал распоряжений.
- Выжмите из неё всё, что сможете.
Проекция погасла. Некромант выбрал нужный флакон, набрал в шприц ядовито-зелёной жидкости и подошёл к бывшему коменданту Акеруса. Женщина подняла голову и с насмешкой посмотрела в глаза старику. Тот вернулся к столу и взял более мощное зелье.

9 апреля 2010г.

 

закрыть