WORLD OF WARCRAFT

Тема: Конкурс  (Прочитано 385 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Denis Drobysh

  • Сообщений: 1
  • Репутация: 0

  • Варкрафт: +
    • Имя: Silvira
    • Класс: Mage
    • Сервер: Борейская тундра
Конкурс
« : 07 Июля, 2019, 17:20:57 »
  • Рейтинг 0


"Я – чудовище", или история потерянного дневника
Осень, первые лунные сутки месяца:
Купил дневник, чтобы записывать рецепты и заказы и не теряться в днях, когда долго засиживаюсь на работе:
Этот дневник принадлежит Дериусу, кузнецу из Зин-Азшари.
Если коротко обо мне, я добился немалых успехов в своём деле, наша великая королева однажды лично отметила мои клинки. За моими изделиями приходили воины из крепости Грача, а однажды и сам лорд Курталос Гребень Ворона заказал доспехи.
Дела складываются хорошо, работа есть всегда, и мне есть чем побаловать мою жену Радалин и дочурку Лилит.
Осень, третьи лунные сутки месяца:
Не прошло и пары дней, как я заляпал дневник… Хорошо, что это было не раскалённое железо.
Схожу к этим выскочкам магам, чтобы они зачаровали страницы от влияния влаги и огня. Не думаю, что это будет дорого.
 
Осень, пятые лунные сутки месяца:
Содрать с меня пятьдесят золотых за столь простенькую волшбу — да это обдираловка, что они о себе возомнили?! Как не вовремя такие растраты: скоро годовщина нашей свадьбы и, так уж повезло, день рождения дочурки в этот же день.
Возьму в долг драгоценных металлов у старого друга, ювелира Аулата, может, ещё пару золотых на бутылочку сурамарского красного. Отдам как будет большой заказ, он меня знает, я слово держу.
Осень, девятые лунные сутки месяца:
Трое суток работал по ночам, но это того стоило. Два золотых браслета, украшенных камнями — от малахита до красного рубина. Когда я показал Аулату, он долго смеялся, сказал, что из меня ювелир, как из него ботаник. Ладно, главное, что сделано с любовью. Я очень надеюсь, что мои любимые женщины будут довольны.
Осень, одиннадцатые лунные сутки:
Праздник удался: смотрю на браслеты на руках моих любимых, невольно глупо улыбаюсь, все же, подарки понравились.
Когда я вышел на улицу, меня невольно сковал страх – во дворце происходят странные вещи. Это, конечно, не моего ума дело: я считаю, что королева всё делает для своего народа.

Осень, пятнадцатые лунные сутки:
Город странно меняется: мало где заметны обычные калдорай, в воздухе витает странная, незнакомая мне магия. Хоть от магии я далёк, но предчувствие было плохое.
Осень, семнадцатые лунные сутки:
Сегодня ко мне зашёл странный покупатель, у него был редкий для эльфа золотой оттенок глаз. Он спрашивал меня про глефу — оружие с закруглёнными лезвиями по обе стороны рукояти.
Таким мечом мало кто пользуется: чтобы с ним управляться, надо быть очень ловким и проворным, а он больше смахивал на мага. Я ему рассказал, что знал про этот вид оружия, но странный эльф заказ не сделал, лишь задумался о чём-то своём и ушёл.
В городе продолжают происходить странные вещи. Ходят слухи, что во дворце невиданные чудища с рогами и копытами, — может, они держат нашу королеву в заложниках? Почему тогда стража и маги ничего не делают и где армия Гребня Ворона?
Осень, двадцать первые лунные сутки:
По нашему городу начали свободно передвигаться монстры разных размеров. Королева выступила с речью, она рассказала, что это новые союзники, и что благодаря им мы станем величайшим королевством во вселенной. Она призывала нас не бояться их и оказывать им всяческую помощь. Толпа ревела, восхваляя Азшару, мы с Аулатом тоже кричали, но после этого остались двойственные чувства. По взгляду старого друга я понял: великое королевство — это хорошо, но, пожалуй, я скажу семье не выходить из дома.

Осень, двадцать седьмые лунные сутки:
Мне поступает огромное количество заказов, но это лишь клинки невообразимых размеров, причем все оплачивается из королевской казны.
Пришлось просить помощи у своего бывшего подмастерья. Он задает много вопросов о ситуации в городе: что я об этом думаю, не кажется ли мне, что королева ведёт нас к гибели. Я не выдержал и наорал на него, ведь никто не смеет так говорить о великой Азшаре, после чего мы сутки работали молча.
Я безумно устал, единственное о чём я думаю — не навредят ли эти ужасающие союзники моей семье, если я остановлюсь?
Но правительница защитит нас, правда ведь?
Осень, тридцатые лунные сутки:
Ко мне в кузницу забежала Лилит и рассказала, что множество эльфов собрались под стенами столицы, они звали королеву. Потом она заплакала, а я не мог её успокоить и узнать, почему же она плачет. Позже ко мне пришла жена, лицо у её было бледнее луны. Она рассказала, что вместо Азшары к народу вышли «союзники» и устроили настоящую резню.
Не знаю, что и думать, — где остальные эльфы? Почему здесь одни Высокорождённые? Почему королева не вмешалась? Что делать нам?..
Столько вопросов и совершенно нет ответов, но я верю в Азшару: она, вероятно, не знала об этой бойне и теперь жестоко накажет виновных.
________________________________________
Второй месяц осени, пятнадцатые лунные сутки:
Горожане шепчутся, что за стенами Зин-Азшари идёт ожесточённая война. Объединённые силы стражниц Луны и Гребня Ворона борются с нашими новыми союзниками. Много погибших и раненых. Но мы ведь должны быть заодно! Надеюсь, доспехи, которые я сделал Курталосу, сохранят ему жизнь.
Третий месяц осени, вторые лунные сутки:
По всему Зин-Азшари начался хаос, демоны убивают всех без разбора. Мы с семьёй прячемся во дворце, так как я доказал свою пользу королеве. Но других ждала ужасная участь: они были убиты и воскрешены в виде ходячих мертвецов. Город в руинах.
Третий месяц осени, пятые лунные сутки:
Жить во дворце в несколько раз страшнее, чем на разрушенных улицах столицы. Воины Легиона, как их называли, смотрят на нас как на корм.
Странного вида собаки кидаются на людей, выпивая их жизнь до капли. Все меньше среди присутствующих обычных эльфов, и все больше появляется иных эльфов — с копытами и рогами. Они называют себя сатирами.
Мы с семьёй стараемся не привлекать к себе внимание, я практически без отдыха изготавливаю оружие и доспехи.
Быстрее бы уже покорились враги королевы, и все стало как раньше!

Третий месяц осени, восьмые сутки:
Сегодня у ворот дворца показался тот самый эльф с золотыми глазами, он кричал, что пришёл служить Азшаре и Легиону. Его отвели в тронный зал, оттуда слышались его истошные вопли.
Это навело меня на мысль о побеге. Но как же обойти этих демонов? Из остатков металлов, что достались мне от королевы, у меня получилось выплавить маленький кинжал для дочери и клинок жене.
В них было вложено намного больше, чем в обычный заказ.
Свиток наложения чар, что отец перед смертью мне завещал, помог зачаровать лучшее оружие, которое я сделал. Его нельзя продавать, а только отдать самым дорогим мне людям.
Видимо, время пришло, отец!
Третий месяц осени, одиннадцатые лунные сутки:
Во дворец привезли заложницу, Верховную Жрицу Элуны, молодую Тиранду. Я тихо переговорил об этом с женой, она попыталась успокоить меня, но в её глазах читалось отчаяние. Пленение Верховной Жрицы равноценно потере Веры и Надежды.
________________________________________
Третий месяц осени, шестнадцатые лунные сутки:
Сегодня многие высокорождённые во главе с Дат'Ремаром устроили побег вместе с заключённой Тирандой. Эльфы бежали вместе с семьями. Часть мужчин осталась сдерживать демонов, их жизни иссякали на глазах, но беглецы успели нырнуть в портал.
Очень жаль, что я с семьёй не оказался вместе с ними, может, это был последний шанс выжить, хотя я очень хочу верить в обратное.
Третий месяц осени, семнадцатые лунные сутки:
В небе над дворцом и Великим Источником кружат огромные драконы и всадники на тёмных летучих мышах. Везде слышатся отголоски сражения, лязг клинков, грохот машин.
Я знаю, что это финальная битва, потому как её исход значит тотальный конец, либо начало нового мира. Повсюду бушует магия, я пишу это, спрятавшись в руинах города. Наверное, это последнее, что я напишу в этой жизни.
Если кто-то найдёт этот дневник, знайте — мы были счастливой семьёй, и мы бы хотели жить в более мирное время. Я до последнего буду защищать жену и дочь, чтобы ни случилось.

Какой-то день в лунном календаре:
Темнота — это всё, что я вижу последние дни, находясь на огромной глубине. Хорошо, что этот дневник зачарован. Кажется, я тогда злился на цену?
Как же давно это было. Последние воспоминания очень расплывчаты, город поглощает огромная волна. Я помню, как королева пыталась сдержать огромную массу воды, но было ясно, что участи не миновать.
Множество эльфов оказались на дне.
Дважды пытаясь всплыть, таща на поверхность воды жену и дочь, я вновь и вновь оказывался накрытым волной. Силы покидали меня... А потом появилось множество глаз, смотрящих прямо в душу, и неописуемая агония. Хорошо, что я не утерял дневник, иначе на такой глубине в одиночестве можно сойти с ума. Я нашёл немного чернил и сейчас на поверхности воды пытаюсь делать эти записи. Меня очень пугает, что я повсюду слышу чей-то шёпот, я не могу разобрать слов.
________________________________________
Второй день после катастрофы:
Я плыл среди руин старого города, мне встречалось множество представителей морской фауны, но чаще всего я видел монстров с телами людей и хвостами рыб. Как ни странно, они не нападали. Нужно обязательно разыскать жену и дочь. Может, заклинание, что помогает мне спокойно дышать под водой распространилось и на них? Я молюсь, чтобы они остались живы.
Пятый день после катастрофы:
Этот шёпот, о котором я писал ранее… Он у меня в голове. Мне очень страшно, ведь он говорит ужасные вещи. Наверное, от постоянной темноты я схожу с ума, хотя, честно говоря, ко всему привыкаешь.
Восьмой день после катастрофы:
Сегодня я снова выплыл на поверхность сделать записи, но лучше бы я этого не делал. В отражении воды на меня смотрел монстр, точно такие же монстры обитали около руин старой столицы. Вместо кожи — синяя чешуя, змеиные глаза, ноги срослись в плавник.
Что же стало с моими, неужели моя любимая Радалин превратилась в такое безобразие? Пожалуй, надо вернуться к городу: если все эльфы стали такими, надо придумать способ вылечиться. Не знаю, когда в следующий раз выплыву на поверхность, чтобы сделать запись, но и дневник лучше оставить в тайне.

Чёрт его знает какой день:
Мы долгое время находимся под водой, из-за кромешной тьмы глубин я потерял счёт времени и дней.
Что-то странное происходит со мной, начинаю забывать, кажется, простейшие вещи и грамоту, которую учил ещё с матушкой.
Я плохо помню, как она выглядела, я забываю черты лица жены — все то, что видел каждый день. Всё сложнее подбирать слова. Нами командуют женщины или то, чем они стали. Голоса не прекращают свою песню в моей голове. Я чувствую лишь страх и ненависть к тем, кто бросил нас в этот кошмар. Лучше бы спрятать дневник, но буду стараться перечитывать, чтобы не забыть кем я был.
________________________________________
Жзатукус много времени не смотреть дневник.
Писать трудно, если бы я не читать часто дневник, я бы забыть буквы, и кто быть кузнецом Дериусом.
Меня уже никто не звать старым именем: Жзатукус — вот как меня все звать. Сложно держать память, в моей голове не только я. Кто-то большой и страшный приказывает Жзатукусу убивать.
День большой битва:
Жзатукус убивать эльфов, эльфы бросили Жзатукуса тогда, Жзатукус отомстит. Жзатукус идти за Вайш и эльфом с большими крыльями. Когда Жзатукус бил эльфов, он видеть у Сирены золотой браслет с камнями. Жзатукус вспомнить Радалин и семья.
 Художник: Jordan Kerbow
Жзатукус биться на страшном острове:
Радалин не помнить Жзатукус, Радалин не помнить Дериус. Радалин делать больно магией и делать больно внутри Жзатукуса.
Жзатукус бежать ото всех.
Много дней Жзатукус быть один:
Жзатукус не хотеть быть монстр. За Жзатукусом идут, они знать, где прячется Жзатукус. Дериус и Жзатукус любить семья, и Дериус не стать чудовище, Дериус умереть с любовью. Жзатукус выкинуть потом дневник, они не должны знать, что Жзатукус думать и любить…
 

 


закрыть